Ролевая закрыта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая закрыта » Общение » Всемирная паутина


Всемирная паутина

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

То, что было найдено в интернете и относиться к Сумеречной саге

2

Куклы
Джеимс, Виктория, Лоран:

Свернутый текст

http://s40.radikal.ru/i089/1005/93/6e2c09f14abb.jpg
http://i025.radikal.ru/1005/f0/64c47fd125e8.jpg
http://i014.radikal.ru/1006/e7/b4bd82457f8e.jpg
http://s54.radikal.ru/i144/1005/f0/619320e59439.jpg
http://s58.radikal.ru/i159/1005/0f/335d3d427e1c.jpg
http://alltwilight.rolka.su/uploads/0009/4c/1b/75362-1-f.jpg
http://alltwilight.rolka.su/uploads/0009/4c/1b/75362-2-f.jpg
http://s003.radikal.ru/i201/1006/ac/64a726878338.jpg

Джейкоб:

Свернутый текст

http://s59.radikal.ru/i164/1005/89/05dc2d647fc1.jpg
http://s46.radikal.ru/i113/1005/75/36ae68506afb.jpg
http://i073.radikal.ru/1006/58/a50d469be924.jpg

Каллены:

Свернутый текст

http://s001.radikal.ru/i194/1005/d1/c6039802dd75.jpg
http://i012.radikal.ru/1005/c0/1da408fa7b3a.jpg
http://s09.radikal.ru/i182/1006/c1/ec8f2c8223d6.jpg
http://i054.radikal.ru/1006/3a/85fc8f3e9970.jpg
http://s43.radikal.ru/i100/0912/9e/9242d3ce1d87.jpg
http://s02.radikal.ru/i175/1007/66/1b300c047e42.jpg

Белла, Джейк, Эдвард:

Свернутый текст

http://i050.radikal.ru/1006/12/28e2e4b4790c.jpg
http://s46.radikal.ru/i112/1005/58/6f72cdbcf4ba.jpg
http://s39.radikal.ru/i085/1005/c1/bc77a693659c.jpg
http://photos.streamphoto.ru/6/6/c/3a33c03135a53e5634a7f78b6789fc66.jpg
http://s43.radikal.ru/i100/1006/a7/a9f0f90d9aba.jpg
http://s53.radikal.ru/i140/1006/e4/ed4d7cbe84fe.jpg
http://s60.radikal.ru/i170/1005/12/90fbd03deb96.jpg
http://s57.radikal.ru/i155/1004/bc/070db2c1b37d.jpg
http://s57.radikal.ru/i156/1004/61/3f73ac57aff9.jpg
http://s52.radikal.ru/i137/0912/86/48aa221836fa.jpg
http://i014.radikal.ru/1005/12/5a7955282420.jpg
http://s44.radikal.ru/i104/1004/37/8607e2e9543e.jpg
http://s60.radikal.ru/i168/1002/8f/5e99bdcaf6ab.jpg
http://fc05.deviantart.net/fs70/f/2010/174/f/c/Doll_Repaint___Kristen_Stewart_by_noeling.jpg
http://s006.radikal.ru/i215/1007/e9/1f9af86cbb11.jpg
http://s48.radikal.ru/i119/1007/e2/f93558eabeca.jpg
http://s12.radikal.ru/i185/1007/3b/3105e3493639.jpg

Самые безумные изделия, связанные с «Сагой Сумерки»

Свернутый текст

http://www.popcornnews.ru/news/88633

3

Бонусы к Сумеркам
Шоппинг с Элис
Вырезанное из главы 20, книги "Сумерки"
Перевод: Le_xxy
Редактор: Avesscita

Свернутый текст

Черный, сверкающий и мощный автомобиль с затонированными окнами. Двигатель мурлыкал как кошка, а мы дальше и дальше летели в черную ночь. Джаспер небрежно управлял одной рукой, но, тем не менее, автомобиль летел вперед удивительно ровно. Элис сидела со мной на заднем сидении. После долгой ночи моя голова оказалась у неё на плече, её холодные руки обвили меня, и её щека касалась моей головы. Её тонкая хлопковая блузка была холодной и влажной от моих слёз. Время от времени, когда мое дыхание становилось неровным, она что-то успокаивающе шептала - её подбадривание больше походило на тихую песню. Чтобы успокоиться, я сосредоточилась на прикосновении ее холодной кожи, так похожем на прикосновение Эдварда. Я запаниковала, когда поняла, что все мои вещи так и остались в грузовике, но Элис и Джаспер уверили меня, что это было необходимо и имело какое-то отношение к оставляемому мной следу. Они сказали мне не волноваться об одежде или деньгах. Я попыталась поверить им и забыть о том, о неудобстве, что я чувствовала, будучи одетой в вещи Розали. Это не стоит того, чтобы волноваться.
На ровных участках Джаспер разгонял мощный автомобиль до 120 миль в час. Он не обращал на знаки с ограничением скорости ни малейшего внимания, но мы так и не увидели ни одной патрульной машины. Мы останавливались только два раза, чтобы заправиться.
Рассвет застал нас где-то в северной Калифорнии. Я смотрела высохшими от слез глазами, как свет разливался по безоблачному небу. Я была истощена, но так и не уснула, боясь призраков вчерашнего дня. Бледное расстроенное лицо Чарли, ядовитые слова Розали, обжигающий взгляд охотника, прощальный поцелуй Эдварда… Нет, я не готова пережить все это снова!
В Сакраменто Элис попросила Джаспера остановиться, чтобы можно было купить для меня еды. Я устало покачала головой и еле слышно попросила его продолжать путь.
Несколько часов спустя, в пригороде Лос-Анджелеса, когда в следующий раз Элис снова мягко с ним заговорила, он свернул с шоссе под звуки моих слабых протестов. Большой гипермаркет был виден с автострады, именно туда мы и направились, завернув на подземную парковку.
- Оставайся здесь,- сказала Элис Джасперу.
- Ты уверена? - спросил он обеспокоено.
- Я не вижу никого здесь, - сказала она. Джаспер молча кивнул.
Элис потянула меня за руку. Она крепко прижала меня к себе, пока мы выходили из тёмного гаража. Она обошла угол гаража, держась в тени. Я заметила, как светиться ее кожа в солнечном свете, отражающемся от тротуара. Гипермаркет был переполнен людьми, мимо прошла большая толпа покупателей, некоторые из них обернулись, чтобы проводить нас взглядом.
Мы шли под мостом на второй этаж универмага, всегда держась в стороне от прямого солнечного света. Как только мы оказались внутри, Элис стала менее заметной, под светящимися лампами магазина она казалась всего лишь мертвенно-бледной девочкой с темными кругами, но зоркими глазами, и волосами, напоминающие колючки. Круги под моими глазами, я уверена, были более очевидны, чем ее. Но люди всё ещё с любопытством поглядывали на нас. Мне было интересно, о чем они думали и что видели при этом. Танцующую Элис с лицом ангела, одетую в легкую, светлую одежду, что совсем не скрывали ее бледность, державшую меня за руки, и меня, устало волочившую ноги, одетую в дорогую, но совершенно неподходящую мне одежду, с мои тусклыми волосами, стянутыми в хвост.
Элис подвела меня прямо к прилавку с едой.
- Чтобы тебе хотелось поесть?
От запаха жирной еды у меня свело желудок. Взгляд Элис не предполагал каких-либо возражений. Без особого энтузиазма я заказала сэндвич с индейкой.
- Могу я пойти в туалет? - спросила я, когда мы направились в сторону очереди.
- Хорошо, - и она изменила направление, не отпуская моей руки.
- Я могу пойти одна, - впервые после вчерашней игры я чувствовала себя нормально.
- Извини, Белла, но Эдварда обязательно прочитает мои мысли, когда доберется сюда, и если он увидит, что я оставила тебя одну даже на минуту …, - она затихла, видимо воображая себе страшные последствия.
В конце концов, она согласилась подождать меня снаружи. Я помыла руки и лицо, не обращая внимания на взгляды женщин вокруг меня. Попыталась расчесать пальцами свои волосы, но быстро сдалась. Когда я вышла, Элис снова взяла меня за руку и потянула меня к еде. Она наблюдала, как я ела, сначала медленно, но аппетит постепенно возвращался. Я выпила содовую так быстро, что она оставила меня на мгновение – не спуская с меня глаз – чтобы принести ещё.
- То что вы едите, гораздо удобнее, - прокомментировала она, когда я наелась, - но выглядит не так аппетитно!
- Охота гораздо более захватывающе.
- Ты даже не представляешь насколько! - она улыбнулась своей ослепляющей улыбкой, и несколько человек повернули головы в нашу сторону.
Элис потащила меня вниз по широким коридорам и каждый раз, когда она натыкалась на что-то ей интересное, ее глаза загорались. Она на мгновение она задержалась в дорогом магазине, чтобы купить три пары темных очков, двое женских и одни мужские. Я заметила, как посмотрел на нас продавец, когда Элис вручила ему незнакомую кредитную карту с золотыми линиями. В отделе аксессуаров она нашла расчёску и несколько резинок.
На самом деле всё началось, когда она привела меня в магазин, в который я никогда сама бы не пошла, потому что цена за пару носков была мне не по карману.
- Так! У тебя второй размер, - это было утверждение, не вопрос.
Она использовала меня как вьючного мула, ведя вниз с огромным количеством одежды. Время от времени я замечала экстра-маленький размер, поскольку она выбирала кое-что для себя. Одежда, которую она выбрала для себя, была из лёгких материалов, но с длинными рукавами, чтобы закрыть как можно больше её кожи. Широкополая черная соломенная шляпа короновала гору одежды. У продавщицы была такая же реакция на необычную кредитную карту, она тут стала намного вежливее и принялась называть Элис «мисс». Имя, которое она произнесла вслед за «мисс», было незнакомо для меня. Я спросила ее об этом, как только мы вышли обратно в коридор, с ног до головы загруженные сумками, большая часть из которых принадлежала Элис.

- Как она тебя назвала?
- Та кредитная карта на имя Рэйчер Ли. Нам нужно быть очень осторожными не оставлять за собой следов. Давай изменим тебя!
Я думала об этом, когда она привела меня обратно к уборным и запихнула в комнату для инвалидов, где было много места. Она порылась в сумках, а когда нашла, что нужно, повесила светло-голубое хлопковое платье на дверь. Я с радостью избавилась от слишком длинных джинсов Розалии, от блузки, которая висела на мне как мешок. Я удивилась, когда она передала мне пару мягких кожаных сандалий — когда она их нашла? Платье сидело идеально, его дорогой покрой становился особенно заметен, когда оно развивалось при ходьбе.
Когда я вышла из кабинки, Элис уже выбрасывала одежду Розали в мусорную корзину.
- Держи свои кеды, - сказала она.

Я положила их сверху одной из сумок.
Мы возвращались к гаражу. На этот раз взглядов было меньше; Элис несла столько сумок, что ее кожа была едва видна. Джаспер нас ждал. Он тут же выскользнул из автомобиля и немедленно открыл багажник. Он схватил сначала мои сумки и бросил на Элис язвительный взгляд.
- Я знал, что должен был пойти, - пробормотал Джаспер.
- Да, - согласилась она, - ты бы хорошо смотрелся в женском туалете.
Он промолчал. Прежде чем уложить свои сумки в багажник Элис немного порылась в них. Она дала Джасперу пару темных очков, одела на себя свою пару, а мне вручила третью пару и расческу. Поверх своей футболки она надела прозрачную чёрную кофту с длинными рукавами и добавила соломенную шляпу. Она взяла еще одну горстку одежды и свернула её, открыла дверь и сделала мне подушку.
- Теперь ты должна поспать! – почти что приказала Элис.
Я покорно села на место, укладывая голову на подушку. Я уже наполовину спала, когда автомобиль тихонько замурлыкал.
- Вы не обязаны делать всё это для меня, - пробормотала я.
- Не волнуйся об этом, Белла, спи, - ее голос звучал успокаивающе.
- Спасибо, - выдохнула я и провалилась в дремоту.
Проснулась я оттого, что мне было жутко неудобно спать в таком положении. Я всё ещё чувствовала себя уставшей, но внезапно вспомнила, где я. Я смотрела на Солнечную Долину, растянувшуюся перед нами: широкое, плоское пространство плиточных крыш, пальм, автострад, смога и бассейнов, окружённое скалистыми горными хребтами. Но я не чувствовала облегчения, а лишь только грусть по дождливому небу и зелени того места, которое ассоциировалось у меня с Эдвардом. Я помотала головой, чтобы избавиться от нахлынувшего на меня отчаяния. Джаспер и Элис разговаривали и не обратили внимания на то, что я проснулась. Их быстрые, мягкие голоса, один низкий, другой высокий, мелодично сливались вокруг меня. Я решила, что они обсуждали, где остановиться.
- Белла, - мимоходом обратились ко мне Элис , как будто я уже давно включилась в разговор, - где аэропорт?
- Шоссе номер десять,- на автомате произнесла я. - Сейчас оно будет справа, - на мгновение я задумалась, мозги работали очень вяло.
- Мы летим куда-нибудь? - поинтересовалась я у Элис.
- Нет, но лучше держаться неподалеку.
Она набрала номер на своем сотовом. Она говорила медленнее, чем обычно, спрашивая гостиницу около аэропорта, соглашаясь на предложение, затем сделала паузу, пока её связывали. Она зарезервировала неделю проживания под именем Кристиан Бауэр, быстро назвав номер кредитной карточки, даже не глядя. Она повторила ещё раз для оператора.
Вид телефона напомнил мне о моих обязанностях.
- Элис, - сказала я, как только она закончила. - Мне нужно позвонить папе.

Мой голос был спокойным и она вручила мне телефон. Полдень давно минул, и я надеялась, что он был сейчас на работе. Но он ответил после первого гудка. Я съежилась, представляя его взволнованное лицо.
- Папа? - сказала я нерешительно.
- Белла! Где ты, милая? - В его голосе слышалось сильное облегчение.
- Я в дороге, - не было необходимости сообщать ему, какое расстояние я преодолела за ночь.
- Белла, ты должна вернуться.
- Мне нужно домой.
- Милая, давай поговорим об этом. Ты не должна бросать все из-за какого-то мальчика. – Чарли был очень осторожен в своих словах.
- Папа, дай мне неделю. Я должна всё обдумать, и затем я решу, вернусь ли я. Ты тут совсем не причём, правда, - мой голос немного дрожал. - Я люблю тебя, пап! Независимо от того, что я решу, мы скоро увидимся. Я обещаю.
- Хорошо, Белла, он отступил. - Позвони мне, когда доберёшься до Финикса.
- Я позвоню из дома, пап. Пока.
- Пока, Беллз. – он медлил, прежде чем положить трубку.
По крайней мере я снова была в хороших отношениях с Чарли, подумала я, возвращая телефон Элис. Она осторожно наблюдала за мной, возможно ожидая всплеска эмоций. Но для этого мне хватило бы сил.
За затемненным окном проносились пейзажи знакомого города. Машин было немного. Мы быстро проехали через центр города, сделали петлю вокруг северной стороны Скай Харбор Интернешенал, и свернули на юг в Темпе. Только на другой стороне высохшего русла реки Солти, когда до аэропорта оставалось около мили, по команде Элис, Джаспер свернул с дороги. Элис с легкостью указала путь к аэропорту Хилтон. Я думала остановиться в одном из недорогих отелей сети Мотель 6, но была уверена, что они лишь отмахнутся от каких-либо денежных затрат. Казалось, что их средства были не иссекаемы.
Мы подъехали к служебной парковке под длинной тенью отеля "Рамада Инн", и два служащих отеля уже спешили к нашему автомобилю. Джаспер и Элис вышли из машины в своих темных очках словно кинозвезды. Я же неуклюже вышла следом после долгих часов в автомобиле, чувствуя себя простушкой. Джаспер открыл багажник, и услужливый служащий быстро выгрузил наши сумки на тележку.
Они были слишком хорошо обучены, чтобы показывать какое-либо удивление по поводу нашего багажа.
В машине было очень прохладно; а выйти на улицу в Финиксе, даже в тень, было похоже на то, как если бы я засунула свою голову в духовку и включила гриль. Впервые за этот день, я почувствовал себя дома. Джаспер уверенно шёл через пустой вестибюль гостиницы, Элис рядом со мной, а служащий нёс наши вещи позади. Джаспер приблизился к ресепшену со своим королевским видом.
- Бауэр, - было все, что он сказал регистратору. Она быстро обработала его информацию, бросив только крошечный взгляд на бога с золотыми волосами.
Нас быстро провели к нашему большому номеру. Я знала, что эти две спальни были просто для соблюдения приличий. Коридорные быстро разгрузили наши сумки, поскольку я еле сидела на диване и Элис, пританцовывая, уже рвалась исследовать другие комнаты. Джаспер обменялся рукопожатием с ними, и взгляд, которым они обменялись уже в дверях, был более чем довольным - они были в восторге.
Наконец мы остались одни. Джаспер подошёл к окнам, плотно закрывая все занавески. Элис положила мне на колени меню обслуживания номеров.
- Закажи что-нибудь, - сказала она.
- Мне ничего не нужно, - сказала я вяло.
Она одарила меня злобным взглядом и схватила меню назад. Ворча что-то об Эдварде, она подняла трубку.
- Элис, правда… - начала я, но ее взгляд заставил меня замолчать. Я положила голову на диван и закрыла глаза. Стук в дверь разбудил меня. Я подскочила так быстро, что упала с дивана прямо на пол и ударилась лбом о журнальный столик.
- Ой, - сказала я, ошеломленно, потирая мою голову.
Я услышала, как Джаспер хихикнул и прикрыл рот, с трудом пытаясь подавить смех. Элис направилась к двери, плотно сжав губы, чтобы не засмеяться. Я покраснела и села обратно на диван, придерживая голову руками.
Это была моя еда: запах красного мяса, сыра, чеснока и картофеля соблазнительно закружился вокруг меня. Элис несла поднос так ловко, как будто она работала официанткой много лет, и поставила его на столик рядом со мной.
- Тебе необходим белок, - объяснила она, снимая серебряный купол, чтобы показать большой стейк и декоративную картофельную скульптуру. - Эдвард будет несчастлив, если твоя кровь будет слабо пахнуть, когда он приедет сюда.

Я была почти уверена, что она шутила.
Теперь, когда я почувствовала запах пищи, у меня появился аппетит. Я ела быстро, чувствуя, как возвращаются силы. Элис и Джаспер не обращали на меня внимания, смотря новости и говоря так быстро и спокойно, что я не смогла понять и слова из сказанного ими. Прозвучал ещё один стук в дверь. Я вскочила на ноги, избегая несчастного случая с полупустым подносом на журнальном столике.
- Белла, ты должна успокоиться! - сказал Джаспер пока Элис открывала дверь. Служащий дал ей маленькую сумку с эмблемой отеля и ушёл. Элис принесла и вручила её мне. Я открыла её, чтобы найти зубную щетку, зубную пасту, и все другие необходимые вещи, которые в данный момент лежали в моём грузовике. Слезы появились в моих глазах.
- Вы так добры ко мне, - я посмотрел на Элис и затем на ошеломлённого Джаспера. Джаспер обычно был самым осторожным и держался на расстоянии от меня, поэтому я удивилась, когда он подошёл ко мне и положил руку на плечо.
- Ты теперь часть нашей семьи, - произнес он и тепло улыбнулся . Я почувствовала внезапно навалившуюся на меня усталость; мои веки каким то образом стали слишком тяжелы, чтобы держать их открытыми.
- Очень хитро, Джаспер, - донесся до меня тихий голос Элис.

Ее холодные, тонкие руки скользнули под мои колени и обвили за плечи. Она подняла меня, но я уснула прежде, чем она положила меня в кровать.
Было очень рано, когда я проснулась. Я спала хорошо, бес снов, и я была более живой, чем обычно после пробуждения. Было темно, но из-под двери пробивались синеватые вспышки света. Я протянула руку около кровати, пытаясь найти лампу на ночном столике. Но так и не отыскав лампу я ужасом вздрогнула, когда свет неожиданно осветил мою комнату.
Элис уже была рядом, опустившись колени около моей кровати, ее рука была на лампе, которая была по-дурацки установлена на спинке кровати.
- Извини,- сказала она, когда я с облегчением опустила голову на подушку. -Джаспер прав, ты должна расслабиться.
- Хорошо, только не говори ему об этом, - проворчала я. - Если он попытается расслабить меня ещё раз, то я буду в коме!
Она захихикала.
- Ты заметила, да?
- Если бы он ударил меня по голове сковородой, то это было бы менее очевидно.
- Ты должна была поспать.- Она пожала плечами, все еще улыбаясь.
- А теперь мне нужен душ.- Я поняла, что всё ещё была в светло-голубом платье, которое было не таким уж и помятым, как должно было бы.
- Я думаю, у тебя будет синяк на лбу,- напомнила Элис, когда я направилась к ванной.
После того, как я помылась, я почувствовала себя намного лучше. Я надела одежду, которую Элис разложила для меня на кровати - рубашка цвета хаки, кажется из шёлка, и коричневые льняные шорты. Мне было стыдно, что мои новые вещи были намного лучше всего того, что я оставила в грузовике. Я была счастлива сделать что-то с моими волосами; гостиничные шампуни были неподвели, и мои волосы снова заблестели. Я не торопясь, высушила их феном, делая их идеально прямыми. У меня было чувство, что у нас сегодня не очень много дел. При более близком осмотре в зеркале я увидела проявляющуюся тень над моей бровью. Прекрасно!
Когда я, наконец, появилась в общей комнате, то из-под плотных занавесок уже бил яркий свет. Элис и Джаспер сидели на диване, терпеливо смотря в телевизор. На столе опять откуда ни возьмись появилась еда.
- Поешь,- сказала Элис, решительно указывая на стол. Я покорно села на пол и поела, не обращая внимания на еду. Мне не нравилось выражение их лиц. Они были слишком спокойными. Они пристально смотрели телевизор, притом, что показывали рекламу. Я отодвинула поднос, почувствовав что-то неладное. Элис смотрела теперь вниз на поднос раздосадованным взглядом.
- Что случилось, Элис?
- Ничего, она смотрела на меня невинными, честными глазами, но почему-то я им не верила.
- Хорошо, что мы будем делать теперь?
- Мы ждем звонка Карлайла.
- Разве он уже не должен был позвонить?
Глаза Элис метнулись к лежащему на черной кожаной сумке сотовому, и я поняла, что ответ положительный.
- Что это может означать?- мой голос дрожал, и я пыталась это подавить. - Почему он не звонит?
- Возможно, пока ему нечего нам сообщить- не очень уверенно ответила Элис, и мне стало трудно дышать.
- Белла, - подозрительно спокойным голосом начал Джаспер, - тебе не о чем беспокоиться. Здесь ты в полной безопасности.
- Ты думаешь, я об этом беспокоюсь?- спросила я с сомнением .
- Тогда чего ты боишься? - удивленно спросил он.
Значит, Джаспер знает, что я чувствую, но не знает причин.
- Разве ты не слышал, что сказал Лоран? – прошептала я, но они, конечно же, меня услышали. - Он сказал, что Джеймс смертельно опасен. Что, если всё пошло не так, и они разделятся? Если что-то случится с Карлайлом, Эмметтом или Эдвардом... - я задыхалась.
- Если Виктория причинит зло Эсме,- мой голос сорвался, и было похоже, что у меня начинается истерика,- разве я смогу с этим жить? Ни одному из вас не стоило рисковать..."
- Белла, Белла, остановись,- он перебил меня и быстро заговорил.- Ты совершенно не о том беспокоишься! Никому из нас опасность не угрожает. Право же, не стоит создавать проблем там, где их нет! Слушай меня, - поскольку я отвела взгляд.- Знаешь, наша семья очень сильная, и единственное, чего мы боимся — потерять тебя.
- Но зачем вам… - снова начала я. На этот раз меня остановила Элис, прикоснувшись к моей щеке своими холодными пальцами.
- Эдвард был один почти сто лет. Теперь он нашел тебя, и наша семья стала целой. Ты думаешь, кто-нибудь из нас сможет смотреть ему в глаза в течение следующей сотни лет, если он потеряет тебя?
Я немного успокоилась, пока смотрела в её тёмные глаза. Хотя в присутствии Джаспера, памятуя о его способностях, нельзя доверять собственным чувствам.

Это самая большая часть, которая была вырезана из «Новолуния». В основном, она относилась к главе 6 и включала еще 7 сцен, которые рассказывали о стипендии на протяжении книги до конца. Этот сюжет был необязательным, потому был отдан на закланье редакторам.

4

Бонусы к Сумеркам
Эмметт и медведь
Вырезанное из главы 14, книги "Сумерки"
Перевод: chagina

Свернутый текст

Я была удивлена, осознав то, что между мной и Эмметтом образовалось некое, все возрастающее, родство, особенно учитывая то, что когда-то он устрашал меня больше, чем кто-либо другой из всех Калленов. Наверное, это было связано с тем, как мы оба одинаково связаны с этой семьей; мы оба любили и были любимы, когда мы были людьми. Конечно, этот период для него был намного короче, но все же. Только Эмметт по-настоящему понимал то, каким чудом является для меня Эдвард.
Мы говорили об этом в один из вечеров, пока мы трое лежали на светлых софах в холле. Эмметт делился со мной воспоминаниями, которые были лучше любых сказок, в то время как Эдвард пытался сосредоточиться на кулинарной передаче – он считал, что должен научиться готовить, а выходило все не слишком гладко без присущих человеку чувств вкуса и запаха. После всего что было, оказалось, что есть то, что у него почти не выходит. На его лбу пролегла глубокая морщина в тот момент, когда он наблюдал за тем, как шеф-повар готовил блюдо, пробуя все ингридиенты на вкус. Я подавила улыбку.
- Он закончил играть со мной и я знал, что мне осталось недолго. – вспоминал Эмметт, заканчивая рассказ о своей человеческой жизни. – Я не мог двигаться и терял сознание, когда услышал другого медведя, перелетевшего через нас и схватившего меня. Внезапно я почувствовал, будто лечу. Я решил, что умер, но все равно пытался открыть глаза. И тогда я увидел ее – на его лице отражались все те чувства, что он чувствовал в тот момент, и я прониклась к ним – и я точно понял, что умер. Я решил не закрывать глаз ни на секунду, не хотел пропустить ни одной секунды, что я видел то ангельское лицо. Конечно я бредил, удивляясь тому, что мы еще не достигли рая и думая, что он, оказывается, находится дальше, чем я предпологал. И что она отнесет меня к Богу. – Он рассмеялся своим глубоким голосом. Я могла легко понять любого, кто сделал бы такой вывод.
- То,что происходило дальше... Я решил, что это был смертный суд. Я достаточно повеселился за свои 20 человеческих лет, так что я не был сильно удивлен, почувствовав языки адского пламени. – Он опять рассмеялся, я вздрогнула; Эдвард крепко обнял меня. – Но меня удивило то, что ангел не покидал меня. Я не понимал, как кому-то настолько красивому и совершенному было позволено остаться со мной в Аду, но я был благодарен. Каждый раз, когда Бог приходил проведать как я, я боялся, что он заберет ее, но он не делал этого. Я начал было думать, что те проповедники, кто говорили о милости и сострадании Божьем правы, но тут боль отступила и они объяснили мне все...
Их немного удивило то, что меня сильно волновала моя вампирская сущность, но если Карлайл и Розали – мой англел, были вампирами, то как это могло быть чем-то плохим?
Я кивнула, соглашаясь с ним полностью. Он продолжил.
- У меня были небольшие проблемы с придерживанием правил. – ухмыльнулся он. – Ты только и делал, что пытался удержать меня, помнишь? – он в шутку толкнул Эдварда в плечо.
Эдвард фыркнул, не отрываясь от телевизора.
- Так что, видишь, Ад не так-то и плох, если у тебя есть свой личный ангел. Если он когда-нибудь согласится с неизбежным, ты поймешь о чем я.
Рука Эдварда двигалась так быстро, что я и не увидела того, чем он ударил Эмметта, заставив перевалиться того за спинку кушетки. Он же даже не оторвал взгляда от экрана.
- Эдвард! – в ужасе сказала я.
- Не волнуйся, Белла. – невозмутимо сказал Эмметт, возращаясь обратно на свое место. – Я знаю, где его найти. – он посмотрел прямо на Эдварда. – Тебе все равно придется сделать это когда-нибудь.
Эдвард зарычал, даже не удостоив его взглядом.
- Мальчики! – снизу послышался голос Эсме.

5

Бонусы к Новолунию
Стипендия. Часть 1

Свернутый текст

Я все еще скучала по Финиксу, но редко, обычно когда злилась. Как, например, сейчас, когда пришла в Федеральный Банк города Форкс для того, что бы пополнить свой счет, переведя туда средства с чека. Чего бы я только не отдала, что бы на месте служащего банка оказался робот. Ну или чтобы за стойкой стоял незнакомый мне безымянный служащий.
- Добрый день, Белла, - сказала мама Джессики.
- Здравствуйте, миссис Стенли.
- Так здорово, что вы вчера встречались с Джессикой. Вы так давно не виделись.- Она постаралась завязать со мной разговор, дружелюбно улыбаясь. Но видимо мое выражение лица было несколько странным, поскольку ее улыбка вдруг одеревенела, а рука нервно провела по волосам, задержавшись там на секунду. У нее были такие же кудрявые как у Джессики волосы, уложенные жесткими, ровными локонами.
Я улыбнулась в ответ, понимая, что сделала это на секунду позже, чем следовало бы. Должно быть это выглядело неприлично.
- Да,- сказала я тоном, который, как я надеялась, был нормальным. – Знаете, я была занята. Школа… работа…- я попыталась сообразить, что еще можно добавить к моему короткому списку, но так и не смогла.
- Конечно, - она улыбнулась теплее, радуясь, возможно, тому, что мой ответ звучал несколько естественнее и подходил ситуации.
Внезапно я подумала, что не ошиблась, когда мне показалось, что за ее улыбкой есть какой-то подтекст. Кто знает, что рассказала ей Джессика о вчерашнем вечере. Что бы ни сказала, правда в этом была. Я же была дочкой бывшей эксцентричной жены Чарли, а безумие может передаваться по наследству. Да еще и раньше общалась с такими же, как о них думали в городе, чудаками. Вздрогнув, я попыталась быстро отбросить воспоминания. А с недавнего времени я еще как будто в коме, правда, с возможностью передвигаться. Я решила, что этих причин вполне достаточно, чтобы считать меня сумасшедшей, даже не считая голосов, которые я теперь слышу. Мне стало интересно, считает ли так же миссис Стенли.
Наверно, она заметила по глазам, что я о чем-то размышляю. Я быстро обернулась, взглянув в окно.
- Работа…- повторила я, привлекая ее внимание к чеку на стойке. - Собственно, я здесь именно по этому поводу.
Она снова улыбнулась. Помада местами потрескалась и стало заметно, что она намеренно обвела губы сильнее, чем это было нужно, чтобы они казались пухлее.
- Как дела у Ньютонов?- бодро спросила она.
- Хорошо. Начинается сезон, - на автомате ответила я. Хотя она проезжала мимо парковки магазина Olympic Outfitter каждый день и должна была видеть много незнакомых машин. Возможно, о спадах и росте в бизнесе по продаже туристического снаряжения она знала даже лучше, чем я.
Она рассеяно закивала, стуча по клавишам компьютера. Я скучающе изучала темно-коричневую стойку с ярко-оранжевыми полосами в стиле начала семидесятых годов. Стены и ковер был заменены на более нейтральный серый, но стойка свидетельствовала о том, каким был первоначальный декор здания.
- Хммм…- немного напряженно пробормотала Миссис Стенли. Я взглянула на нее без особого интереса, гадая - не уж то на стойку выполз паук, что смог её так напугать.
Но ее глаза так и не отрывались от монитора. Ее пальцы замерли, а выражение лица стало изумленным и сконфуженным. Я подождала, но она ничего не сказала.
- Что-то не так?- неужели Ньютоны расплачиваются поддельными чеками?
- Нет, нет, - быстро пробормотала она, глядя на меня со странным блеском в глазах. Я бы даже сказала с восторгом. Это напомнило мне Джессику, в те моменты, когда она умирает от желания поделиться новой сплетней.
- Хочешь распечатать баланс?- бодро спросила миссис Стенли. Обычно я так не делала. Мой счет пополнялся так медленно и предсказуемо, что было не трудно произвести все подсчеты в уме. Но перемены в ее голосе смутили меня. Что на экране монитора могло так изумить ее?
- Конечно, - согласилась я.
Она нажала на кнопку, и принтер быстро напечатал короткий документ.
- Пожалуйста, - она схватила бумажку с такой поспешностью, что та разорвалась пополам.
- Ой, прошу прощения, - она поискала что-то на столе, стараясь не встречаться глазами с моим удивленным взглядом, пока не нашла рулон скотча. Затем склеила половинки и протянула мне.
- Ага, спасибо, - пробормотала я. С дрожащими руками, я повернулась и подошла к входной двери, чтобы наконец узнать - что же так смутило миссис Стенли.
Я думала, на моем счету должно быть около тысячи пятисот тридцати пяти долларов. Я ошиблась, там была тысяча пятьсот тридцать шесть долларов пятьдесят центов.
Да, и еще двадцать тысяч сверх того.
Я замерла на месте, пытаясь разобраться в числах. На моем счету лежали лишние двадцать тысяч долларов до сегодняшнего пополнения.
Моим минутным порывом было закрыт счет немедленно. Но, вздохнув, я вернулась к стойке, за которой с горящими и заинтересованными глазами меня ждала миссис Стенли.
- Здесь какая-то компьютерная ошибка, миссис Стенли, - сказала я, возвращая ей листок. – Должно быть, только тысяча пятьсот тридцать пять долларов.
Она заговорщически рассмеялась. – Я тоже подумала, что это немного странно.
- Да уж, как во сне… - рассмеялась я в ответ, сама удивляясь спокойности моего тона.
Она оживленно застучала по клавишам.
- Ах, вот в чем дело… вот данные о пополнении счета на двадцать тысяч три недели назад от…хмммм, похоже от другого банка. Полагаю, кто-то перепутал номер.
- У меня будут большие неприятности, если я сниму эти деньги? – пошутила я.
Она рассеяно хихикнула, продолжая печатать.
- Хммм, - снова сказала она, и на её лбу пролегли три глубокие морщины. – Похоже, это был прямой перевод. У нас не много таких операций. Знаешь что? Пусть миссис Джеранди еще посмотрит... – Она замолчала, отвернулась от компьютера и вытянула шею, глядя на дверь позади нее. – Шарлотта, ты занята? – позвала она.
Ответа не было. Миссис Стенли встала и быстро прошла в заднюю дверь, где должны были находиться офисные помещения.
Я ждала около минуты, но она так и не появилась. Я развернулась и рассеянно уставилась в окно, наблюдая за тем, как дождь бежит по стеклу. Струйки текли по непредсказуемой траектории, иногда резко искривляясь на ветру. Я не успела заметить, сколько времени я ждала. Я пыталась выбросить все мысли из головы, ни о чем не думая, но похоже вернуться в полубессознательное состояние у меня так и не выйдет.
Наконец я снова услышала голоса за спиной. Я повернулась и увидела, что миссис Стенли и жена доктора Джеранди входят в зал, вежливо улыбаясь.
- Прости за путаницу, Белла, - сказала миссис Джеранди. – Думаю, я смогу все прояснить одним коротким телефонным звонком. Можешь подождать, если хочешь. – Она указала на ряд деревянных стульев у стены. Они выглядели так, как будто были взяты из чьей-то столовой.
- Хорошо, - согласилась я.
Я подошла к стульям и села прямо посередине, жалея, что у меня с собой нет книги. Я давно не читала ничего за рамками школьной программы. А когда какая-нибудь глупая любовная история входила в учебный курс, я откровенно жульничала, пользуясь кратким изложением. Хорошо, что сейчас мы изучали «Ферму скотов» (прим. переводчика – имеется в виду «Ферма скотов» Джорджа Орвелла (George Orvell Animal Farm)). Но должны же быть и другие безопасные книги. Политические триллеры. Детективы об убийствах. Про убийство гризли тоже подходит, конечно, пока в них не было романтического дополнительного сюжета про «глаза похожие на звезды».
Ждать пришлось достаточно долго, и я начала нервничать. Я успела устать от изучения скучной серой комнаты без единой картины на пустых стенах. Я не могла смотреть на миссис Стенли, поскольку роясь в груде бумаг, она остановилась, чтобы занести что-то в компьютер и, мельком глянув на меня, поймала мой взгляд, смутилась и уронила несколько бумажек. Я могла слышать голос миссис Джеранди, неясное бормотание из задней комнаты, но слышно было недостаточно четко, чтобы понять что-то, кроме того, что она явно соврала мне про длительность телефонного разговора. Он был такой длинный, что кому угодно стали бы закрадываться самые различные мысли в голову. И если это скоро не закончится, я тоже начну думать. Я тихо паниковала, стараясь найти какую-нибудь безопасную тему, на которую можно думать.
Меня спасло появление миссис Джеранди. Я благодарно улыбнулась, когда ее голова показалась в дверях, и мой взгляд остановился на ее толстых пепельных волосах.
- Белла, присоединишься ко мне? – спросила она и я заметила, что к ее уху все еще прижат телефон.
- Конечно, - пробормотала я, и она снова скрылась.
Миссис Стенли открыла низенькую дверцу в конце стойки, чтобы я смогла войти. Ее улыбка была отсутствующей, и она старалась не встречаться со мной взглядом. Я была абсолютно уверенна, что она собирается подслушивать.
Я мысленно пробежалась по возможным вариантам, пока торопилась в офис. Неужели кто-то отмывает деньги через мой счет? Или Чарли берет взятки, а я сдала его прикрытие? Хотя, кто и за что мог давать Чарли взятки? А может Чарли был членом банды, которая берет взятки и отмывает деньги через мой счет? Нет, я не могла представить Чарли в банде. Может, это Фил? В конце концов, что вообще я знала о Филе?
Миссис Джеранди, все еще разговаривая по телефону, указала мне кивком на металлический стул у ее стола. Она что-то быстро рисовала на обратной стороне конверта. Я села, гадая, было ли у Фила темное прошлое, и могут ли его посадить в тюрьму.
- Да, спасибо. Да, я думаю, это все. Да, да. Большое спасибо за помощь, - улыбнулась миссис Джеранди телефону перед тем как повесить трубку. Она не выглядела злой или хмурой. Больше восторженной и смущенной. Что напомнило мне миссис Стенли в зале. Я едва сдержалась, чтобы не выскочить за дверь и не посмотреть на нее.
Но тут заговорила миссис Джеранди.
- Ну, у меня для тебя хорошие новости… хотя не понимаю, как тебя могли об этом не известить, – с подозрением уставилась она на меня, как будто ждала, что сейчас я хлопну себя по лбу и скажу: Ах, ЭТИ двадцать тысяч! Совсем вылетело из головы!
- Хорошие новости? – повторила я.
Слова подтверждали, что проблема оказалась слишком запутанной, чтобы она могла с ней разобраться и сейчас она явно думает, что я богаче, чем она думала пару минут назад.
- Ну, если ты и правда не знала то… поздравляю! Ты награждена стипендией от… - она заглянула в свои записи, - фонда Pacific Norhtwest Trust.
- Стипендией? – все еще не веря, переспросила я.
- Да, разве не здорово? Бог мой, ты сможешь учиться в любом колледже по выбору!
В этот самый момент, пока она с сияющей улыбкой говорила о моем будущем, я точно поняла, откуда эти деньги. Несмотря на неожиданный поток злости, подозрения, возмущения и боли, я постаралась говорить спокойно.
- Стипендия в виде депозита на мой счет, - заметила я. – Вместо того, чтобы заплатить колледжу. Без возможности убедится, что деньги были потрачены по назначению.
Моя реакция ее разволновала. Судя по всему, мои слова её оскорбили.
- Было бы очень неблагоразумно потратить деньги на другие цели, Белла, дорогая. Такой шанс выпадает раз в жизни.
- Конечно, - неприятно сказала я. – А представитель Pacific Norhtwest Trust не сказал, почему они выбрали именно меня?
Она снова заглянула в свои записи, немного хмурясь от моего тона.
- Это очень престижно – такую стипендию они присуждают не каждый год.
- Бьюсь об заклад, что нет.
Она взглянула на меня и быстро отвела глаза.
– Менеджер этого фонда в банке Сиэттла направил меня к ответственному по работе со стипендиями. Он сказал, что решение принимается исходя из заслуг, пола и местоположения. Стипендия предназначена девушкам в небольших городках, у которых нет таких возможностей по сравнению с мегаполисами.
Видимо кто-то решил повеселится.
- Исходя из заслуг? – неободрительно спросила я. Мой средний бал 3.7. Я могу назвать в Форксе как минимум трех девушек, чей средний бал выше и одна из них Джессика. Кроме того, я никогда не отправляла заявки на эту стипендию.
Теперь она была по-настоящему взволнована, то опуская, то поднимая ручку. Большой и указательный палец крутили кулон, который она носила. Она опять взглянула в свои записи.
- Он сказал, - она не поднимала глаз от конверта, не зная, как правильно относится к моей реакции. – Они не принимают заявки. Они выбирают студентов, которым, как им кажется, было несправедливо отказано в других стипендиях. Твои данные они взяли из заявок, отправленных на получение финансовой помощи за хорошие результаты в учебе Университета штата Вашингтон.
Я почувствовала, как уголки моих губ поползли вниз. Я не знала, что этой заявке было отказано. Я отправляла ее давно, до того как….
Я не пыталась искать какие-то другие варианты, и все сроки давно прошли. Не сказать, что я была так уж сосредоточена на будущем. Но Университет штата Вашингтон был единственным местом, где я могла бы оставаться недалеко от Форкса и Чарли.
- Как они получили эту заявку? – равнодушно спросила я.
- Я точно не знаю, дорогая. – Миссис Джеранди погрустнела. Она хотела, чтобы я радовалась, а получила в ответ обратное. Я хотела найти способ показать, что моя реакция не связана с ней. – Но администратор оставил свой номер телефона на случай, если у меня будут еще какие-то вопросы. Ты можешь позвонить ему сама. Думаю, он сможет убедить тебя, что деньги на самом деле предназначались тебе.
Я в этом нисколько не сомневалась.
– Я возьму номер.
Она быстро написала номер на оборванном клочке бумаги. Я мысленно отметила, что надо анонимно пожертвовать в банк упаковку листов для записей.
Номер был не из ближних краев.
– Даже не жду, что он оставил свой e-mail, - спросила я скептически. Не хотелось, чтобы Чарли пришлось оплачивать потом огромные телефонные счета.
- Вообще-то, оставил, - она улыбнулась, радуясь тому, что хоть в чем-то мне угодила. Она склонилась над столом, чтобы сделать еще одну надпись на моем обрывке.
- Спасибо, я свяжусь с ним как только приеду домой. – мои губы сжались до размеров тонкой полоски.
- Дорогая, - нерешительно сказала миссис Джеранди. – Ты должна этому радоваться. Это прекрасная возможность.
- Я не собираюсь брать двадцать тысяч долларов, которые не заработала, – ответила я, стараясь сдержать возмущение.
Она закусила губу и снова опустила глаза. Она тоже думала, что я сумасшедшая. Ну, тогда пусть скажет это вслух.
- Что? – спросила я.
- Белла… - она сделала паузу, а я ждала, стиснув зубы. – Это существенно больше, чем двадцать тысяч долларов.
- Что, простите? – я было в шоке. – Больше?
- Вообще-то, двадцать тысяч это только первоначальный платеж. С этого момента ты будешь получать по пять тысяч долларов в месяц, пока не закончишь обучение в колледже. А если ты поступишь в университет, стипендия покроет и это обучение! – она снова была в восторге от того, что мне говорила.
Сначала я даже не могла говорить, я была просто в ярости. Пять тысяч долларов в месяц в течение неограниченного времени. Мне хотелось что-нибудь расколотить.
- Как? – в конце концов, смогла проговорить я.
- Я не понимаю, о чем ты.
- Как я буду получать пять тысяч долларов в месяц?
- Прямым переводом на твой счет, - смущенно ответила она.
Короткое молчание.
- Я закрываю счет, - сказала я ровным голосом.
Мне потребовалось пятнадцать минут, чтобы убедить ее в серьезности моих намерений. Она имело нескончаемое количество аргументов тому, что это было плохой идеей. Я горячо спорила, пока мне вдруг не показалась, что она обеспокоена необходимостью выдать мне на руки двадцать тысяч долларов. Интересно, они вообще выдают столько наличными?
- Послушайте, миссис Джеранди, – старалась переубедить ее я. – Я хочу снять только мои полторы тысячи. И я буду очень благодарна, если вы вернете этот перевод туда, откуда он пришел. Я свяжусь с этим, - я заглянула в клочок бумаги – мистером Исааком Рэндаллом. Потому что это действительно ошибка.

Бонусы к Новолунию
Стипендия. Часть 2

Свернутый текст

Сцена вторая: тем же вечером после покупки мотоциклов и первого визита Джейкобу.
Я закрыла за собой дверь и вытащила из кармана средства, отложенные на колледж. В моей ладони он смотрелся маленьким сверточком. Я спрятала его в носок, не имеющий пары, и затолкала в комод с нижним бельем. Возможно не самое оригинальное место, но об этом я позабочусь чуть позже.
В другом кармане лежал клочок бумаги с номер телефона и адресом электронной почты Мистера Исаака Рэндалла. Я откопала его и положила на клавиатуру компьютера, потом нажала на кнопку и, дожидаясь, пока монитор медленно загорится, нетерпеливо забарабанила ногой.
Подключившись, я открыла свой бесплатный электронный ящик. Я неспешила, удаляя гору спама, которая навалилась за пару дней с того момента, как я последний раз писала Рене. Наконец, закончив с этим, я открыла бланк нового письма.
Адрес начинался с irandall, поэтому я решила, что письмо попадет сразу к адресату.
Уважаемый Мистер Рэндалл, написала я.
Надеюсь, вы помните сегодняшний разговор с Миссис Джеранди из Федерального Банка города Форкс. Меня зовут Изабелла Свон и, очевидно, вы считаете, что мне присудили очень щедрую стипендию от фонда The Pacific Northwest Trust Company.
Мне очень жаль, но я не могу принять эти деньги. По моей просьбе, полученные средства были возвращены на тот же счет, с которого они были получены и я закрыла счет в Федеральном Банке города Форкс. Пожалуйста, отдайте эту стипендию другому кандидату.
Спасибо, И. Свон.
Пришлось несколько раз править текст, чтобы он звучал правильно: формально и недвусмысленно, окончательно. Я перечитала его дважды перед отправкой. Я не знала, какие указания получил этот Мистер Рэндалл касательно псевдо-стипендии, но в моем ответе не было слабых мест.
Сцена третья: пару недель спустя, прямо перед «свиданием» Беллы и Джейкоба на мотоциклах.
Вернувшись, я прихватила кипу писем по пути. Бегло просмотрев счета и рекламу, я остановилась на письме в самом низу стопки.
Это был обычный деловой конверт, адресованный мне, мое имя было написано от руки, что было необычно. Я с интересом посмотрела на обратный адрес.
Интерес быстро сменился нервной тошнотой. На это не было причин, кроме одной маленькой: письмо пришло из фонда The Pacific Northwest Trust, отдела по работе со стипендиями. Под названием не было адреса.
Возможно, это просто официальное уведомление о том, что мой отказ принят, попыталась убедить я себя. Нет причин нервничать. Вообще никаких причин, кроме небольшой детали, что слишком серьезные размышления по этому поводу могли по нисходящей кривой снова отправить меня в мир зомби. Только это.
Я бросила остальные письма на стол для Чарли, собрала свои книги в гостиной и поспешила наверх. Оказавшись в своей комнате, я заперла дверь на замок и разорвав конверт, открыла его. Мне надо не забывать злиться. Злость была ключом.

Дорогая Мисс Свон,
Разрешите официально поздравить Вас с присуждением фондом the Pacific Northwest Trust вам престижной стипендии имени Дж. Николлса. Данная стипендия присуждается крайне редко, вы должны гордиться тем, что Наградной Комитет единогласно выбрал ваше имя.
Есть некоторые сложности с передачей вам указанных средств, но вам не нужно об этом беспокоиться. Я сам позаботился и выбрал наиболее удобный для вас вариант. Пожалуйста, примите приложенный чек на сумму в размере двадцать пять тысяч долларов: единовременное пособие и выплата за первый месяц.
Еще раз поздравляю вас с такой удачей. Пожалуйста, примите наилучшие пожелания от всего фонда Pacific Northwest Trust относительно вашей будущей академической карьеры.
С Уважением,
И. Рэндалл
Теперь злиться получалось без проблем.
Я заглянула в конверт, и, конечно же, увидела внутри чек.
- Кто такие эти люди? – прорычала я сквозь сжатые зубы, сминая письмо одной рукой в плотный комок.
Я кинулась к ведру, чтобы найти номер телефона Мистера Рэндалла. Мне было все равно, что это далеко – разговор должен был быть очень коротким.
- О, черт, - прошипела я. В ведре было пусто. Чарли выкинул мой мусор.
Я бросила письмо с чеком на кровать и расправила письмо. Оно была написано на бланке компании, сверху красовалась темно зеленая надпись Pacific Northwest Scholarship Allocation Department, но никакой информации, адреса или номера телефона.
- Черт возьми.
Я села на край кровати и попыталась рассуждать здраво. Очевидно, они собирались игнорировать меня. Я не могла выразить свои мысли лучше, чем я уже сделала. Поэтому вряд ли вопрос упирался в недопонимание. Поэтому, если бы я даже позвонила, вряд ли что-то изменилось бы.
Поэтому выход оставался только один.
Я снова скомкала письмо, смяла конверт с чеком и прокралась вниз по лестнице.
Чарли был в гостиной, телевизор работал достаточно громко.
Я подошла к кухонной раковине и бросила в нее комки бумаги. Затем я обыскала ящики с разнообразным содержимым пока не нашла коробок спичек. Я зажгла одну и засунула в смятую бумагу. Зажгла еще одну и сделала то же самое. Я уже собиралась поджечь третью, но бумага сильно разгорелась, и в третьей спичке уже не было необходимости.
- Белла? – перекрикивая телевизор, позвал Чарли.
Я быстро повернула ручку крана, чувствуя удовлетворение, когда вода превратила огонь в склизкий пепел.
- Да, пап? – я бросила спички обратно в ящик и тихо закрыла его.
- Ты не чувствуешь запах дыма?
- Нет, пап.
- Хммм…
Я сполоснула раковину, убедившись, что весь пепел смыло в водосток.
Вернувшись в комнату, я почувствовала некоторое успокоение. Могут слать мне сколько угодно чеков, мрачно подумала я. В крайнем случае, можно докупить спичек.
Сцена четвертая: в то время, пока Джейкоб избегал Беллу.
На лестничной площадке стояла коробка курьерской службы FedEx. Я взяла ее с любопытством, ожидая, что в обратном адресе будет указана Флорида, но коробка была отправлена из Сиэтла. Отправитель указан не был.
Она была адресована мне, а не Чарли, поэтому я поставила ее не стол и открыла, разорвав контрольную ленту на крышке.
Как только я увидела темно-зеленый логотип компании Pacific Northwest Trust, мне показалось, что вернулся кишечный грипп. Я упала на ближайший стул, даже не взглянув на письмо, постепенно закипая от гнева.
Я даже не смогла заставить себя прочесть его, хотя оно не было длинным. Я вынула письмо, положила на стол текстом вниз и неохотно заглянула в коробку, что бы посмотреть, что же лежит внизу. Это был пухлый конверт. Мне было страшно открывать его, но я была достаточно зла, что бы выдернуть его из коробки.
Мой рот был сжать в тонкую линию, пока я рвала бумагу, даже не стараясь аккуратно расклеить конверт. У меня сейчас и так забот предостаточно. Мне не нужны лишние напоминания или источники раздражения.
Я была в шоке, но все же не удивлена. Что же еще это могло быть: три толстые пачки купюр, перетянутые широкими резинками. Мне даже не нужно было смотреть на номинал. Я точно знала, сколько они пытаются мне впихнуть. Тут ровно тридцать тысяч долларов.
Я осторожно подняла конверт, вставая, и повернулась, чтобы бросить его в раковину. Спички лежали в ящике со всякой всячиной, поверх всего остального, там, куда я их бросила в последний раз. Я вытащила одну и подожгла.
Огонь подбирался все ближе и ближе к моим пальцам, а я смотрела на одиозный конверт. Я не могла заставить свои пальцы разжаться. Я выбросила спичку, пока она не обожгла меня, а мое лицо исказила гримаса отвращения.
Я схватила письмо со стола, смяла его и бросила в другой отсек раковины. Затем подожгла другую спичку и сунула в бумагу, наблюдая с мрачным удовлетворением, как она горит. Я достала еще одну спичку, зажгла. И снова держала над конвертом. Снова она догорела почти до пальцев, пока я не бросила ее к образовавшемуся от письма пеплу. Я не могла заставить себя просто сжечь тридцать тысяч долларов.
Что я собиралась делать с ними? Я не знала адреса, куда их можно вернуть, я была почти уверена, что компания не существует.
А затем я сообразила, что один адрес я точно знаю.
Я швырнула деньги в коробку с логотипом FedEx, сорвала квитанцию с адресом, чтобы никто не смог определить мою причастность, если найдет ее, и направилась к своему грузовику, бессвязно бормоча по дороге. Я поклялась себе на этой неделе сделать что-нибудь ужасно опрометчивое на мотоцикле. Если понадобится, я даже попробую трюк в виде прыжка.
Я ненавидела каждый дюйм этой дороги, пока ехала через мрачные деревья, стискивая зубы до боли в челюстях. После всего этого, сегодня ночью кошмары должны быть еще ужаснее. Деревья уступили место папоротникам, и я проехала через них, злясь, оставляя за собой две полосы примятых стеблей. Я остановилась напротив передней лестницы.
Дом выглядел так же, болезненно пустым, мертвым. Я знала, что просто проецировала свои собственные чувства на его внешний вид, но это не изменило того, как он выглядел для меня. Стараясь не смотреть в окна, я подошла к передней двери. Я отчаянно хотела всего на минутку опять стать зомби, но нечувствительности больше не было.
Я аккуратно поставила коробку на ступеньку брошенного дома и повернулась, чтобы уйти.
Я остановилась на ступеньке. Я не могла просто бросить груду денег напротив двери. Это было почти так же плохо, как и сжечь.
Со вздохом, я опустила глаза. Повернувшись, схватила эту оскорбительную коробку. Может, я просто пожертвую ее анонимно на какие-нибудь благие цели. Помощь людям, страдающим заболеваниями крови или что-то типа того.
Но я покачала головой, как только вернулась в грузовик. Это были его деньги и, черт побери, он собирался продолжать. Если их украдут от сюда, с крыльца его дома, это будет его вина, не моя.
Окно было открыто и вместо того, чтобы снова выйти, я просто со всех сил швырнула коробку сторону двери.
Более точного попадания в моей жизни не было. Коробка со звоном пролетела в переднее окно, оставив такую огромную дыру, как будто я швырнула туда стиральную машину.
- О, черт! – закрыв лицо руками, воскликнула я.
Пора бы уже знать, что все, что я делаю, выходит наперекосяк.
К счастью, во мне снова проснулся гнев. Это его вина, напомнила я себе. Я просто возвращала его собственность. Это его проблема, что сделать это так затруднительно. Кроме того, слышать как разбилось стекло было здорово – это значительно улучшит мое самочувствие на обратном пути.
Я не уверилась до конца, но я сняла грузовик с нейтральной передачи и поехала прочь. Это было почти то же самое, что отправить деньги тому, кому они принадлежали. А кроме того, мне было бы очень удобно отвозить все в той же «кидательной» коробке следующие ежемесячные платежи. Это было лучшее, что я могла сделать.
После возвращения домой, я все обдумала еще сотню раз. Я поискала стекольщиков в телефонной книге, но в ней не было незнакомцев, которых можно было бы просить о помощи. Как я объясню адрес? Не арестует ли меня Чарли за вандализм?

Бонусы к Новолунию
Стипендия. Часть 3

Свернутый текст

Сцена пятая: первая ночь после приезда Элис, напуганной видением самоубийства Беллы.
- Джаспер не захотел приехать с тобой?
- Он не одобрил моего вмешательства.
Я засопела.
– Ну, ты не одна такая.
Она напряглась, но потом успокоилась.
– Это имеет какое-то отношение к дыре в окне моего дома и коробке полной стодолларовых купюр на полу в гостиной?
- Имеет, - зло сказала я. – Прости за окно. Это несчастный случай.
- Ну, для тебя это в порядке вещей. Что он сделал?
- Некая компания Pacific Northwest Trust наградила меня очень странной и навязчивой стипендией. Они не сильно маскировались. То есть, я, конечно, не могу представить, что он хотел, чтобы я знала о его причастности, но, надеюсь, он не думает, что я настолько глупа.
- Просто великий мошенник, - пробормотала Элис.
- Точно.
- Это он мне сказал не вмешиваться… – она раздражено покачала головой.
Сцена шестая: ночь с Эдвардом в комнате Беллы после приезда из Италии.
- Ты можешь назвать мне причины, по которым опасность избегает тебя меньше, чем я?
- Опасность и не пытается, - пробормотала я.
- Это звучит так, как будто ты сама ее ищешь. О чем ты только думаешь, Белла? Из мыслей Чарли я узнал, что за это время ты несколько раз оказывалась в больнице. Я уже говорил, что я просто в ярости?
Его тихий голос был наполнен скорее болью, чем яростью.
- Почему? Тебя это совсем не касается, - сказала я в замешательстве.
- Вообще-то, я очень хорошо помню, что ты обещала не делать ничего опрометчивого.
Моя контратака была быстрой.
– А разве ты не обещал не вмешиваться?
- В то время, как ты постоянно переступала черту, - уточнил он, - свою часть соглашения я соблюдал.
- О, да неужели? Только три слова, Эдвард: Pacific. Northwest. Trust.
Он поднял голову, чтобы посмотреть на меня, он выглядел смущенным и невинным – слишком уж невинным. Это его выдавало.
– Это должно что-то значить для меня?
- Это просто оскорбление, – возмутилась я. – Ты считаешь, я настолько глупа?
- Я не понимаю о чем ты, - сказал он, широко раскрыв глаза.
- Неважно, - проворчала я.
Сцена седьмая, завершающая отрывок: той же ночью/утром, когда они приехали в дом Калленов на голосование.
Внезапно, входная дверь слега щелкнула и я увидела стоящую в дверном проеме Эсме. Ее волнистые карамельные волосы были стянуты сзади, в руках она держала какой-то совок.
- Все дома? – с надеждой спросила я, пока мы поднимались по лестнице.
- Да, все, – пока она говорила, окно неожиданно осветилось. Я заглянула в ближайшее, что бы понять, кто нас заметил, но мой взгляд упал на плоский поддон с густой серой замазкой на стуле, стоящем напротив. Я посмотрела на безукоризненную гладкость стекла и поняла, что делала Эсме с совком в руках напротив двери.
- Ох, точно, Эсме! Мне очень жаль, что так вышло с окном! Я собиралась…
- Не переживай из-за этого, - прервала она со смехом. – Элис рассказала мне эту историю. Должна сказать, что не виню тебя, если ты сделала это с какой-то определенной целью, – она пристально посмотрела на своего сына, который так же пристально смотрел на меня.
Я подняла одну бровь. Он отвел взгляд, бормоча что-то невнятное про дареных коней.

6

Бонусы к Новолунию
Новости от Розали. (От лица Розали Каллен)

Свернутый текст

Какой-то тихий отзвук – не здесь, а за несколько сотен ярдов[1] к северу отсюда – заставил меня подпрыгнуть. Моя рука автоматически сжалась на телефоне, удостоверяясь, что он закрыт и пряча его одним движением.
Я перекинула волосы через плечо, бросая быстрый взгляд на лес через высокое окно. День был пасмурный и тусклый, мое отражение было намного ярче деревьев и облаков. Я смотрела на свои удивленные глаза, уголки губ опустились, между бровей пролегла небольшая складка.
Я нахмурилась, стирая с презрением чувство вины. Как привлекательно презрение. Я рассеянно отметила, что выражение жестокости мне к лицу, оно приятно контрастирует с мягким золотом моих густых кудрей. Одновременно, мой взгляд скользил по пустому лесу Аляски, и я с облегчением заметила, что все еще одна. Это был просто звук – просто птица или ветер.
Нет необходимости оправдываться, уверяла я себя. Мне не в чем себя винить. Я не сделала ничего неправильного.
Они что, планировали никогда не говорить Эдварду правду? Позволить ему вечно валяться в тоске в мерзких трущобах, тогда как Эсме грустит, Карлайл меняет все свои решения, а природная способность Эмметта наслаждаться жизнью тает от одиночества? Неужели это справедливо?
Кроме того, абсолютно невозможно долго хранить секреты от Эдварда. Рано или поздно, он нашел бы нас, приехал увидеть Элис или Карлайла по какой-либо причине и узнал бы правду. Сказал бы он нам спасибо за молчаливую ложь? Вряд ли. Эдварду всегда надо все знать, он живет ради этого всезнания. Он устроил бы ужасную истерику, которая бы только усилилась от того, что мы скрыли факт смерти Беллы от него.
Когда он успокоится и справится с этой неразберихой, он, возможно, даже поблагодарит меня за то, что я одна была достаточно смелой, чтобы сказать ему правду.
В нескольких милях отсюда закричал ястреб, звук заставил меня вздрогнуть и снова взглянуть в окно. Вновь увидев свое виноватое выражение лица в стекле, мне снова стало не по себе.
Так о чем я? Что ужасного в желании вновь видеть семью вместе? Разве эгоистично скучать по каждодневному миру и спокойствию, счастью, которое я воспринимала как должное, по счастью, которое Эдвард как будто забрал с собой?
Я просто хотела, чтобы все было как раньше. Неужели это неправильно? Это не казалось таким ужасным. В конце концов, я же делала это не только для себя, а ради всех нас. Эсме, Карлайла, Эмметта.
Конечно, в меньшей степени для Элис… Элис была так уверена, что все в конце концов наладится – что Эдвард не сможет находиться вдалеке от своей маленькой человеческой подружки – что практически не грустила. Элис всегда жила в каком-то другом мире, без нас, обращая внимание только на свою вечно меняющуюся реальность. Поскольку Эдвард был единственным, кто мог противостоять этой реальности, я думала, она несколько тяжелее будет переносить его отсутствие. Но она была спокойна как обычно, жила будущим, мысленно она уже жила в том времени, которого ее тело еще не достигло. Она была так спокойна.
Однако, когда она увидела как Белла прыгнула со скалы, она была просто в бешенстве…
Неужели, я была слишком нетерпелива? Неужели я поторопилась?
Мне нужно быть честной с собой, потому что Эдвард заметит даже мельчайшую крупицу мелочности в моих мыслях, когда вернется домой. Нужно сейчас продумать все отрицательные мотивы, чтобы принять их.
Да, я ревновала к тому, как Элис относится к Белле. Уехала бы Элис в такой спешке и панике, если бы это я спрыгнула со скалы? Так же она любила меня, как любила эту заурядную человеческую девчонку?
Но эта ревность была лишь малой частью. Она ускорила мое решение, но не определила его. Я бы все равно позвонила Эдварду. Я уверена, что он предпочел бы мою глупую честность их доброму обману. Их доброта была обречена с самого начала, Эдвард все равно в конечно счете вернулся бы домой.
А теперь он вернется еще скорее.
И скучала я не только по спокойствию в моей семье.
Если честно, по Эдварду я тоже скучала. Я скучала по его замечаниям, его черному юмору, который гораздо лучше сочетался с моим собственным мрачным остроумием, чем шутливая, солнечная природа Эмметта. Я скучала по музыке – его стереосистеме орущей его последние открытия в инди, по роялю, звукам, которыми Эдвард выражал свои мысли через песни. Я скучала по его бурчанию в гараже позади меня, когда мы занимались машинами, - только тогда между нами воцарялась гармония.
Я скучала по своему брату. Уверена, он не осудит меня строго, когда прочитает это в моих мыслях.
Будет немного неуютно, я знала. Но чем скорее он вернется домой, тем скорее все образуется…
Я покопалась в своем разуме в поисках сожаления о смерти Беллы, мне было приятно осознавать, что я не буду о ней грустить. Ну разве что совсем немного. Во многом потому, что она сделала Эдварда счастливым, таким счастливым я никогда не видела его раньше. Но, кроме того, она сделала его более несчастным, чем что-либо за всю его почти вековую жизнь. Но я буду скучать по миру, который она подарила ему в эти несколько месяцев. Я могу по-настоящему сожалеть о ее смерти.
Эта мысль помогла мне думать о себе лучше, она меня успокаивала. Я улыбнулась своему отражению в стекле, в обрамлении золотистых волос и красных кедровых стен длинной уютной Таниной гостиной и насладилась зрелищем. Когда я улыбалась, на земле не было женщины или мужчины, смертного или бессмертного, который смог бы сравниться со мной по красоте. Было приятно думать об этом. Возможно, со мной не очень просто жить. Возможно, я мелочна и эгоистична. Возможно, мой характер был лучше, если бы я родилась с более бледным лицом или не таким совершенным телом. Возможно, таким образом я была бы более счастлива. Но проверить это было невозможно. У меня была моя красота и я могла всегда на нее рассчитывать.
Я шире улыбнулась своему отражению.
Зазвонил телефон и я автоматически сжала руку, хотя звук шел с кухни, а не из моего сжатого кулака.
Я знала, это был Эдвард. Звонит, чтобы проверить мою информацию. Он мне не поверил. Очевидно, он думает, я настолько жестока, чтобы шутить такими вещами. Я нахмурилась и метнулась в кухню, чтобы ответить на звонок.
Телефон стоял на краю столешницы. Я схватила его еще до того, как закончился первый звонок и, отвечая, повернулась лицом к дверям. Я не хотела этого делать, но знала, что скоро должны вернуться Эмметт и Джаспер. Я не хотела, чтобы они слышали, как я разговариваю с Эдвардом. Они сильно разозлятся…
- Да?- спросила я.
- Роуз, мне нужно поговорить с Карлайлом сейчас же, - отрезала Элис.
- О, Элис! Карлайл охотится. В чем дело?
- Хорошо, тогда как только он вернется.
- Что такое? Я найду его и попрошу перезвонить тебе…
- Нет, - снова перебила Элис. - Я буду в самолете. Слушай, ты ничего не слышала от Эдварда?
Мой желудок странно сжался и словно бы провалился вниз. Это чувство принесло странное дежа вю, легкий отголосок воспоминания человеческой памяти. Тошнота…
- Ну, вообще-то да, Элис. Я разговаривала с Эдвардом. Всего пару минут назад.
На секунду мне захотелось соврать, что Эдвард сам позвонил мне, просто случайное совпадение. Но, конечно, не было смысла лгать. У меня с Эдвардом будет и так много проблем, когда он вернется домой.
- Вы с Карлайлом ошиблись, - сказала я. - Эдвард тоже не хочет, чтобы ему лгали. Он предпочитает правду. Он хотел этого. И я ему сказала. Я позвонила ему… Я долго звонила ему, - я запнулась, - пока он не ответил. Оставлять сообщение было бы… неправильно.
- Зачем? - воскликнула Элис. Зачем ты сделала это, Розали?
- Потому что чем быстрее он сможет справиться с этим, тем быстрее все придет в норму. Если со временем не станет легче, зачем откладывать? Время ничего не изменит. Белла мертва. Эдвард расстроится, но потом он справится с этим. Пусть лучше начнет сейчас, чем позже.
- Твои расчеты не оправдались в обоих случаях, Розали, и они создали много проблем, тебе так не кажется? - злобно спросила Элис.
Мои расчеты не оправдались в обоих случаях? Я быстро моргнула, силясь понять.
- Белла все еще жива? - я выдохнула, не веря своим словам, но пытаясь понять к чему относились слова Элис по поводу расчетов.
- Да, так и есть. Она в полном порядке…
- В порядке? Ты же видела, как она спрыгнула со скалы!
- Я ошиблась.
Из уст Элис эти слова звучали странно. Элис никогда не ошиблась, ни разу не была застигнута врасплох…
-Как? - выдохнула я.
- Долго объяснять.
Элис ошиблась. Белла жива. А я сказала…
- Ну и путаницу ты наделала, - прорычала я, меняя чувство вину на обвинение. - Эдвард придет в ярость, когда вернется домой.
-Ты ошиблась касательно обеих частей, - процедила сквозь зубы Элис, -поэтому я и звоню…
-Ошиблась в отношении чего? О возвращении Эдварда домой? Конечно, он вернется. - Насмешливо сказала я. - Ты думаешь, он будет играть в Ромео? Ха! Как какой-то глупый, романтичный…
- Да, - прошипела ледяным голосом Элис. - Это именно то, что я видела.

От твердой уверенности, прозвучавшей в ее словах, мои колени показались мне причудливо неустойчивыми. Я схватилась за балку кедровой стены, чтобы не упасть – хотя возможно мое тело, прочное как бриллиант не нуждалось в поддержке. - Нет. Он не такой дурак. Он… он должен понимать…
Но закончить предложение я не смогла, потому что увидела все это в своей голове, увидела себя. Непередаваемый образ моей жизни, если Эмметт вдруг перестанет существовать. Я содрогнулась от ужаса этих мыслей.
Нет… это не идет ни в какое сравнение! Белла просто человек. Эдвард не хотел делать ее бессмертной, а значит это не то же самое. Эдвард не может чувствовать то же самое!
- Я… я не думала, что так выйдет, Элис! Я просто хотела, чтобы он вернулся домой! - почти что взвыла я.
- Ты немного опоздала, Роуз,» сказала Элис, тверже и холоднее чем ранее. -Свое раскаяние можешь оставить для кого-нибудь, кто в это поверит.
Послышался щелчок и затем гудок.
- Нет, - выдохнула я. Затем медленно потрясла головой. - Эдвард должен вернуться домой.
Я уставилась на свое отражение в стеклянной двери, но я больше не видела его. Я видела только бесформенное сочетание белого и золотого.
Затем, за этим странным сочетанием, далеко в лесу затряслось громадное дерево, по-другому, не так как деревья вокруг него в лесу. Эмметт.
Я отшвырнула дверь с пути. Она резко стукнулась о стену, но звук был уже далеко позади меня, так как я уже неслась в лес.
- Эмметт! - крикнула я. - Эмметт, помоги!
В моем кармане снова завибрировал телефон. В двадцать пятый раз за последние 24 часа. Я подумал, что надо ответить или хотя бы посмотреть, кто звонит. Возможно, звонок был важный. Возможно, я был нужен Карлайлу.
Несмотря на эти мысли, я не пошевелился.
Я не был точно уверен в том, где я нахожусь. Какой-то темный чердак, низкий настолько, что можно только ползти, кишащий пауками и крысами. Пауки меня игнорировали, крысы же явно опасались. Воздух был густой, с тяжелым запахом горелого масла, прогорклого мяса, человеческого пота и такой грязный, что это ощущалось почти физически. Подо мной четыре этажа убогих арендованных квартир в квартале гетто, наполненных жизнью. Я не пытался выделить отдельные внятные мысли из голосов, которые я слышал – вместе они образовывали громкий, шумный гул на испанском языке, который я не слушал. Я просто позволил звукам отражаться от меня. Нет смысла. Все это не имеет смысла. Само мое существование не имеет смысла.
Весь мир не имел смысла.
Я уткнулся головой в колени и с любопытством подумал - насколько еще хватит моего терпения. Может, надежды и вовсе не было. Может, если все мои попытки изначально были обречены на неудачу, мне стоит перестать мучить себя и просто вернуться…
Эта мысль была такой сильной, такой исцеляющей – как будто в словах содержался сильный анестетик, смывающий гору боли, под которой я был похоронен – что от нее стало трудно дышать, и закружилась голова.
Я могу уйти, я могу вернуться.
Лицо Беллы, которое всегда было передо мной, стоило закрыть глаза, улыбнулось мне.
Улыбка приветствовала, прощала, но все же она была не такой, какой я подсознательно видел ее.
Конечно, я не мог вернуться. Что моя боль по сравнению с ее счастьем? Она должна иметь возможность улыбаться, без страха и опасности. Без нависающей угрозы лишиться души в будущем. Она заслуживает большего, чем это. Она заслуживает лучшего, чем меня. Когда она покинет этот мир, она отправится туда, куда я никогда не смогу попасть, независимо от того, как я буду вести себя здесь.
Мысль об окончательной разлуке было тяжелее, чем та боль, которую я терпел до этого. От нее мое тело задрожало. Когда Белла вернется в тот мир, которому она принадлежала, я не смогу больше оставаться здесь. Должно быть забвение. Должно быть облегчение.
Это было моей мечтой, однако, я не был уверен в возможности. Даже обратившись в пепел, перестану ли я чувствовать боль от ее утраты?
Я снова вздрогнул.
Черт возьми, ведь я обещал. Я обещал, что не буду вторгаться больше в ее жизнь со своими демонами. Я не собирался возвращаться в свой мир. Могу ли я хоть раз сделать что-то правильно в отношении нее? Вообще хоть что-нибудь?
Идея о возвращении в маленький затянутый облаками городок, который навсегда останется моим единственным в этом мире настоящим домом, снова заползла в мои мысли.
Только убедится. Просто увидеть, что она в порядке, и в безопасности, и счастлива. Не вмешиваясь. Она никогда не узнает, что я был там…
Нет. Черт возьми, нет.
Телефон снова завибрировал.
- Черт, черт, черт! - прорычал я.
Я подумал, что надо отвлечься. Я открыл телефон, и сообразив, кому принадлежал этот номер, впервые за полгода испытал шок.
Зачем мне может звонить Розали? Она была, наверное, единственной, кто радовался моему отсутствию.
Должно быть, что-то и правда не в порядке, если ей нужно поговорить со мной. Внезапно почувствовав беспокойство за свою семью, я снял трубку.
- Что? - спросил я напряженно.
- Ну ничего себе! Эдвард ответил на звонок. Я польщена.
По ее интонации я сразу понял, что с семьей все в порядке. Должно быть, ей просто стало скучно. Трудно было разобраться в мотивах ее поведения без возможности найти подсказку в ее мыслях. Для меня действия Розали никогда не имели смысла. Ее поступки обычно были основаны на достаточно замысловатой логике.
Я захлопнул крышку телефона.
- Оставь меня в покое, - тихо прошептал я в пустоту.
Конечно же, телефон завибрировал вновь.
Она что, собирается названивать пока не сообщит мне новость, которая, безусловно выведет меня из себя? Возможно. Понадобится несколько месяцев, чтобы она устала от этой игры. По достоинству оценив идею наслаждаться звонками Розали последующие полгода… я вздохнул и снова снял трубку.
- Заканчивай.
Розали торопливо проговорила:
- Думала, тебе будет интересно узнать, что Элис в Форксе.
Широко открытыми глазами я уставился на гнилые деревянные балки в трех дюймах от моего лица.
- Что? - ровным и равнодушным тоном переспросил я.
- Ты же знаешь Элис – думает, что всегда все знает. Прям как ты, - хихикнула Розали, но явно без удовольствия. Её тон стал едва ли не нервозным, как будто она вдруг стала сомневаться в том, что поступает правильно.
Однако, мой гнев помешал мне понять, в чем сомневалась Розали.
Элис поклялась мне, что она выполнит все мои указания насчет Беллы, хотя была и не согласна с моим решением. Она обещала оставить Беллу в покое… настолько, насколько смогу оставить ее в покое я. Конечно, она считала, что я не смогу вынести эту боль. Возможно, она была права.
Но пока я мог. Пока. Так что же она забыла в Форксе? Мне хотелось свернуть ее тощую шею. Хотя, конечно, Джаспер не даст мне подойти к ней так близко, как только почувствует поток ярости, исходящий от меня…
- Эдвард, ты еще тут?
Я не ответил. Только сжал переносицу кончиками пальцев, размышляя - может ли вампир страдать от мигрени.
С другой стороны, если Элис уже вернулась…
Нет. Нет. Нет. Нет!
Я поклялся. Белла заслуживает того, чтобы жить. Я поклялся. Белла заслуживает того, чтобы жить.
Я повторял эти слова как мантру, стараясь выбросить из головы притягательный образ темного окна комнаты Беллы. Путь в мое единственное спасительное прибежище.
Без сомнения, если я решу вернуться, я готов унижаться. Нет, я не это имел в виду. Я бы с радостью провел следующее десятилетие, стоя на коленях, только бы быть с ней.
Нет, нет, нет.
- Эдвард? Тебя не волнует, почему Элис там?
- Вообще-то нет.
Голос Розали стал самодовольным, без сомнения, ей понравился мой ответ. - Конечно, она не нарушает правила напрямую. Я имею в виду, ты ведь запретил нам приближаться к Белле, так ведь? Все остальное в Форксе не попадают под это определение.
Я медленно моргнул. Белла уехала? Мои размышления стали крутится вокруг этой неожиданной новости. Она ведь еще не закончила школу, должно быть она просто вернулась к матери. Это хорошо. Она должна жить там, где много солнца. Хорошо, что она умеет оставлять тени прошлого позади.
Я попытался сглотнуть, безуспешно.
Розали нервно рассмеялась.
- Поэтому тебе не нужно злиться на Элис.
- Так зачем ты звонишь, Розали, если не затем, чтобы досадить Элис? Зачем ты меня достаешь? Ох!
- Подожди! - сказала она, небезосновательно чувствуя, что я готов снова повесить трубку. - Я не за этим звоню.
- Тогда зачем? Говори быстро и оставь меня в покое.
- Ну…, - она колебалась.
- Выкладывай, Розали. У тебя всего десять секунд.
- Я думаю, тебе стоит вернуться домой, - заторопилась Розали. - Я устала от того, что Эсме все время печальна, а Карлайл никогда не смеется. Тебе должно быть стыдно за то, что ты с ними сделал! Эмметт все время скучает по тебе и это действует мне на нервы. У тебя есть семья. Вырасти, наконец, и подумай о чем-нибудь еще кроме тебя самого.
- Интересный совет, Розали. Давай я расскажу тебе маленькую историю про горшок и чайник…
- В отличие от тебя, я думаю о них. Если тебе наплевать на остальных, подумай хотя бы о том, какую боль ты причиняешь Эсме! Она любит тебя больше, чем кого либо из нас, и ты знаешь об этом. Возвращайся домой.
Я не ответил.
- Я подумала, раз вся эта история с Форксом улажена, ты сможешь.
- Проблема не в Форксе, Розали, - как можно более спокойнее сказал я. То, что она сказала о Эсме и Карлайле задело за живое. - Только то, что Белла… - было трудно произносить ее имя вслух, – …уехала во Флориду, не значит, что я смогу… Послушай, Розали. Мне правда жаль, но, поверь мне, если я приеду, вряд ли это сделает кого-нибудь счастливым.
- Ммм…
Опять оно, это нервное колебание.
- Розали, чего ты мне не договариваешь? С Эсме все в порядке? А Карлайл…?
- Они в порядке. Просто…ну, я ведь не сказала, что Белла уехала.
Я не ответил. Еще раз прокрутил наш разговор в голове. Да, Розали сказала, что Белла уехала. Она сказала: … ты ведь запретил нам приближаться к Белле, так ведь? Все остальное в Форксе не попадает под это определение. А затем: я подумала, раз вся эта история с Форксом улажена… Значит, Белла была не в Форксе. Что она имела в виду, когда сказала, что Белла не переехала?
Розали снова затараторила, в его тон стала прокрадываться злоба.
- Они не хотели тебе говорить, но я считаю, что это просто глупо. Чем быстрее ты справишься с этим, тем быстрее все вернется в норму. Зачем прятаться по темным углам планеты, если больше в этом нет необходимости? Теперь ты можешь вернуться домой. Мы снова можем быть семьей. Все кончено!
Мой мозг должно быть не в порядке. Я не мог понять смысла ее слов. Она говорила, так как будто хотела сказать мне что-то очень, очень простое, но я не мог понять, что именно. Мой мозг обыгрывал информацию, создавая различные интерпретации. Но ничего не имело смысла.
- Эдвард?
- Я не понимаю о чем ты, Розали.
Длинная пауза, длиной в несколько ударов человеческого сердца.
- Она мертва, Эдвард.
Еще более длинная пауза.
- Мне… жаль. Я думаю, ты имеешь право знать. Белла… спрыгнула со скалы два дня назад. Элис видела это, но было уже слишком поздно что-либо сделать. Думаю, она помогла бы, даже нарушив данное слово, если бы было время. Она вернулась, чтобы помочь Чарли. Ты же знаешь, как она всегда беспокоилась о нем…
Телефон замолчал. Мне понадобилась пара секунд, чтобы понять, что я сам выключил его.
Я сидел, замерев, посреди мрака. Казалось, что время кончилось. Казалось, вселенная остановилась.
Медленно, как старик, я снова включил телефон и набрал номер, по которому сам себе клялся никогда больше не звонить.
Если ответит она, я просто положу трубку. Если Чарли, я получу информацию, которая мне нужна, чтобы успокоиться. Я удостоверюсь, что Розали ошиблась в своей глупой маленькой шутке, а затем вернусь в свое небытие.
- Дом Свонов, - ответил мне голос, который я раньше никогда не слышал. Хриплый мужской голос, низкий, но принадлежавший молодому человеку.
Я не позволил себе задуматься о том, кто был его обладателем.
- Это Доктор Карлайл Каллен, - сказал я, идеально копируя голос отца. - Могу я поговорить с Чарли?
- Его нет, - ответил голос, и я слегка удивился злости, появившейся в нем. Эту фразу он буквально выплюнул. Но это не имело значения.
- Тогда где же он? - чувствуя нетерпение, потребовал я.
Последовала пауза, как если бы незнакомец хотел утаить от меня какую-то информацию.
- Он на похоронах, - в конце концов ответил юноша.
Я снова выключил телефон.

Данный отрывок не был удален из текста в результате редактирования и никогда не входил в рукопись. Написание этих двух отрывков после окончания работы над книгой «Новолуние» вдохновили вопросы и комментарии поклонников книги. Многие хотели знать, что же именно сказала Розали Эдварду в ходе судьбоносного телефонного разговора.

7

Бонусы к Новолунию
Быть Джейкобом Блэком
Эту повесть Стефани посвятила своему любимому персонажу - Джейкобу Блэку, а именно тому, каково вам будет, окажись вы в его шкуре.

«В интернете я наблюдаю тревожную тенденцию - люди приписывают Джейкобу Блэку самые низкие намерения, настаивая, что у него есть какой-то темный умысел. Это ведёт к перевешиванию чаши весов в пользу вампиров над оборотням. Здесь есть и моя ошибка, конечно. Очевидно, намерения Джейкоба не столь же ясны читателю, как мне. Я не собираюсь писать всё «Новолуние» от имени Джейкоба (от одной этой мысли у меня голова кругом), но я действительно хочу позволить людям посмотреть на всё его глазами, что возможно повлияет на их мнение. (Предполагалось, что материал будет кратким, но вы же меня знаете). Итак, если вы хотите знать другую сторону всей истории, это ваш шанс побыть в шкуре Джейкоба» (С.Майер) Этот рассказ включает в себя все события книг «Сумерки» и «Новолуние»

Быть Джейкобом Блэком. Часть 1

Свернутый текст

Итак, ты вполне счастливый ребенок. У тебя хорошие друзья, твой папа классный, разве что немного суеверный. Ты нормально учишься в школе — тебе не надо особо напрягаться. У тебя достаточно свободы. И ты горячо интересуешься механикой.

Однажды появляется дочь лучшего друга твоего папы. Она действительно симпатична как соседская девчонка, но, более того, вы с ней как будто на одной волне. Родственные души. Белла убегает от всех своих школьных друзей, кажется, ей интересно все, что ты говоришь. Ты моментально увлекаешься, но понимаешь, что ты ей не ровня. Она – старшеклассница, а ты – ученик средней школы. Можно только мечтать. Всё же ты много о ней думаешь. Может когда-нибудь, говоришь ты себе.

Конечно, теперь ты намного больше интересуешься всем, что папа говорит о Чарли. Ты уговариваешь отца извиниться перед Чарли насчёт Калленов. Тебе кажется, что он заблуждается на их счёт. В конечном счете, он извиняется. Отец хочет посмотреть игру, и, естественно, ты отправляешься с ним. Кто-то должен его возить (конечно, ты знаешь, что тебе никого не провести – Билли видит тебя насквозь).

Как бы то ни было, ты видишь Беллу с парнем в крутой тачке (машина - первая вещь, которую ты замечаешь. Над ней явно кто-то поработал и … ты впечатлен). Тебе хватает мужественности признать, что парень - действительно хорош собой. Будучи весьма наблюдательным, ты сразу замечаешь химию между ними. И вздыхаешь - ты всегда знал, претенденты на её сердце появятся быстро. Но школьные переживания быстро проходят, и ты стараешься не обращать на это внимания. Ты задаёшься вопросом, кто он (ведь тебе знакомы все в округе), и почему твой отец ведёт себя так странно.

У тебя есть шанс поговорить с Беллой, и это здорово. С ней ты чувствуешь себя свободно. Ты спрашиваешь её о парне, и узнаешь, что это Каллен - теперь понятно, почему Билли так отреагировал. Вы проводите вместе приятный вечер, за исключением того, что она кажется очень отрешённой, и у неё новый аромат, но он тебе совсем не нравиться.

Ты возвращаешься домой, и отец сердится. Он зовёт всех своих суеверных закадычных друзей. Из своей комнаты ты слышишь, как они говорят ему, что это не его дело. Ты с ними согласен, но Билли не спрашивает твоего мнения. Отец считает, что этот парень настоящий монстр, без преувеличений и это приводит меня в замешательство.

Билли снова едет к Чарли, он всё ещё расстроен по поводу Беллы. Он очень напряжен и судя по его взволнованным причитаниям, он думает, будто нарушает то легендарное соглашение. Ты хочешь рассказать ему, что Белла знает эту историю, но понимаешь, что сделаешь только хуже и ничего не говоришь об этом.

Вы снова видите Беллу с её парнем. Очевидно, они встречаются - он целует ее шею. Билли едва не хватает удар. Ну конечно – вампиры. Боже, старик собирается унизить вас обоих. Ты удивляешься, почему парень сидит в её грузовике…

Ты расстраиваешься из-за этого сильнее, чем должен бы. Ты думал, что уже смирился с тем, что у Беллы есть парень, но доказательство тому наводит тоску больше, чем ты ожидал. Есть разница - предполагать что-либо и видеть это собственными глазами. Снова вздыхаешь. Папа посылает за каким-то глупым поручением, и ты понимаешь позже, что он хотел поговорить с Беллой наедине и очень надеешься, что он не выставил себя дураком.

Жизнь продолжается. Пару раз ты увлекаешься школьными девчонками, но это быстро проходит. Ты до сих пор думаешь о Белле. Тебе хочется просто погулять с ней, но, как только в разговори всплывает фамилия Каллен, отец становится словно сам не свой. Как будто кто-то причинит тебе зло или что-то вроде того. Ты закатываешь глаза и качаешь головой.

Белла убегает из дома. Ты поражён и волнуешься за неё — это не отпускает тебя всю ночь. Ты понятия не имел, что она так несчастна. Ты злишься, что позволил Билли препятствовать вашей встрече. Возможно, ты мог бы помочь ей…

Затем Чарли звонит Билли, рассказывает ему, что с Беллой случился несчастный случай в Финиксе - она выпала в окно и находится в тяжелом состоянии в больнице. Эти новости сваливаются на тебя, как снег на голову. Когда Билли услышал, что доктор Каллен заботится о ней, он умоляет Чарли сесть в самолет. Они снова спорят. Ты предлагаешь навестить её, но Билли обрывает тебя на полуслове. Уступая ему, ты злишься ещё больше. В следующем разговоре по телефону отец кричит что-то о соглашениях и войнах — через дверь плохо слышно. Также он говорит, что Каллены причиняют боль Белле, и ещё он говорит о Сэме. Непонятно, как Сэм Улей стал частью этой разговора. Нет времени об этом думать. Ты слишком переживаешь за Беллу.

Белла поправляется и возвращается домой. Ты умираешь от желания увидеть её. Можно было бы принести ей цветы по поводу выздоровления или что-нибудь вроде того. Но Билли запрещает, и ты даже не можешь взять машину (они все на стороне Билли). Ты не веришь, как быстро вышла из-под контроля эта шутка про вампиров.

Вдруг Билли меняет свою тактику. Он хочет, чтобы ты поговорил с Беллой и предупредил её об опасности. Ты подавлен. Однако, он подкупает тебя, кроме того ты действительно хочешь увидеть Беллу. Ты идёшь. Белла такая красивая. К твоему облегчению, она смеется над сообщением Билли вместе с тобой. Ты замечаешь, как она смотрит на Эдварда Каллена, и понимаешь, что она полностью недосягаема для тебя. Но всё нормально, ведь она всегда будет твоим другом. Ты хочешь, чтобы она была счастлива, и этот парень видимо делает ее счастливой. Тебе неприятно из-за того, как придирчиво и предвзято относится к Калленам твой родной отец, ты хотел бы как-нибудь тактично за него извиниться. Белла снова пахнет теми противными духами. Как они вообще могут ей нравиться?

Ты здорово проводишь лето в Ла Пуш. Работаешь в своем гараже большую часть времени, несколько часов в неделю работаешь в магазине, болтаешься с Эмбри и Квилом, ходишь на несколько свиданий парами. Одна девочка влюбляется в тебя, но ты можешь предложить ей только дружбу. Билли всё ещё переживает за Беллу, и ты не можешь не обращать внимания каждый раз, когда слышишь её имя. В городе появляется идиотская банда, и вы с друзьями смеётесь над компанией Сэма за их спинами.

Снова начинается школа, и все идёт хорошо.

Однажды поздно ночью звонит Чарли и он в панике. Белла пропала, он думает, она потерялась в лесу. Билли обещает помочь и ты уже на полпути к двери, но отец не разрешает. Ты в бешенстве и решаешь идти пешком. Добираешься туда только к трём часам утра, когда Белла уже спит. Зато встречаешь там Сэма, Джареда и Пола. Единственным, кто сказал тебе, что Калены уехали, был доктор Вебер, который отвёз тебя домой. Люди уже сплетничают об этом. Эдвард бросил Беллу в лесу, вот почему она оказалась в беде.

Сначала тебя одолели противоречивые чувства. Ты осознал, что немного рад этому, но попытался подавить это чувство, ведь оно неправильное, поскольку Белла, наверное, несчастна. Ты надеешься, что с ней всё будет в порядке.

Затем ты начинаешь узнавать детали. Чарли в отчаянии, и всё время просит помощи у Билли. Но ни одна из твоих сестер никогда не проходила через такое, и Билли не знает как помочь другу. Ты слышишь, что Белла сломлена, неподвижна, не ест и не спит.

Ты начинаешь ненавидеть Эдварда Каллена. Как он мог сделать такое кому-то столь хорошему и доброму? Что же он за монстр? Ты сожалеешь, что когда-то хотел извиниться перед ним.

В то же самое время ты так зол, что люди в Ла Пуш радуются отъезду Калленов. Это сильно раздражает. Ведь они празднуют ту же самую вещь, которая заставляет страдать Беллу.

Проходит какое-то время, а Чарли становятся все более взволнованным. Билли больше не запрещает ездить в город, но инстинктивно ты знаешь, что она не хочет видеть тебя, не хочет видеть кого-либо. Ты пытаешься не волноваться о ней, но это тяжело, когда Билли бормочет о ней все время. Чарли говорит, она похожа на зомби. Она не улыбнулась ни разу с тех пор, так как Эдвард уехал.

Прошли месяцы. Однажды ты слышишь рёв знакомого двигателя, но не можешь в это поверить. Белла появилась как гром среди ясного неба. Тебя волнует шанс увидеть её так близко. Она выглядит хуже, чем ты думал. Она очень сильно похудела, а под глазами темные круги. Волосы выглядят темнее, чем раньше, а ее лицо ещё бледнее. Кажется, она стала столь хрупкой, что в любой момент может сломаться пополам. Тут она смотрит на тебя и улыбается, улыбается по-настоящему, искренне. Она счастлива видеть тебя. Это - мелочь, которая для тебя так много значит.

Ты обращаешь внимание на все, что она говорит и делает, но так, чтобы она ничего не заметила. Ты сравниваешь то, что видишь, и то, что говорил о ней Чарли. Белла рассказала про мотоциклы, и это тебя взволновало. Это – именно то, в чём ты хорош и можешь немного похвастаться. Кажется, ей очень комфортно с тобой, и ты чувствуешь то же самое. Такое ощущение, что вы были вместе каждый день в течение прошлого года — не имеет значения, что ты не видел её несколько месяцев. Вы болтаете вместе как раньше. Родственные души.

За следующие несколько дней ты начинаешь понимать, что можешь сделать что-то ещё кроме автомобилей: ты можешь сделать Беллу счастливой. Не такой, какой она была раньше, но намного лучше, чем она есть сейчас. Чарли и Билли весь день на телефоне, и ты ликуешь от того, что просто помогаешь ей. Ты видишь, как ей становится всё лучше – она улыбается и смеётся, возбуждённая вашими планами — и тебе от всей души приятно, что ты можешь делать это для нее.

Она ещё не вернулась к нормальной себе, и ты подхватываешь ее небольшие причуды с ходу. Она, кажется, рождается заново, и ты даёшь ей пространство, делать это, просто следуя за ней.

С Беллой всё хорошо, и если бы не она, твоя жизнь была бы невыносима. Эмбри присоединился к сумасшедшей секте Сэма, ты одновременно испуган и взбешён. Он не будет разговаривать. Вы с к Квилом пытаетесь выяснить, что происходит, но всё бессмысленно. Билли раздражён, и всё время поглядывает на тебя с интересом. Это тебя беспокоит. Ты рассказываешь об этом Белле, и ты чувствуешь себя лучше, потому что она относится к этому серьезно. Она обнимает тебя, и твое сердце в этот момент едва ли не взрывается.

Конечно, ты понимаешь, что влюбляешься. Ты также знаешь, что она не готова, и вообще относится к тебе по-другому. Ты умеешь быть терпеливыми и держишь за спиной два скрещенных пальца, чтобы она когда-нибудь посмотрела на тебя другими глазами. Ты высокий и совсем не выглядишь на шестнадцать. Ты начинаешь казаться большим, даже не поднимая все те гири, как это делает Квил, и это тебя радует. Она сказала, что ты красивый.

Белла зовёт тебя и своих школьных друзей, но планы меняются и остаётесь только ты, она и Майк Ньютон. Ты чувствуешь себя лучше, когда замечаешь — ей не нравится этот парень. Она не чувствует себя спокойно с ним так, как рядом с тобой. Она едва говорит с ним. Ты наслаждаешься ужасным фильмом больше чем любым фильмом, который ты когда-либо смотрел. Ты нравишься ей больше. Это очевидно.

Майку становится плохо, вы ждёте его с Беллой. Ты чувствуешь себя фантастически сильным и полным уверенности. Это странно. Ты как будто летишь, и сам в шоке от того, что говоришь ей. Слова просто льются из тебя. Она говорит, что ты ей нравишься, но её сердце всё ещё разбито. На мгновение тебя одолевает невероятный гнев, что кто-то мог причинить ей такую боль. Тебе хочется убить его, но ты давишь в себе это странное желание.

Ты провожаешь Беллу домой, и надежда поселяется внутри. Всё получается. Ты - единственный, с кем ей хорошо. Она нуждается в тебе. И ты сделаешь все, что в твоих силах, чтобы продолжать делать ее счастливой. Обещаешь ей это и чувствуешь себя великолепно. Просто ещё немного времени …

Возвращаешься домой, и Билли пожирает тебя глазами. Ты сильно раздражён, как будто тысяча булавок колит всё тело. В комнате слишком жарко – Белла говорила, что у тебя температура. Ты еле держишь себя в руках

Билли говорит, что ты странно выглядишь, и снова вспыхивает эта сумасшедшая ярость. На этот раз, ты не можешь её остановить и чувствуешь, что всё выходит из-под контроля. Ты дрожишь от гнева. Какая-то часть тебя знает, что это глупо, но большая часть тебя в бешенстве. Так горячо, как будто комната в огне. Ты чувствуешь огонь внутри себя.

К твоему удивлению, дрожь становится сильнее, и ты чувствуешь, что тело ломается на куски. Ты испуган. Проходит секунда, но это самая длинная секунда в твоей жизни. Ты чувствуешь, что взрываешься, и, кажется, что это конец.

Но твоё тело подхватывает себя — ты не разбиваешься на части. Непонятно, но изменилась форма твоего тела. Ты упираешься головой в потолок и смотришь вниз на Билли с большой высоты. Дрожь прекращается, но гнев всё ещё внутри. Всё вокруг красное и горячее. Ты пытаешь кричать на Билли, заставить его объяснить, но слышишь только страшный вой. Делаешь шаг в его сторону, и комната трясётся. Чувствуешь, как обнажаются твои зубы и слышишь рычание. Хочешь вытрясти из Билли объяснения, что он сделал с тобой. Протягиваешь руку к нему и видишь огромную когтистую лапу вместо своей руки. Ты опускаешь взгляд вниз, и испуганный визг вырывается изо рта.

Билли говорит с тобой, как с ребёнком, медленно и спокойно, говорит, чтобы ты успокоился, потому что всё хорошо. Но он не говорит, что происходит — кто ты. Ты снова в бешенства, но он не кажется удивленным. Он ожидал этого? Почему он не предупредил?

Билли пробирается к телефону и звонит кому-то. Ты слышишь имя Сэма, и понимаешь, что он тоже имеет к этому отношение. Ужасные рычания заполняют дом. Билли напуган, твоя челюсть, жаждущая укусить, прямо перед его лицом. Ты отдергиваешь себя, и снова слышишь это приглушённый визг.

Вот тут-то в твоей голове появляются голоса. Но они намного больше, чем просто голоса. За словами ты можешь видеть картинки и чувствовать эмоции. В течение секунды ты всё понимаешь. Среди всех прочих слова ты слышишь одно - ответ на твой вопрос. Оборотень. Ты - монстр.

Эмбри помогает больше всех. Ты узнаёшь его голос, даже если он молчит. Чувствуешь, как он оживлён тем, что ты теперь с ними. Сэм позволяет ему объяснять, позволяет поговорить с тобой снаружи (Билли успокаивается, глядя как ты направляешься к открытой двери — твои плечи едва ли там протиснуться). В лесу за домом ты впервые видишь других. Они огромны и ужасны. Ты потрясен от осознания того, что похож на них.

Это долгая ночь. Они показывают тебе все. Все истории и легенды, которые ты слышал всю свою жизнь, являются реальными историями. Это похоже на страну Оз, всё вокруг становится цветным, кроме этого нового мира, неприглядного места, наполненного страшилищами. Ты живёшь в фильме ужасов. Ты - один из монстров. Они показывают тебе, почему это случилось, и это - худшая часть. Потому что вампиры тоже реальны. И это - их вина, что ты превратился в это чудовище. Мало того, что вампиры существуют, но и твой лучший друг, девушка, которую ты любишь, все еще любит одного из них. Сначала ты не веришь, что она знала правду, но они убеждают, что она полностью осведомлена. Вспомнив, как она убивается из-за него, тебе становится ещё уже.

Ты тоже монстр, но не такой плохой. Вы существуете для того, чтобы защищать ваши семьи от плохих. Это не слишком утишает. Особенно, когда они говорят, что новый статус защитника означает, что ты больше не можешь быть среди нормальных людей. Пока ты слишком опасен. Через шесть месяцев, через год, возможно. Тебе придётся ходить в школу, чтобы не выдать себя, но больше никакого риска. В школе ты должен сосредоточить всю свою энергию на спокойствии. Забудь об учёбе. Только не убей никого

Быть Джейкобом Блэком. Часть 2

Свернутый текст

И Беллу, конечно, это тоже касается. Услышав твои возражения, Сэм показывает тебе свои воспоминания. Кажется, что ты был там лично. Ты видишь, как он запечатлился с Эмили. Ты слышишь ответ, который Сэм бросил в безрассудном гневе — гневе, который одновременно и клеймо и проклятием существования волков. Ты чувствуешь, что он взрывается, его рука все еще протянута к ней. Ты видишь, как его когти ранят её лицо. Видишь, когда она падает без сознания на землю. Чувствуешь его панику, его ужас. Он так напуган, что даже не может обернуться, чтобы помочь ей. Ты думаешь, что видишь, как она умирает (даже зная, что она выживет, это разбивает тебя – тебя тошнит от боли этого воспоминания). Ты видишь, как Джаред и Пол спешат помочь, приводят с собой Сью Клирвотер (лучший выбор, когда один из докторов - вампир). Сью заботится об Эмили, в то время как Сэм корчится в агонии в лесу, скрываясь, все еще неспособный успокоиться, чтобы измениться назад...

И ты знаешь, что они правы, тебе нельзя видеться с Беллой. Обещание, которое ты дал ей, может быть нарушено. Ты можешь сделать ей больно, точно так же как другой монстр.

Наблюдая, как заканчивается воспоминание Сэма, ты узнаешь, как измениться назад. Ты успокаиваешь себя, также как он, и возвращаешься в своё тело. Голый и ослабленный, ты сворачиваешься в темноте и плачешь так, как никогда раньше.

Остальные удивлены. У них ушло много дней или даже недель, чтобы научиться изменяться обратно в людей.

Твоя новая жизнь начинается в напряженное время. Вампиры не просто реальны, они все еще здесь. Другие, не Каллены. Они охотятся в округе, и ваша задача остановить их. Вся твоя ненависть к тому, что Эдвард и остальные Каллены сделали Белле, уходит в охоту на эту пару вампиров, мужчину с черными волосами и его рыжеволосую подругу.

Вы нагоняете мужчину в самый последний момент. Вы осторожно следуете за его запахом, пытаясь застать его врасплох. Джаред ведёт, потому что у него глаза как бинокль — он может видеть на мили вперёд. Вампир задерживается на маленьком лугу, и Джаред видит, что он говорит с Беллой. Ты бросаешься вперёд, но Сэм колеблется. Вы вышли за границы своей территории. Неужели это кто-то из друзей Калленов? Он нарушил соглашение, убивая людей в округе, но вы не можете доказать это — нет свидетелей. Сэм не хочет начинать войну, потому что неуверен в её последствиях. Ты считаешь, что он слишком осторожен. Вы спорите, и когда становится ясно, что Лоран хочет убить Беллу, Сэм принимает твою сторону.

Убить Лорана оказывается проще, чем ты думал. Потому ли, что вас было пятеро против одного? Ты знаешь, что это не имеет значения. Вы с Сэмом почти всё сделали вдвоём, и ты чувствуешь, что мог достать кровососа в одиночку. Возможно, вампиры не так уж сильны, как говорят о них легенды.

Образ испуганного лица Беллы на лугу стоит у тебя перед глазами. Она ужаснулась от твоего вида больше, чем от вампира с красными глазами. Ты гадаешь, как же она объяснила себе то, что видела.

Охота продолжается, и рыжеволосая женщина, оказывается, более неуловима, чем её дружок. Стая не понимает, что ею движет, поэтому трудно предвидеть ее шаги. И она очень хорошо умеет скрываться.

Тебя раздражает то, что вокруг бродит вампир. Кажется, им всем нужна Белла. Ночью ты всегда находишься поблизости от её дома, чтобы она была в безопасности.

Обычная жизнь превращается в муку. Но остальные впечатлены твоим самоконтролем, и в течение тех нескольких недель преследования вампира с черными волосами, они поражались всё больше и больше. Ты лучше управляешь своими "эпизодами" (как ты их называешь), чем любой из них. За две недели ты достиг того, к чему Сэм шёл погода. Ты справляешься этим уже даже лучше, чем Эмбри, Джаред и Пол. Но тебе от этого не легче. Зачем желать быть лучше, если ты и так уже оборотень?

Упрямый, ты начинаешь думать, что можешь держать себя в руках при Белле. Теперь ты знаешь, чего ожидать, ты уверен, что можешь контролировать себя, находясь рядом с ней. И она всё время звонит. Монстр в лесу, без сомнения, напугал ее. Ты нужен ей. Ты думаешь об этом большую часть времени. Сэм отчитывает тебя — никто лучше него не знает, что значит совершить ошибку.

Ты не можешь даже поговорить с ней по телефону. Все волки и старшие встревожены твоими воспоминаниями — они были очень осторожны относительно соглашения, а ты нарушил его, хотя и бессознательно. По крайней мере вампиры, которые заключали соглашение, ушли, значит войны не будет. И Белла, кажется, не поверит ещё в одну такую историю... Но Сэм отдаёт приказ: тебе запрещено говорить Белле правду. Он говорит тебе это в форме волка, и ты чувствуешь власть, протекающую через его мысли. Он - альфа, и ты не можешь не повиноваться.

Однако Белла упорная, и ты совсем не удивлён, когда она устраивает лагерь около твоего дома. Ты убеждаешь остальных, что контролируешь себя и рано или поздно этот разговор должен состояться. Сэм соглашается — он не склонен приказывать тебе так, как остальным (но это отдельная история). Он просит тебя держать себя в руках и настаивает, чтобы ты сказал Белле то, что заставит её держаться от тебя подальше. Он думает о Эмили, и как ты можешь с этим спорить?

Это тяжелее, чем ты думал. Ты видишь её лицо, и это похоже на то, как если бы кто-то вонзил нож тебе в живот. Ты такой же, как тот вампир, который разбил ее. Ты чувствуешь, что своими руками ломаешь все свои надежды и счастье, и её тоже. Несколько раз появляется гнев — ты начинаешь раздражаться, но контролируешь себя. Ты еле сдерживаешься, когда она начинает защищать вампиров. Как она может думать что-то хорошее о них, особенно после всего, что они сделали ей? Как будто недостаточно того, что они вампиры.

И затем она всё берет это на себя — она думает, что в чём-то виновата, поэтому ты так себя ведёшь. Она почти умоляет. Ты ненавидишь себя за то, что делаешь с ней. Ты убегаешь, превращаясь сразу, как только скрываешься из вида, чтобы не заплакать, как тогда.

Это день длится бесконечно. Ты сыт по горло уговорами Эмбри и одобрениями Сэма. Ты задаёшься вопросом, не потому ли ты сегодня не причинил вреда Белле, что когда-то Сэм уже сделал это с Эмили. Ты возвращаешься в человеческий облик, чтобы скрыться от них, и размышляешь весь вечер. Убегаешь из дома подальше от Билли, который раздражает тебя не меньше, чем все остальные.

Ты понимаешь, что пока Сэм запретил рассказывать Белле, но он не запрещал тебе видеться с ней. Конечно, это уловка, но ты не можешь позволить ей думать, что ты не хочешь быть её другом. Ты должен извиниться

Ты оставляешь мотоцикл на другой улице и прокрадываешься к ней в комнату. Она злится. Кроме того, она выглядит ужасно - почти так же плохо как в первый раз. Ее глаза покраснели, а лицо мокрое от слёз. Ты ненавидишь себя за это. Ты пытаешься объяснить, но не можешь нарушить приказ.

Ты пытаешься по крайней мере дать ей понять, насколько она важна для тебя и что это разлука не твой выбор. Пока вы разговариваете, ты начинаешь понимать, что зря пришёл. Ты ничего не изменил. И лучше не станет, пока она всё не поймёт. Если бы она только поверила в ту легенду в первый день…

Тогда ты понимаешь, что она давно знает всё, что ей нужно знать. Ты стараешься, чтобы она всё вспомнила и сложила это вместе, но она сбита с толку и почти засыпает. Ты полон надежды, но также очень напряжён. Вспомнит ли она? Поймёт ли она всё? Если поймёт, что она будет думать? Может она испугается и отвергнет тебя? Мысль, что это может случиться, сводит тебя с ума. Ведь она смогла принять вампира... Это отвратительно.

Ты знаешь, что как только обратишься снова, Сэм и остальные тут же всё узнают. Ты надеешься, что сможешь скрыть это от них, пока Белла сама не догадается. Возвращаешься домой и обещаешь себе, что будешь спокойным, несмотря ни на что.

Когда ты просыпаешься утром, Билли говорит, что Белла заходила и что она ждёт тебя на берегу. Ты взволнован и испуган одновременно. Наверное, она всё поняла. Она не стала просто звонить. Неужели она приняла тебя таким?

Ты спускаешься на пляж и видишь ее лицо. Она расстроена и тоже испугана. По выражению её лица ты понимаешь, что ей не очень нравится твоя новая жизнь. Это приводит тебя в ярость. Тебе надо сосредоточить всю свою силу, чтобы оставаться человеком. Обвиняешь её в лицемерии, а когда размолвка улеглась, чувствуешь большое облегчение. Конечно, тебе больно слышать, как она защищает своих вампиров, но по крайней мере она принимает и тебя. Еще один шанс. Возможно, вы пройдёте через всё это и снова будете вместе.

Какое облегчение – говорить с ней открыто. Ты удивлен, что она знает о вампирах вне Форкса больше, чем стая, и шокирован тем, что кровосос был рядом с Беллой все это время. Ты торопишься поговорить с остальными; тебе нужен план, как защитить Беллу. Ты приходишь в ярость, вспоминая, что кто-то пытается причинить ей боль. Впервые, ты рад, что ты - оборотень. Это ужасно, но зато ты можешь защитить Беллу. Вдруг ты понимаешь, что это того стоит.

Ты созываешь стаю. Несмотря на то, что ты убедился, что можешь контролировать себя рядом с Беллой, ты забыл объяснить всё остальным. Пол реагирует сильнее, чем ты ожидал. Ты вынужден измениться прямо перед Беллой, чтобы защитить её, и не успеваешь увидеть её реакцию. Нужно убрать Пола подальше от нее. К счастью для тебя, с каждым днём ты становишься сильнее и больше. Не слишком трудно отпихнуть Пола в лес. Сэм сразу же присоединяется к вам, и приказывает Полу успокоиться. Ты рассказываешь им всё о Белле и кровососе, через мысли это не занимает много времени. Хотя Сэм признаёт всю важность и ценность этой информации, он устраивает тебе разнос. Он отчитывает тебя за то, что ты подвергнул Беллу опасности сегодня, а Пола за то, что он оказался этой опасностью. Наконец, он говорит, что понимает больше остальных, и вы втроём снова члены одной стаи. Ты понимаешь, что вы близки друг другу как никогда. Теперь тебе легче быть частью стаи, так как ты можешь помочь Белле.

Странно, как быстро всё приходит в норму, в то же время всё совсем по-другому и опасно. Белла – единственная причина, которая это всё уравновешивает. У тебя есть несколько часов на сон, но большую часть времени вы с Сэмом и Эмбри обыскиваете лес в округе, надеясь найти любой след рыжеволосой кровопийцы. Когда наступает очередь других, ты как можно больше времени проводишь с Беллой. Вы перешли на новый уровень близости в вашей дружбе. Вы знаете все тайны друг друга, и это всё меняет. Ты поражен тем, как она могла всё это вынести, насколько она одинока в своём горе. Тебя всё ещё раздражает, что она скучает по Калленам. Ведь для тебя не существует хороших вампиров, как для неё. Она определённо напугана этой женщиной-вампиром. Ты пытаешься успокоить ее, что она не одна, рядом есть ты.

Патрулируя территорию, ты переживаешь, что Белла остаётся одна. Конечно, тебе не нравится, что Виктория препятствует твоему плану помочь Белле отвлечься от её постоянной тревоги. Она совершает вялую попытку перейти вашу территорию. Тебе это кажется подозрительным, а когда она исчезает в воде, ты тревожишься, что у неё другой план. Вы с Джаредом и Эмбри мчитесь назад вдоль береговой линии, ища любой признак того, что она пытается попасть на берег. Ты возвращаешься в Ла Пуш, Эмбри с Джаредом продолжают искать, но ты хочешь проверить Беллу. Просто, чтобы удостовериться, что рыжеволосая не обошла вас.

На пляже нет ни Беллы, ни рыжей, ни кого-либо еще. Ты держишься за деревьями, но шторм достаточно силён, чтобы никто вокруг не смог тебя заметить. Её грузовика нет перед твоим домом. Сначала ты думаешь, что она уехала домой, но новые следы от колёс приводят тебя к дороге около тех утёсов, прыгнуть с которых ты обещал Белле днём раньше. Прыжки с утёса. В этот же момент ты слышишь далекий крик Беллы, постепенно исчезающий, как будто звук падал.

Через секунду ты уже у края утёса. Внизу ничего не видно — волны слишком сильные, ни одного следа недавнего столкновения. Ты бросаешься с утёса, ныряя в темную воду.

Вода очень жёсткая. Ты знаешь, какие прилагаешь усилия, чтобы плыть, и знаешь, что Белла не настолько сильна. Ни один человек не справился бы с таким течением.

Ты отчаянно ищешь, твои острые глаза прочёсывают воду. Наконец, промелькнуло что-то белое — ее руки, безуспешно сопротивляющиеся волнам. Ты ныряешь под воду, наполовину задыхаясь и паникуя. Никто бы не смог сделать это при тех же условиях, даже Сэм, но ты сосредотачиваешься и заставляешь себя вернуться в свой человеческий облик. Ты хватаешь Беллу и выдёргиваешь её на поверхность.

Ты бы хотел оказать ей первую помощь. Все, что ты можешь сделать, это выбить воду из лёгких. Воды так много. Сначала она была в сознании, но затем отключилась. Ты не знаешь, что тебе делать. Ты несёшь её обратно к пляжу, надеясь, что помощь уже в пути. Мысли Джареда и Эмбри были с тобой во время ныряния, но теперь ты от них отрезан.

Появляется Сэм, но Белла приходит в себя прежде, чем он успел рассказать тебе о трагедии в деревне. Тебе жаль, что вытащил его оттуда, где он так необходим. Белла вроде в порядке. Ты не знаешь, нужен ли ей врач, но она просто хочет отдохнуть, так что ты отводишь ее домой. Ты измучен бессонными ночами, и засыпаешь рядом с ней. Тебе хорошо там, вы вместе и между вами нет тайн, Белла в безопасности.

Билли будит вас, когда приходит домой. Понимание того, что Гарри больше нет, опустошает. Он был одним из лучших друзей Билли, твоим дядей, и одним из трех старейшин, которые знают о волках. Несправедливо, что он ушёл от нас.

Ты везёшь Беллу домой, зная, что Чарли глубоко опечален. В пути ты замечаешь, что-то с ней не так, но не можешь понять что. Потеря Гарри кое-что прояснила для тебя, ведь ты также мог потерять Беллу — это было так близко. Мысль об этом ужасает тебя. В то же время ты рад, что в состоянии спасти ее. Она жива, потому что ты - оборотень. Ты способен даже смириться со своей судьбой.

Думая о скором вызове, ты держишь её за руку, расслабляясь, поддерживая её как можешь. Впервые после твоего первого изменения — ночи того фильма ужасов — ты думаешь, что всё может получиться. Кажется, очень правильным, что именно ты обнимаешь её сейчас. Чувствует ли она то же самое? Возможно не то, что она чувствовала к вампиру, но ни один из вас не чувствует себя полноценно друг без друга, наверное, это что-то значит. Складывается ощущение, что ты предназначен ей.

Она уже начинает задумываться об этом. Сейчас она ещё не готова, но рано или поздно обязательно будет. Просто ещё немного терпения. Ты открываешь дверь машины, и это мирное знание разбивается вдребезги.

Ты чувствуешь вампира поблизости. Твоя первая мысль - рыжеволосая, ты предполагаете, что она использовала смерть Гарри, чтобы прокрасться. Ты не уверен, где она, и наблюдает ли. Ты опасаешься изменяться и охотиться, потому что она может обойти тебя, пока ты отслеживаешь ее. Ты решаешь, что лучше всего будет вернуть Беллу в Ла Пуш, оставить с ней Эмбри, и охотиться на вампиршу вместе с Сэмом.

Что-то здесь не так. Ты не чувствуешь запах. Вампир, это точно, но не тот, чей запах жег тебе нос всю прошлую неделю.

Прежде, чем ты это осознаёшь, Белла просит тебя останавиться. Ее лицо светится как никогда с тех пор, как она приехала к тебе в первый раз, вся разбитая. Она думает, что Калены вернулись, и блестящий автомобиль около её дома тому подтверждение. Ее энтузиазм вызывает у тебя отвращение. Все, что она хочет, это пойти туда, как будто она не является их главным продуктом питания. Ты в ярости. Трудно успокоить себя.

Ясно, что тебе придётся применить силу, если хочешь удержать её от этой идеи. Кажется, она уверена, что это - ее вампиры. Она уже ушла - мысленно, она уже на миллион миль далеко от тебя. И у тебя есть обязательства. Стая не соблюдает границы соглашения, так как Каллены уехали. Твои братья могут попасть в беду, не зная, что вампиры вернулись.

Ты очень не хочешь оставлять её, и злишься, что именно этого хочет она.

Быть Джейкобом Блэком. Часть 3

Свернутый текст

И если они не прогонят ее, стая решит, что они в сговоре с ней. Сэм, Билли и старший Квил обсуждают возможность войны...

Но Сэм хочет сначала узнать подробности - пытается сохранить мир как можно дольше - и ты предлагаешь себя. Ты настаиваешь на том, что должен сделать это лично. Тебе нужно видеть ее лицо, чтобы понять, насколько глубоко она увязла. Ты говоришь Сэму, что узнаешь больше правды лично, что лучше кого-либо сможешь сказать, лжёт ли она. Конечно, Сэма не обманешь, но тебе уже всё равно.

Ты уходишь во время похорон, так, чтобы Чарли не мог вас прервать и вы могли поговорить с ней начистоту. Джаред и Эмбри не хотят оставлять вас одних, даже зная, что сейчас вампиров в доме нет. Ты знаешь, что они будут держаться близко, но не хочешь, чтобы они слушали. Ты хочешь нормально поговорить с Беллой, но так трудно оставаться спокойным в такой ситуации. Её дом воняет — эта вонь жжет тебе нос. И она сама вся пахнет вампиром. Вы оба держитесь немного враждебно, но она отвечает на все твои вопросы. Каллен здесь ненадолго. Ты уговариваешь себя, что всё будет как прежде, когда она уедет.

Ты не можешь заставить себя уйти. Ты видишь, как ей больно, возвращаешься и находишь её в слезах. Ты чувствуешь себя хуже, и лучше. Лучше, потому что она хотя бы беспокоиться о тебе. Она плачет из-за тебя. Это уже кое-что.

Теперь ты в состоянии говорить, но это трудно. Она любит их. Монстров, которые причинили ей боль - любит их. Она заботится о тебе тоже, но не так. Однако, эта Каллен снова уходит... Ты смущен, не уверен, что думать.

Ты держишь её руки, так как раньше — как это и должно быть. Ты дотрагиваешься до её лица, и внезапно тебе больше всего в мире хочется поцеловать её. Это не то, что ты планировал – неподходящее время, когда где-то бродит вампир. Но ты думаешь, что, возможно, этому тоже суждено быть. Возможно, она всё почувствует. Ты видишь борьбу в её глазах, интересно, какая сторона победит, когда твои губы коснутся её.

В этот неподходящий момент звонит телефон, и ты отвечаешь. Какой у тебя выбор? Это может быть Сэм, может что-то случилось. Ты слышишь чистый, звонкий голос с мягким английским акцентом, и после первого слова ты уже знаешь, кто это. Ещё один из них. Возможно, Белла была неправа, насчёт возвращения остальных. Может она лгала.

Белла сердится, когда вампир кладёт трубку. Прежде, чем ты успеваешь всё объяснить, ты чувствуешь новый запах приближающегося вампира. Ты слышишь легкий отзвук ее приближения, хотя она и двигается почти бесшумно. Ты пытаешься уйти, но в гостиной запах ещё сильнее. Прежде, чем ты поворачиваешься, кровопийца уже тут.

Она очень маленькая, но после того, что Белла рассказала тебе об их талантах, ты не позволишь ей усыпить твою бдительность. Тем не менее, она почти не обращает на тебя внимание. Похоже взволнованная чем-то, она вряд ли отдаёт себе отчёт, кто перед ней. Белла зовёт её Элис. Один раз Элис произности имя Эдварда, и Белла сгибается пополам. Неужели вампирша причинила ей боль? Ты ничего не видел. Но ты устремляешься вперед, чтобы поймать Беллу прежде, чем Элис сможет дотронуться до неё.

Маленькая вампирша кажется очень расстроенной, и это тебя удивляет. Ты понятия не имел, что они могу испытывать чувства. У тебя вызывает отвращение и удивление то, как легко Элис и Белла касаются друг друга. Ты думал, что вампиры не могут дотрагиваться до людей, не делая им больно. И Белла так непринужденно ведёт себя с Элис – общается с ней так, будто она человек. Похоже, Белла такой её и видит - человеком, почти.

Тебе трудно следить за разговором. Ты понимаешь, что у Эдварда Каллена какая-то проблема, и всё это вызвано ошибкой Розали. Белла кричит и требует позволить ей помочь, и маленькая вампирша соглашается с ней, хотя, она ясно дала понять, что будет очень опасно.

Тебе идёшь за Беллой на кухню, где она пишет записку Чарли. Ты просишь её не делать этого. Эффект такой, как будто ты вообще ничего не говорил. Она просит тебя позаботиться о её отце.

Белла убегает за вещами, и ты остаёшься наедине с Элис. Ты держишься от неё как можно дальше — инстинкты оборотня трудно подавить — и обвиняешь ее в том, что она приведёт Беллу к смерти. На самом деле, с ней не так сложно говорить, как ты думал — она реагирует и говорит как человек, хотя ее внешность кажется пугающе чуждой. Своим острым зрением ты видишь её как живой бриллиант, огранённый и сияющий.

Элис начинает спорить, но возвращается Белла, и они уезжают. Увидишь ли ты когда-нибудь её снова? Ты почти умоляешь ее не уходить, но Белла уезжает, лишь поцеловав твои руки. Какие-то полсекунды ты сжимаешь их в кулаки, и понимаешь, что она уходит, чтобы умереть ради этого кровососа, который разрушил ее жизнь. Впервые за всё это время, ты теряешь контроль над собой, и превращаешься в волка против своей воли.

Жизнь кажется чернее, чем когда-либо прежде. Остальные успокоены тем, что Элис Каллен уехала, им неважно, взяла ли она Беллу с собой или нет. Они пытаются скрыть свои чувства от тебя, но в стае, конечно, нет никаких тайн. Сэм осторожно расширяет вашу границу патрулирования, и ты берёшь на себя заботу о Чарли, как и просила Белла.

Именно так ты и обнаруживаешь рыжеволосую, совершая ещё один пробег вокруг дома Беллы. Стая окружает её, медленно сжимая периметр, позволяя ей подойти ближе к Форксу... Но она умудряется скрыться. Вы преследуете, но она хитрее и быстрее, чем её черноволосый друг. Ее внезапный прорыв выбил тебя из колеи — ведь вы ничем себя не выдали. Проанализировав всё случившееся, Сэм складывает все части в целое. Ее путь пересек недавний след, оставленный Элис Каллен. Этого, кажется, было достаточно, чтобы она в панике скрылась. Это значит, по крайней мере, что рыжеволосая не друг Калленам.

Чарли, естественно, охвачен паникой. Он приезжает в Ла Пуш, допытывается у тебя, знаешь ли ты что-нибудь, что поможет ему найти Беллу. Ты хотел бы рассказать ему всё о Калленах, но ты не можешь выдать свои тайны, и что хорошего даст ему это знание? Ни один из вас не может спасти Беллу теперь.

Слухи быстро распространяются в Форксе, когда Белла возвращается живой. Чарли не звонит Билли – видимо, он слишком разъярён – поэтому ты всё узнаёшь от Лии Клирвотер. Чарли звонил, сказать, что не сможет приехать к её матери; он не хочет оставлять Беллу одну, потому что у неё большие проблемы. Ты так рад, что она в порядке, что больше ни о чём не заботишься по началу. Но это ненадолго, пока не поступают остальные новости. Доктор Каллен возвращается в больницу — вся семья возвращается в город. Сэм снова выставляет патруль, но не так далеко как раньше. Вампиры не знали об оборотнях до этого, но теперь знают. Если они вернулись с миром, то стая должна снова соблюдать их границы. Необходимо удостовериться, что между вами нет недопонимания о том, что принадлежит квилетам.

Билли узнаёт новости от Чарли. Эдвард вернулся и они с Беллой снова вместе, без каких-либо последствий после всего, что он сделал. Белла не приезжает повидаться с тобой, и ты злишься, хотя на самом деле ты не очень то и надеялся. Ты также злишься, что Чарли разрешает Белле снова встречаться с Эдвардом. Разве не должен он, как отец, что-то с этим сделать?

У тебя есть один план, хоть и не продуманный от начала до конца. Если всё получится, она не сможет снова видеться с ним... Возможно если она будет далеко от него, она сможет освободиться, несмотря на его чары, и вспомнит, кто он, и что он сделал с ней.

Плюс, теперь у тебя есть новый повод для беспокойства. С тех пор как вернулась Элис, твой самый большой страх, что один из вампиров потеряет контроль над собой и убьёт её жажды. Теперь тебе приходит на ум, что возможно есть что-то похуже. Может у них есть другие намерения, чем просто утолить ею жажду. Ты даже не хочешь допускать эту мысль, но не можешь от неё избавиться.

Возможно, они попытаются сделать ее одной из них.

Это самое ужасное, что ты можешь себе вообразить. Хуже, чем убить её – украсть её душу и превратить в жестокое каменное существо, подобие человека, которым она когда-то была. Это подобно вселению в ее тело чужого человека, и даже тело не ее, а лишь его извращенная холодная копия.

Ты знаешь одну вещь, которая возмутила бы Чарли больше, чем что-нибудь еще (за исключением правды, которую ты не можешь ему рассказать) – это мотоцикл Беллы. Ты приезжаешь к ее дому и говоришь, что должен вернуть его, так как Белла больше не приезжает в Ла Пуш. Чарли становится красным и кричит на тебя с четверть часа, обещая всё рассказать Билли. Когда он отпускает тебя, вместо того, чтобы уйти, ты отступаешь в лес, зная, что кровосос по запаху поймёт, что ты здесь. У тебе есть предупреждение, которое ты должен передать.

Как ты и ожидал, прежде чем столкнуться с Чарли, Эдвард Каллен предпочитает встретиться с тобой. Очень трудно управлять собой, но ты не собираешься драться с ним при Белле. Она может быть ранена, и ты не собираешься быть тем, кто нарушит ваше соглашение. Лучше позволить Калленам играть плохих до конца.

Белла в ярости. Ты был готов к этому, но всё же тяжело видеть, как она обижена.

Вампир сильно удивляет тебя, когда благодарит за то, что ты помогал Белле. Ты отказываешься верить, что он искренен. Это какая-то уловка. Ты обнаруживаешь, что его способности читать мысли еще выше, чем ты опасался. Он слышит всё, что ты думаешь.

Хотя он уже знает о предупреждении, которые ты должен был передать, ты отвечаешь на вопрос Беллы о соглашении. Если они хотят сохранять мир с волками, им запрещено не только питаться кровью людей, но также создавать новых вампиров.

Разгневанная реакция Беллы говорит тебе намного больше, чем ты хотел знать. До этого момента ты волновался, что Каллены хотят изменить её. Ты не ожидал, что она знает об этом. Теперь ты видишь, она сама это планировала — это именно то, чего она желает.

Теперь тебе приходится бороться с собой ещё сильнее, чтобы не превратиться. Дальнейший разговор ничего не значит. Белла хочет стать вампиром. Она не понимает, что это изменение просто другая форма смерти – хуже, чем что-либо ещё.

Если он изменит ее, это будет означать войну. Ты направляешься домой, чтобы сказать своим братьям. Вы должны подготовиться...

Вся предложенная информация была взята с сайта: http://twilightrussia.ru/news/2009-01-17-550

8

Бонусы к Затмению
Короткая вторая жизнь Бри Таннер / The Short Second Life Of Bree Tanner
Взято с сайта: http://twilightrussia.ru/
Асе Мучник и Меган Хиббет

Авторское слово|...

АВТОРСКОЕ СЛОВО

Не существует двух авторов, описывающих одни и те же вещи одинаково. Все мы ищем вдохновения по-своему, и у нас разные мотивы в отношении героев: почему одних мы стираем из повествования, а других - оставляем. Лично я никогда не понимала, отчего некоторые из моих персонажей словно оживают, но я всегда счастлива, когда происходит нечто подобное. Они будто выписываются сами собой, и чаще всего их истории полноценны.
Бри - один из таких персонажей. Благодаря ей эта книга, которую вы сейчас держите в руках, не затерялась среди других файлов на моём компьютере. (Имена других двоих причин - Диего и Фред). Я задумалась насчёт Бри, когда редактировала "Затмение". Именно редактировала, а не писала. Просто когда я работала над черновым вариантом "Затмения", я всё рассматривала сквозь призму восприятия Беллы - только от первого лица - то, что она не слышала, не видела, не ощущала или не могла потрогать - отходило на второй план. Та история была только о ней.
Мне нужно было отойти от видения Беллы и посмотреть на саму историю со стороны - это и было следующим этапом в редактировании книги. Мой редактор, Ребекка Дэвис, принимала посильное участие, задавая вопросы, касаемо вещей оставшихся вне поля зрения Беллы, способных внести в повествование большую ясность. А Бри была единственной новообращённой, которую видела Белла, поэтому именно на ней я и сосредоточила своё внимание, задумываясь, что могло происходить за основной частью сюжета. Каково это - жить в подвале вместе с другими новообращёнными, охотиться, как традиционные вампиры. Я увидела мир глазами Бри. И это было несложно. Я изначально вполне ясно представляла персонаж Бри, а затем и некоторые из её друзей ожили.
Обычно я работаю по определённой схеме: пытаюсь написать короткий синопсис тех или иных событий и в конце присовокупляю диалог. В данном случае, вместо синопсиса у меня получился один день из жизни Бри.
Первое время, описывая историю Бри, я ставила себе на место настоящего вампира - охотника, монстра. Смотрела на людей её глазами - и обнаружила нас слабыми, жалкими,
малозначимыми, в общем, лёгкой добычей - вкусной закуской. Я поняла, каково это - быть одной в окружении врагов, всегда на чеку, неуверенной ни в чём, кроме опасности, в которой находится твоя жизнь.
Я погрузилась в абсолютно другую среду - в мир новообращённых, который оставался для меня чем-то непонятным долгое время, и даже когда Белла стала вампиром. Хотя она и Бри совершенно разные новообращённые. Это было увлекательно и мрачно, но прежде всего - трагично. По мере приближения к окончанию, я всё больше жалела, что не завершила "Затмение" несколько иначе.
Мне любопытно, как вы отнесётесь к Бри. Она совсем небольшой, проходящий, второстепенный персонаж "Затмения". Перед глазами Беллы она прожила не более пяти минут. И всё-таки её история достаточно важна для понимания романа. Когда вы читаете сцену в "Затмении", где Белла смотрит на Бри и на её примере видит своё возможное будущее, задумываетесь ли, каким образом она оказалась в подобном положении? Или то, как Белла и Каллены выглядят для самой Бри? Скорее всего, нет. Но даже если и задумывались, уверяю, вы не поняли её до конца.
Я надеюсь, что по окончанию всего вы, как и я проникнитесь персонажем Бри, хотя это и жестоко. Ведь вы знаете: у её истории нет счастливого конца. Но в любом случае вы получите полное впечатление о книге. И взглянуть на всё под таким углом совсем не лишнее.

Желаю хорошо провести время,
Стефани.

9

Бонусы к Затмению
Короткая вторая жизнь Бри Таннер / The Short Second Life Of Bree Tanner
Взято с сайта: http://twilightrussia.ru/
Асе Мучник и Меган Хиббет

Часть 1|...

Первое, что бросалось  в глаза – заголовки газет  в маленьких металлических автоматах: «Сиэтл в осаде – количество жертв  увеличивается». Я еще этого не видела. Должно быть, какой-то разносчик  газет только что заправил автомат. На его счастье, рядом его не оказалось. Отлично. Райли  как раз собирался унести приманку. Я должна была убедиться, что  буду вне пределов досягаемости, когда он увидит эту бумажонку. Пускай оторвет  кому-нибудь руку.
Я стояла в тени, за углом запущенного трехэтажного дома, пытаясь слиться с ним, чтобы  меня никто не заметил, и, поджидая кое-кого, в надежде,  наконец, принять  решение. Опасаясь  встречаться  с  кем-нибудь взглядом, я уставилась на противоположную стену. На первом этаже находился  музыкальный магазин, который давным-давно  закрыли. Окна, которые давным-давно лишились стекол из-за непогоды и уличных хулиганов, были заколочены фанерой. Как мне показалось, большая  часть квартир пустовала, поскольку оттуда не слышалось  звуков спящих людей. Меня это  не слишком удивило – само место выглядело так, словно здесь  прошелся ураган. Дома по другую сторону темной, узкой улицы,  также были  разрушены.
Вполне нормальная ночная  картина пригорода.
Мне не хотелось разговаривать и привлекать чье-либо внимание, но я очень хотела, чтобы кое-кто  кое-что для себя решил. Меня по-настоящему мучила жажда, и меня не особо заботило, в какую сторону мы направлялись по крышам – направо  или налево. Мне просто очень хотелось найти какого-то несчастного человека, которому бы вдруг пришло в голову оказаться не в том месте и не в то время.
К сожалению, Райли  сегодня отправил меня с парочкой самых бесполезных в мире вампиров. Похоже, Райли никогда не заботился  о том, кого он посылает охотиться. Или  ошибался, отправляя вместе несовместимых  личностей, что означало, что домой сегодня вернется меньше людей. Сегодня  я застряла здесь с Кевином  и белобрысым парнем, имени которого я не знала.  Оба они входили в  банду Рауля, так что о том, что оба они были редкостными дураками, можно было и не упоминать. К тому же опасными. Но именно сейчас они были все-таки больше дураками.
В настоящее время, вместо того, чтобы выбрать, где мы сегодня будем охотиться, они спорили  о том, кто из их любимых супергероев  лучше охотился. Безымянный блондин  изображал человека-паука, несясь вдоль кирпичных стен улицы и напевая дурацкую тему-заставку студии «Сartoon». Я печально вздохнула. Мы вообще собираемся сегодня охотиться?
Краешком глаза  я  уловила  движение слева. Еще один, которого Райли послал  вместе с  группой охотников, Диего. Я  знала о нем немного, лишь то, что он был  старше других. Правда, это не делало его в моих глазах лучше других идиотов.
Диего смотрел  на меня. Должно быть, он услышал мой  вздох. Я отвела взгляд.
Держите голову опущенной, а рот на замке –  только таким образом можно было остаться в живых в шайке Райли. «Человек-паук – сопливый неудачник», - бросил Кевин белобрысому. – Я покажу тебе, как охотится настоящий  супергерой, - и он широко ухмыльнулся. Его зубы блеснули в ярком свете  уличного фонаря.
Кевин выскочил на середину улицы, едва показались огни машины, осветившие асфальт  дороги  сине-белым светом. Он согнул руки и  поднял их, словно рестлер, хвастающийся своей силой.
Машина приближалась, вероятно, дожидаясь, пока он уберется с дороги, как должен был бы поступить любой нормальный человек. Как следовало бы поступить и ему, будь он нормальным человеком.
- Безумный Халк! – Взревел Кевин. - Халк… Крушитель!

Он бросился вперед, прежде, чем автомобиль смог затормозить, схватил его за бампер и перебросил через голову,  так, что машина,  с оглушительными звуками гнущегося металла и бьющегося стекла, упала на тротуар вверх тормашками. Женщина в машине закричала.
- О, боже, - произнес Диего, качая головой. Диего был красив, с темными, густыми вьющимися волосами и пухлыми губами, но кого из них нельзя было бы назвать  красавцем? И Кевин, и остальные  члены банды Райли были красивы.
- Кевин, вообще-то, предполагалось, что мы будем вести себя тихо. Райли сказал…
- Райли сказал! – Гнусавым голосом передразнил его Кевин. – Расслабься, Диего. Райли здесь нет.
Кевин прошелся по перевернутой Хонде и выбил окно напротив водительского сиденья, которому каким-то образом удалось уцелеть после произошедшего. Он нырнул за водителем внутрь, не обращая внимания на осколки стекла и сдувшуюся подушку безопасности.
Я отвернулась и задержала дыхание, изо всех сил стараясь удержать способность мыслить здраво. Мне было невыносимо видеть, как Кевин пьет кровь. Я испытывала чудовищную жажду, но мне не хотелось драться с ним. Меньше всего я нуждалась в том, чтобы оказаться в «списке подлежащих уничтожению»  Рауля.
А вот блондин   об этом не задумывался.

Он оттолкнулся от стены над головой и с легкостью приземлился  у меня за  спиной. Я слышала, как он и Кевин зарычали друг на друга, а затем  раздался звук раздираемой плоти и резко оборвавшиеся женские крики.
Наверное, они разорвали ее пополам.
Я попыталась не думать об этом. Но я чувствовала жар и слышала, как капли стекали им в горло, отчего мое собственное заполыхало огнем, хотя я даже не дышала.
- Я ухожу, - донеслось до меня бормотание Диего.
Он нырнул в проход между темными зданиями, и я последовала за ним. Если  я не потороплюсь убраться оттуда,  то мне придется сцепиться с головорезами Рауля из-за тела, в котором, в любом случае,  к этому времени   осталось уже  не так много крови.
А затем, возможно, я стала бы единственной, кто не вернулся   домой.

Фу, как же горит горло. Я стиснула зубы, чтобы не закричать от боли. Диего метнулся сквозь заваленную мусором улицу, а затем – когда добежал до ее конца – вскарабкался на стену.
Я вцепилась пальцами в щели между  кирпичами и вскарабкалась вслед за ним.
На крыше Диего притормозил, с легкостью перепрыгивая  через другие крыши, через  огни, отражающиеся в водах канала. Я не отставала. Я была моложе его, а значит, сильнее – в этом были свои плюсы – чем моложе мы были, тем сильнее, иначе нам было бы не выжить в свою первую неделю в доме Райли. Я легко могла его обогнать, но мне хотелось узнать, куда он направлялся, и  я опасалась, что он может оказаться у меня за спиной.
Диего не останавливался на протяжении многих миль, мы  почти добрались до  промышленных доков. Сквозь его дыхание я могла слышать, как он бормочет.
- Идиоты! Как будто бы Райли не  предупреждал нас, ради нашей же безопасности. Самосохранение, например. Неужели просьба проявлять хоть крупицу здравого смысла – это слишком много?
- Эй, - окликнула я. – Мы еще собираемся охотиться? У меня уже горло  горит.
Диего приземлился на краю широкой фабричной крыши и развернулся ко мне. Я отскочила на несколько ярдов, остерегаясь его, но он не сделал в мою сторону никаких агрессивных движений.
- Ага, - сказал он. – Я всего лишь хотел  оторваться от этих психов.
Он улыбнулся, абсолютно  дружелюбно,  и я присмотрелась к нему.

Этот парень, Диего,  не был похож на остальных. Он был… спокойный, полагаю, это верное слово. Нормальный. Не сейчас нормальный, а нормальный прежде. Его глаза были более яркого красного цвета, нежели мои. Как я слышала, это значило, что он  гораздо опытнее других.
С улицы под нами доносились звуки ночной жизни этой части  Сиэтла.
Новые машины, музыка с мощными басами, парочка людей, идущих нервными быстрыми шагами, какой-то пьяный бродяга,  фальшиво поющий где-то вдали.
- Ты Бри, верно? – Спросил Диего. – Одна из новорожденных.
Мне не понравилось это слово. Новорожденная. Неважно. – Да, я Бри. Но я не из новеньких. Мне уже почти три месяца.
- Довольно шустрая для трехмесячной, - сказал он. Немногие способны так быстро убежать с места действия. – Он произнес это как комплимент, как будто он действительно был этим впечатлен.
- Не хотела связываться с с придурками Рауля.
Он кивнул. – Аминь, сестричка. От них можно ждать только плохого.
Странный. Диего был странный. Он разговаривал со мной, как со старой знакомой. Ни враждебности, ни подозрительности. Так, словно бы сейчас он и  не думал  о том,  легко или сложно  ему будет убить меня.  Он просто разговаривал со мной.
- Давно ты с Райли? – Проявила я любопытство.
- Одиннадцать месяцев.
- Вау! Дольше, чем Рауль.
Диего закатил глаза и ядовито сплюнул с крыши здания.
- Да, я помню, как Райли обратил этого отморозка. С тех пор все стало гораздо хуже.
Я ненадолго замолчала, размышляя: на самом ли деле он считал, что любой, кто моложе него - пустое место. Не то чтобы это  как-то  меня заботило. Сейчас мне было всё равно, что думают другие. Больше не волновало. Как сказал Райли - теперь мы боги. Сильные, быстрые, лучшие. Никто не сравнится с нами.
Диего еле слышно присвистнул.
- Ну, мы идем. Просто подключи мозги и терпение, - он указал вниз на противоположную сторону улицы.

Там, в полутьме кирпично-красного переулка мужчина кричал на женщину, затем ударил её, а рядом стояла другая и молча смотрела на происходящее. По их одежде я догадалась, что это сутенёр и две его девочки.
Именно на это нам указывал Райли. Охотиться за отбросами. За людьми, которых не хватятся, если те не вернутся домой к ожидающим их семьям, за людьми, которых никто не объявит в розыск.
Точно также он выбрал и нас. Еда и боги - всё рождается среди отбросов.
В отличие от других я всё ещё следовала указаниям Райли. Но не потому что он мне нравился. Я давно уже не испытывала к кому-либо чувства симпатии. Просто то, что он говорил, звучало, как истинная правда. Какой смысл обращать внимание на то, что большинство новообращённых считает, будто Сиэтл -  их охотничьи угодья? И  чём это поможет нам?
Я вообще не верила в вампиров, пока не стала одной из них.

Так что, если весь остальной мир не верит в вампиров, значит, все остальные вампиры должны охотиться благоразумно, вот о чем говорил Райли. По всей вероятности, у них были веские на то основания.
И, как сказал Диего, разумная охота требует лишь немного ума и терпения.
Конечно, мы все часто срывались, а Райли читал об этом в газетах, после чего рычал и орал на нас, и даже ломал вещи – например, разбил любимую приставку для видеоигр Рауля. Рауль разозлился, схватил кого-то рядом с собой и поджег его. Тогда Райли взбесился и, учинив очередной обыск, конфисковал все спички и зажигалки. И так по кругу, после чего Райли приводил в дом еще сколько-нибудь новообращенных беспризорных детей, чтобы заменить тех, которых потерял. Этот цикл был бесконечным.
Диего втянул носом воздух – глубокий, длительный вдох – а я наблюдала за тем, как изменяется его тело. Он припал грудью к поверхности крыши, одной рукой взявшись за ее край. Все его странное дружелюбие исчезло, он превратился в охотника.
Вот это было мне знакомо и  давало  ощущение комфорта, потому что это я понимала.
Я отключила мозг. Настало время для охоты. Я сделала глубокий вдох, вбирая в себя запах крови людей, находящихся внизу. Это были не просто какие-то люди, они находились ближе, чем остальные. Решение о том, на кого ты собираешься напасть, нужно принимать до того, как почувствуешь запах своей добычи. А сейчас уже было слишком поздно выбирать.
Диего спрыгнул с края крыши и исчез из виду. Звук его приземления был слишком тихим, чтобы привлечь внимание плачущей проститутки или проститутки в отключке, или их разъяренного сутенера.

Низкое рычание просочилось сквозь мои зубы. Моя. Эта кровь была моей. В моем горле полыхал огонь, и я уже не могла думать ни о чем другом.
Я оттолкнулась от крыши, нацелившись на другую сторону улицы, так что приземлилась я в непосредственной близости от плачущей блондинки. Я почувствовала, что Диего где-то рядом со мной, поэтому предупреждающе зарычала на него, хватая удивленную девушку за волосы. Я оттащила ее в переулок и прислонилась спиной к стене. На всякий случай защищаясь.
И тут же забыла о Диего, потому что могла ощущать лишь жар под ее кожей, слышать – лишь звук ее пульса, бьющегося так близко к поверхности кожи.
Она открыла рот, чтобы закричать, но мои зубы сжали ее горло, и она не успела издать ни звука. Раздавалось лишь булькающие крови и  воздуха в  ее легких, а также глухие стоны, которые я была не в состоянии контролировать.
Кровь была теплой и сладкой. Она гасила огонь в моем горле, уменьшала страдания и зудящую пустоту в моем желудке. Я сосала и пила, не отвлекаясь ни на что другое.
Я услышал тот же самый шум от Диего – он поймал мужчину. Другая женщина лежала без сознания на земле. Никто не издал ни единого звука. Диего был хорош. С людьми была только одна проблема – у них никогда не было достаточно крови. Казалось, всего несколько секунд спустя в теле девушки ни осталось ни капли крови. Я разочарованно выпустила её обмякшее тело. Мое горло снова начало гореть. Отшвырнув уже ненужное мне  тело в сторону на землю, я присела у стены, задаваясь вопросом, удастся ли мне  сбежать с потерявшей сознание женщиной, прежде, чем меня догонит Диего. Диего уже закончил с мужчиной. Он посмотрел на меня с выражением, которое я могла бы описать как… сочувствующее. Но я могла и смертельно ошибаться. Мне было сложно припомнить, чтобы кто-то выражал  по отношению ко мне симпатию, поэтому я даже не знала,  на что же она была похожа.
- Она твоя…  - сказал он мне, кивая на лежащую на земле девушку.
- Ты смеешься надо мной?
- Нет, пока я серьезен. У нас есть время, чтобы сегодня вечером еще немного поохотиться.
Пристально посмотрев на него, пытаясь уловить подвох в его словах, я двинулась вперед и поднял девушку. Диего даже не пошевелился.  Он встал вполоборота и уставился в  черное небо.
Я вонзила зубы в её шею, продолжая смотреть на него. Эта оказалась даже лучше предыдущей. Её кровь была абсолютно чистой. Тогда как кровь блондинки имела горьковатый привкус, вероятно, от наркотиков, но я привыкла к этому и особо не обращала внимания. Но пробовать действительно чистую кровь мне доводилось нечасто, ведь я следовала «охоться-на-отбросов» правилу Райли. Казалось, и Диего придерживается его. По крайней мере, пока.
И зачем он это делает?
Когда я осушила второе тело, огонь в горле поутих. Во мне было достаточно крови. Вероятно, жажда на несколько дней оставит меня.
Диего по-прежнему ждал, тихо насвистывая сквозь зубы. Когда я выпустила осевшее с глухим стуком на землю тело, он обернулся и улыбнулся мне.
- Хм, спасибо, - сказала я.
Он кивнул. - Тебе явно это нужнее, чем мне. Я помню, как это сложно поначалу.
- А потом проще?
Он пожал плечами. - Немного.
Мы недолго смотрели друг на друга.
-    Почему бы нам не скинуть эти тела в пролив? - предложил он.
Нагнувшись, я подхватила мертвую блондинку и перекинула ее бесчувственное тело через плечо. Я хотела взять ещё одного, но Диего опередил меня, забросив его себе за спину.
- Я взял его, – сказал он.
Мы прошли до переулка, потом перепрыгнули через балки под автострадой. Свет автомобильных фар не падал на нас. Я вспомнила, насколько люди глупы, насколько рассеянны, как хорошо, что я больше не одна из этих невежд.
Под покровом темноты мы шли к пустому причалу, закрытому на ночь. Диего не остановился  в конце бетонной платформы, он просто прыгнул прямо с края со своей тяжелой ношей и скрылся в воде. Я соскользнула за ним.
Он плыл ровно и быстро, словно акула, ныряя глубже, в черноту. Вдруг он остановился, наткнувшись на дне океана на огромный  валун, покрытый слизью, морские звезды и мусор, цепляющийся за все подряд. Должно быть, здесь больше ста футов, тьма кромешная.
Диего отпустил тела. Они медленно покачивались под водой. Он засунул руку в грязный песок у подножья скалы. Через секунду нащупал и вытащил валун, открывая дыру. Из-за своего веса он по пояс погрузился в илистое дно канала. Вскинув голову, кивнул мне.
Я нырнула вслед за ним, захватывая тела одной рукой. Блондинку засунула в чёрную дыру в скале, затем затолкала туда же вторую девицу и их сутенёра, затем пихнула их чуть глубже, лишний раз удостоверяясь, что они не всплывут. Диего скинул валун. Тот лёг на дно, перекатываясь на бок. Тогда он протащил его по грязи, уцепился за край камня и толкнул, закрывая дыру в скале.
Затем отплыл немного, чтобы оценить свою работу.
- Великолепно, - промямлила я. Эти тела никогда не будут обнаружены. Райли не услышит о них в выпуске новостей.
Он улыбнулся и вскинул вверх руку.
Мне понадобилось некоторое время, чтобы понять, что он даёт мне пять. Неуверенно я подплыла к нему и стукнула своей ладонью о его ладонь, затем отпрянула, сохраняя расстояние между нами.
Диего посмотрел на меня со странным выражением лица, затем, словно пуля, взлетел к поверхности воды.
Я, смутившись,  бросилась вслед за ним. Когда я вынырнула на поверхность, он почти задыхался от смеха.
- Что?
Но он не смог ответить мне сразу. Наконец, он выпалил. - Худшее "дай пять" в моей жизни.

Я сердито фыркнула. - Не уверена, что ты не оторвёшь мне руку или что-нибудь ещё.
Диего громко рассмеялся. - Я не стал бы.
- А кто-нибудь другой мог бы, - возразила я.
- Что правда, то правда, - согласился он, внезапно погрустнев. - Ещё поохотимся?
- Спрашиваешь?
Мы вылезли из воды под мостом; на наше везение пара бездомных спала в каких-то изношенных спальных мешках на тонком матрасе, застеленном старыми газетами. Никто не проснулся. Их кровь была окислена алкоголем, но лучше хоть что-то, чем ничего. Их мы также похоронили в канале под другой скалой.
- Ну, мне хватит этого на несколько недель, - сказал Диего, когда мы снова вылезли из воды, пробираясь на противоположный конец пустого дока.
Я вздохнула. - Догадываюсь, что сегодня всё было проще простого, да? Через пару дней я снова буду сгорать от жажды? А потом Райли, скорее всего, отошлёт меня вместе с придурками Рауля.
- Я могу пойти с тобой, если хочешь. Райли позволяет мне делать то, что хочу, в разумных пределах, конечно.
Я задумалась над его предложением, недолго колеблясь. Диего вроде как отличался от остальных. По крайней мере, я чувствовала эту разницу. И мне не нужно будет постоянно оглядываться.
- Хочу, - призналась я. И тут же почувствовала неловкость. Уязвимость или нечто подобное.
Но Диего просто сказал: "Круто", - и улыбнулся.

- Ну, и почему Райли держит тебя на длинном поводке? - спросила я, интересуясь их взаимоотношениями. Чем больше  времени я проводила с Диего, тем всё меньше представляла его в тесном взаимодействии с Райли. Диего был таким... дружелюбным. В отличие от Райли. Но, возможно, это было из той серии, когда  противоположности притягиваются.
- Райли знает, что может доверять мне в этом беспорядке. Кстати, не хочешь помочь разобраться с одним поручением?
Я всё больше увлекалась этим парнем. Он заинтересовал меня. И мне хотелось посмотреть на то, что он будет делать.
- Конечно, - сказала я.
Он помчался через док к дороге, тянувшейся вдоль набережной. Я бежала следом. И учуяла запах нескольких людей; но на улице было слишком темно, а мы неслись слишком стремительно, чтобы они заметили нас.
Он снова избрал путь через крыши. Переместившись ближе, я узнала наш собственный запах. Мы следовали тем же путём.
А потом мы вернулись в тот самый переулок, где Кевин и ещё один парень дурачились с машиной.
- С ума сойти, - прорычал Диего.

Кевин с компашкой, должно быть, только что ушли. Ещё две машины высились поверх первой, добавилось несколько новых тел. Полиции пока не наблюдалось лишь из-за того, что все, кто мог хоть что-нибудь сообщить о произошедшем, были мертвы.
- Поможешь мне с этим разобраться? - спросил Диего.
- Ладно.
Мы спрыгнули, и Диего кинулся к машинам, переставляя их таким образом, чтобы картина была похожа на столкновение, а не на последствия гнева гигантского ребёнка, закатившего истерику. Схватив два обескровленных, безжизненных тела, я уложила их на тротуар так, словно бы те вылетели из машины при столкновении.
- Ужасная авария, - сказала я.
Диего усмехнулся. Вынул зажигалку и подпалил одежду на жертвах. Я схватила свою - Райли раздал их нам перед охотой; Кевину  следовало бы  воспользоваться своей - и начала поджигать верхнюю одежду. Тела, пустые и пропитанные нашим, легко воспламеняющимся ядом, мгновенно  вспыхнули.
- Отойди, - предупредил Диего, и я заметила, как он открыл бензобак одной из машин, открутил и снял пробку. Я вскочила на ближайшею стену, садясь и наблюдая за его действиями. Чуть отступив, он поджёг спичку. Прицелившись, кинул её в небольшое отверстие и в тот же миг оказался рядом со мной...
Грохот взрыва грянул над кварталом и всю правую сторону озарили всполохи огня.
- Отличная работа, - сказала я.
- Не без твоей помощи. Вернемся к Райли?
Я нахмурилась. Дом Райли был последним местом, где бы мне хотелось бы провести остаток ночи. Я не сгорала от желания видеть эти тупые лица и слушать постоянные вопли дерущихся. Мне не хотелось, стиснув зубы, прятаться за Придурковатым Фредом, чтобы народ оставил меня в покое. А книги у меня закончились.
- У нас есть немного времени, - сказал Диего, верно истолковав мое выражение лица. - Нам совсем необязательно возвращаться прямо сейчас.
- Я бы что-нибудь почитала.
- А я бы послушал что-нибудь новенькое из музыки, - он ухмыльнулся. - Пройдемся по магазинам?

10

Бонусы к Затмению
Короткая вторая жизнь Бри Таннер / The Short Second Life Of Bree Tanner
Взято с сайта: http://twilightrussia.ru/
Асе Мучник и Меган Хиббет

Часть 1. Продолжение|...

Мы быстро передвигались по городу, прыгая с крыши на крышу, а затем по тенистым улицам, на которых здания стояли слишком далеко друг от друга, юркнули к более дружным домикам, мирно соседствующих один с другим. Нам не пришлось слишком долго искать торговый центр с находящимся в нем филиалом крупнейшей в городе сети книжных магазинов. Я сорвала замок c люка на крыше, чтобы мы смогли войти. Магазин был пуст, только лампочки сигнализации мигали на двери и окнах. Я направилась прямиком в книжный отдел, а Диего тем временем устремился в отдел музыки позади себя. Я быстро расправилась с книгами. Взяла с полки сразу дюжину - они помогут мне продержаться ближайшие пару дней.
Я огляделась в поисках Диего и обнаружила его сидящим в кафетерии. Он рассматривал свои новые диски. На мгновенье задумавшись, я присоединилась к нему.
Я снова испытала то же странное, неприятное ощущение, что и на охоте. Словно такое уже было раньше — я вот так же сидела за столом напротив кого-то. Болтала с тем человеком о какой-то незначительной ерунде, размышляла о каких-то вещах, которые не были жизнью и смертью, или жаждой и кровью. Но это была какая-то другая, расплывчатая и непонятная мне жизнь.
Последним человеком, с которым я сидела за столом, был Райли. По многим причинам вспоминать о той ночи мне было очень тяжело.

- Как так вышло, что я никогда не видел тебя возле дома? - резко спросил Диего. - Где ты прячешься?
Я рассмеялась и одновременно скорчила рожицу.
- Обычно я держусь рядом с Придурковатым Фредом, где бы он ни был.
Диего поморщился. - Серьезно? И как тебе это удается?
- К этому нужно привыкнуть. И находиться за его спиной не так плохо, как перед ним. В любом случае, это лучшее укрытие, которое я нашла. Никто не рискует даже близко подходить к Фреду.
Диего задумчиво кивнул. – А ведь верно. Неплохой способ выжить.
Я пожала плечами.
- А ты знала, что Фред — один из любимчиков Райли? - спросил Диего.
- Серьезно? Как это? - никто не мог находиться в обществе Придурковатого Фреда. Я была единственной, кто попытался это сделать, и то лишь из чувства самосохранения.
Диего заговорщически наклонился ко мне. Я уже почти привыкла к этой его странности, и даже не отпрянула.
- Я слышала, как он разговаривал с ней, - я вздрогнула.
- Я знаю, - сказал он, и его голос снова показался мне дружелюбным. Конечно же, не было ничего странного в том, что мы начинали симпатизировать друг другу, когда речь заходила о ней. - Это случилось несколько месяцев назад. Неважно. Райли говорил о Фреде, и был при этом очень взволнован. Из того, что они говорили, я понял, что некоторые вампиры обладают необычными способностями. В том смысле, что у обычных вампиров таких талантов нет. И это именно то, что она ищет: вампиры с определенными способностями.
Он начал издавать звук "зззззз", то есть я услышала, как он произносит эту букву у себя в голове.
- С какими именно способностями?
- Да с любыми. Чтение мыслей, способность идти по следу и даже видеть будущее.
- Да ладно!
- Я не шучу. Кажется, Фред способен удерживать людей на расстоянии. Все это происходит у нас в голове. Он заставляет нас думать, что мы не хотим находиться рядом с ним.
Я нахмурилась. - И какая от этого польза?
- Разве это не помогает ему остаться в живых? Похоже, что и тебе тоже.
Я кивнула. - Так и есть. А он говорил о ком-нибудь еще? - Я подумала о тех странностях, которые я видела и чувствовала, но Фред, кажется, был единственным в своем роде. Те клоуны на дороге сегодня ночью, строившие из себя супергероев, не делали ничего такого, чего не умели бы мы все.
- Ещё он говорил о Рауле, - сказал Диего, и уголок его рта опустился вниз.
- А какими способностями природа одарила Рауля - Супертупостью?
Диего фыркнул. - Именно. Но Райли думает, что он владеет чем-то вроде магнетизма: он притягивает людей, и они следуют за ним.
- Это лишь предположение.
- Ага. Райли упоминал что-то такое. Не похоже, чтобы это действовало на… - тут он попытался подделать голос Райли, - "послушных ребят”.
- Послушных?
- Я полагаю, он имел в виду ребят вроде нас с тобой, которые хоть время от времени способны думать.
Мне не очень понравилось, что меня назвали послушной. При сложившихся обстоятельствах это звучало не слишком лестно. Определение Диего мне нравилось больше.
- Похоже, что именно по этой причине Райли нужно, чтобы Рауль был главным: кажется, что-то намечается.
Когда он сказал это, странный холодок пробежал по моей спине, и я выпрямилась.
- Что например?
- Ты когда-нибудь задумывалась о том, почему Райли с самого начала стремится не привлекать к нам излишнего внимания?
Прежде чем ответить, я на несколько мгновений заколебалась. Это определенно не тот вопрос, который мне следовало ожидать от правой руки Райли. Он практически подверг сомнению то, о чем нам говорил сам Райли. Если только Диего не был шпионом и не выспрашивал об этом специально… Вдруг Райли интересует, что его "дети" думают о нем? Но не похоже на то. Взгляд темно-красных глаз Диего был открытым и вызывал доверие. Да и с чего бы Райли беспокоиться об этом? Может быть, то, что другие говорили о Диего, не имело под собой никаких оснований. Просто сплетни.
Я честно ответила ему: - Да, я на самом деле думала об этом.
- Мы не единственные вампиры на земле, - торжественно сказал Диего.
- Я знаю. Райли иногда упоминает об этом. Но их не может быть слишком много. Будь иначе, мы бы наверняка уже заметили их, ведь так?
Диего кивнул. – Вот и я так думаю. И именно поэтому считаю весьма странным то, что она хочет создать еще больше таких, как мы, тебе не кажется?
Я нахмурилась. - Хм. Да потому что Райли на самом деле вовсе не привязан к нам, ничего подобного... - я вновь остановилась, выжидая, станет ли он возражать. Он не стал. Он просто ждал, слегка кивнув в знак согласия, поэтому я продолжила: - А она нам даже не показывается.
Ты прав. Я никогда не думала об этом под таким углом. Вернее, я вообще никогда об этом не задумывалась. Но тогда что же им от нас нужно?
Диего приподнял бровь: – Хочешь услышать мои предположения?
Я с опаской кивнула. Но теперь моя тревога не имела к нему никакого отношения.
– Как я уже сказал, что-то должно произойти. Я думаю, ей нужна поддержка, и поэтому она приказала Райли создать линию нападения.
После этих слов я снова ощутила покалывание в позвоночнике: – Почему же они ничего нам не говорят? Разве нам не следует быть начеку?
– Было бы неплохо, – согласился он.
В течение нескольких долгих секунд мы молча смотрели друг на друга. Мне больше нечего было добавить, да и ему, похоже, тоже.
Наконец я, поморщившись, произнесла: – Не знаю, купилась бы я или нет на заявление, что Рауль хоть на что-нибудь годен.
Диего засмеялся: – С этим трудно спорить. - Затем он выглянул в окно, в темное раннее утро. – Времени практически не осталось. Будет лучше, если мы вернемся прежде, чем превратимся в пепел.
– Пепел, пепел, все мы станем пеплом<span style="color: gray;">1</span>, – пропела я на одном дыхании, вскакивая на ноги и подбирая свою стопку книг.
Диего усмехнулся.

По пути мы сделали еще одну короткую остановку – заскочили в пустой магазин Target за большими мешками и двумя рюкзаками. Я в два слоя упаковала все свои книги. Намокшие страницы меня раздражают.
Затем, добираясь в основном по крышам, мы вернулись обратно к воде. На востоке небо уже начинало сереть. Проскользнув к проливу мимо большого парома, прямо под носом у двух ничего не подозревающих сторожей – им повезло, что я была сыта, и мне хватило самоконтроля, чтобы сдержать себя – и поплыли по мутной воде к месту обитания Райли.
Сначала я и не догадывалась, что участвую в гонке. Я просто быстро плыла, потому что небо становилось светлее. Обычно я никогда так не задерживаюсь. И если быть честной с самой собой, я постепенно превращаюсь в вампира-ботана. Я соблюдаю правила, я не доставляю неприятностей, я тусуюсь с самыми непопулярными "детьми" в группе и я всегда рано возвращаюсь домой.
Но вдруг Диего прибавил в скорости. Он обогнал меня, обернулся с улыбкой, означающей "что, не догонишь?", и снова помчался вперед.
Мне это очень не понравилось. Не помню, была ли я такой азартной раньше – теперь все это кажется таким далеким и неважным – но вполне возможно, что была, потому что, не раздумывая, откликнулась на его вызов. Диего был хорошим пловцом, но я была сильнее, тем более, после охоты.
- Увидимся, – беззвучно прошептала я, проплывая мимо, но не была уверена, что он услышал.
Я потеряла его в черной воде, но не стала впустую тратить время на то, чтобы увидеть, насколько я его обогнала. Я летела через пролив до тех пор, пока не добралась до берега острова, на котором прямо посреди заснеженной пустыни на склоне каких-то гор находилось наше очередное жилище. Как и прошлый раз, этот дом располагался в глуши, у него был большой подвал, а владельцы умерли не так давно.
Взбежав на пустой каменистый пляж, я вцепилась пальцами в скалу из песчаника и подпрыгнула вверх. Когда я, ухватившись за ствол сосны, подтянула свое тело на край обрыва, моего слуха достиг тихий всплеск, означающий, что Диего вышел из воды.
Но стоило мне мягко приземлиться на ноги, как две вещи привлекли мое внимание. Во-первых, уже почти рассвело. Во-вторых, дом исчез.
Ну, не совсем исчез. Кое-что все же осталось, но основная часть некогда жилого дома превратилось в руины. Крыша обрушилась на неровные обугленные деревянные балки, провисшие значительно ниже входной двери.
Солнце стремительно поднималось над горизонтом. Вечнозеленые сосны казались черными на фоне светлеющего неба. Совсем скоро, когда солнце озарит их верхушки, я уже, наверное, буду мертва. Это неважно. Моя вторая жизнь с неконтролируемой жаждой крови и нечеловеческими способностями сгинет в обжигающем пламени. Я могла только представить, насколько сильной будет боль.
Уже не впервые я вижу наш дом, до самого фундамента разрушенный драками и охваченный пожарами, многие из них не простояли и нескольких недель. Но это первый раз, когда мне довелось увидеть эту разруху в лучах восходящего солнца.

Когда Диего подошел ко мне, я испуганно выдохнула.
- Может нам удастся пролезть под крышей? – прошептала я. – Это достаточно безопасно, или...
- Не паникуй, Бри – спокойно сказал Диего – Я знаю одно место. Пойдем.
С этими словами он исполнил изящное сальто с края обрыва.
Не думаю, что вода сможет полностью защитить нас от солнца. Но может, если мы будем под водой, то, по крайней мере, не сгорим? Этот план показался мне не самым удачным.
И все же, вместо того, чтобы рыть подкоп под обгоревшим и разваливающимся каркасом дома, я спрыгнула с утеса вслед за ним.
Я была не совсем уверена в своих действиях, что было довольно-таки странно. Обычно я следую правилам и делаю только то, что действительно имеет для меня смысл.
Нырнув в воду, я ухватилась за Диего. Он снова куда-то мчался, только теперь преследователь был известен. Солнце.
Он быстро обогнул небольшой островок и нырнул еще глубже. Я удивилась, как он не ударился о каменистое дно, а затем удивилась еще больше, когда почувствовала теплое течение. Оно могло брать начало только из расщелины в скале.
Со стороны Диего было умно привести нас сюда. Конечно, провести весь день в подводных пещерах не очень весело, но не дышать несколько часов лучше, чем сгореть дотла. Мне стоило думать так же, как Диего. О чем-нибудь кроме крови. Нужно быть готовой к разным неожиданностям. Диего проплыл сквозь узкую щель в скале. Вокруг было черно, как в чернильнице. А значит, безопасно. Дальше плыть было невозможно – пространство было слишком тесным – поэтому я копировала действия Диего, карабкаясь по извилистому проходу. Я ждала, что он остановится, но Диего продолжал двигаться дальше. И только потом до меня дошло, что все это время мы взбирались наверх. Я услышала, как он всплыл на поверхность.
Через секунду там же оказалась и я.
Пещера оказалась небольшой, размером с Фольксваген "Жук", по высоте даже еще меньше.
Во второй пещере было свободнее, и я почувствовала дуновение ветерка с той стороны. Отпечатки пальцев Диего, время от времени появлялись на известняковых стенах.
- Милое место, - сказала я.
Диего улыбнулся. – Куда лучше, чем за спиной у Придурковатого Фреда.
- Не стану спорить. Эмм, спасибо.
- Не за что.

С минуту мы стояли в темноте и смотрели друг на друга. Выражение его лица было ровным и спокойным. Находиться в замкнутом пространстве так близко к кому-то другому, например к Кевину или Кристи, было бы ужасно. Каждой клеточкой своего тела я чувствовала его запах. Быстрая и болезненная смерть могла настичь меня в любую секунду. Но Диего был так безупречно сложен. Как никто другой.
- Твой возраст? – внезапно спросил он.
- Три месяца. Я уже говорила тебе.
- Да не в том смысле. Сколько лет тебе было? Наверное, так правильнее.
Я отстранилась. Что-то внутри меня ёкнуло, когда я осознала, что Диего говорит о человеческой жизни. Никто никогда не говорил об этом. Никто не хотел об этом вспоминать. И все равно мне не хотелось прекращать наш разговор. Просто наш разговор привносил хоть какое-то разнообразие в тишину.
Я замялась, а он продолжал смотреть на меня с горящим в глазах любопытством.
- Мне было … вроде, пятнадцать. Почти шестнадцать. Я не помню, тот день... был уже после моего дня рождения или нет, – я попыталась вспомнить, но эти последние недели неутихающей жажды затмевали собой мое прошлое, и когда я попыталась выудить на свет воспоминания, острая боль пронзила мое тело. И я, тряхнув головой, оставила попытки. - А тебе?
- Мне только исполнилось восемнадцать… – сказал Диего. – Я был так близок.
- К чему?
- К тому, чтобы уйти, - сказал он, но продолжать не стал. На минуту повисло тягостное молчание, а потом он сменил тему.
- А ты неплохо справляешься с тех пор, как попала сюда, - сказал он, скользнув взглядом по моим скрещенным рукам и вытянутым ногам. – Ты выжила, не поддалась дурному влиянию, не замкнулась.
Меня передернуло. Я закатала левый рукав футболки до плеча, чтобы он мог увидеть тонкую рваную линию по окружности руки.
- Как-то раз мне ее оторвали, - сказала я. – Хорошо, что Джен не успела ее сжечь. Райли показал мне, как можно приделать ее обратно.
Диего иронично усмехнулся и ткнул пальцем в свое правое колено. Его темные джинсы, судя по всему, скрывали шрам. – Это случается со всеми.
- Ауч, - произнесла я.
Он кивнул. – Серьезно. Но как я уже сказал, ты достаточно смирный вампир.
- Сейчас мне полагается сказать спасибо?
- Это просто мысли вслух. Пытаюсь разобраться в некоторых вещах.
- В каких именно?
Он слегка нахмурился. – Что происходит на самом деле. Что задумал Райли. Почему он продолжает приводить для нее всех этих ребят. Почему Райли не придает никакого значения тому факту, что кто-то из них может оказаться таким как ты, или, напротив, таким придурком как Кевин.
Звучало так, будто он знал Райли не больше меня.
- Что ты имеешь ввиду, говоря: "такая как я"?
- Просто именно таких людей и должен искать Райли – способных – а не тупых раздолбаев, которых таскает Рауль. Могу поспорить, что в человеческой жизни ты не была хулиганкой.
На его последних словах я нервно переступила с ноги на ногу. Диего ждал ответа, будто сказал самую обыкновенную вещь. Я сделала глубокий вздох и окунулась в воспоминания.
- Я была достаточно близка к этому, - сказала я после нескольких минут молчания, а он терпеливо наблюдал за мной. – Еще не совсем, но через несколько недель... – меня передернуло. - Знаешь, я мало что помню, но знаю, что на планете нет ничего могущественней, чем самый обычный голод. Все изменилось. Жажда – куда хуже.
Он засмеялся: - Запевай, сестра.
- А как насчет тебя? Ты не очень похож на трудного подростка, как большинство из нас.
- О, у меня бывали проблемы, так что с этим все в порядке, - мы оба замолчали.
И я так бы и сидела, ожидая ответов на неуместные вопросы, лишь пристально глядя на него.
Он вздохнул, запах его дыхания был приятным. У нас у всех запах изо рта был сладким, но у Диего он был особенным - с легким привкусом каких-то специй, вроде корицы или гвоздики.
- Я старался держаться подальше от всей этой дряни. Я прилежно учился и собирался выбраться из гетто, ну, ты знаешь. Поступить в колледж. Сделать что-нибудь для себя. Но там был парень, не сильно отличающийся от Рауля. Его девизом было: "Примкни или умри". Меня не устраивало ни то, ни другое, поэтому я оставался в стороне от его банды. Я был осторожен и остался жив, - он замолчал, закрыв глаза.
Я не удержалась, чтобы не поторопить его: - И что?
- Мой младший брат не был столь же осторожен.
Я хотела было спросить, вступил ли его брат в ту банду или умер, но выражение его лица давало ответ на этот вопрос. Я отвела взгляд, не зная, как реагировать. Я действительно не могла понять его утраты - было очевидно, что он по-прежнему остро чувствовал боль. Я же не оставила за собой ничего, по чему тосковала бы до сих пор. В этом была разница? Поэтому он цеплялся за воспоминания, которых остальные обычно избегают?
Я все еще не понимала, каким образом Райли был причастен к этому. Райли и проклятый чизбургер. Мне хотелось дослушать эту историю, но и казалось, что некрасиво проявлять нетерпение.
К счастью для моего любопытства, уже через минуту Диего продолжил.
- В общем, я потерял его. Украл у друга оружие и отправился на охоту, - он мрачно усмехнулся. – Тогда это не было наилучшим решением. Но я нашел парня, который привлек моего брата в ту банду раньше, чем они добрались меня. Остальные члены его команды прижали меня к стене в каком-то переулке. И вдруг между ними и мной оказался Райли. Помню, я подумал тогда, что этот парень намного бледнее, чем мне когда-либо доводилось видеть. Он даже и не взглянул на тех парней, когда они выстрелили в него. Пули полетели в его голову. И знаешь, что он мне сказал? Он сказал: "Хочешь новую жизнь, парень?"
- Ха! - рассмеялась я. – Тебе повезло больше, чем мне. Меня лишь спросили: "Детка, хочешь бургер?"

Я до сих пор помню, как Райли выглядел той ночью, несмотря на то, что картинка была размыта, потому что мои глаза чуть не повылазили из орбит. Это был самый горячий парень, которого я когда-либо видела; высокий, белокурый, с совершенными чертами лица. Я знала, что за темными очками скрываются такие же красивые глаза, но он их не снял. И голос у него был такой нежный, такой добрый. Я примерно догадывалась, что он хотел бы в обмен на еду, и дала бы ему это. Не потому, что он был так красив, а потому, что в последние две недели я не ела ничего, кроме отбросов. Однако оказалось, что ему нужно было совсем не это.
Диего рассмеялся, взглянув на бургерную.
- Ты, должно быть, была очень голодна.
- Чертовски.
- А почему ты была такой голодной?
- Потому что я была глупой и сбежала до того, как получила водительские права. Я не смогла найти нормальную работу, и была никудышной воровкой.
- От чего ты сбежала?
Я замялась. И чуть сильнее сконцентрировалась на том, чтобы все вспомнить, но не была уверена, что хочу этого.
- Ну давай же, - уговаривал он. - Я же рассказал тебе свою историю.
- Да, ты рассказал... Ладно, я сбежала от отца. Он избивал меня. Наверное, он делал то же самое и с моей матерью, пока она не свалила. Я была очень маленькой тогда, и не слишком много знаю об этом. Но стало еще хуже. Я поняла, что если буду терпеть слишком долго, то, в конечном итоге, умру. Он говорил мне, что если я когда-нибудь сбегу, то сдохну от голода. Он был прав – и, насколько я могу судить, это было единственным, в чем он оказался прав. Я не слишком часто думаю об этом.
Диего кивнул в знак согласия.
- Такие вещи помнить сложно, правда? Все кажется таким смазанным и потускневшим.
- Все равно, что пытаться разглядеть соринку в собственном глазу.
- Хорошее сравнение, - похвалил он меня.
Он покосился на меня, как будто пытался что-то увидеть, и протер глаза.
Мы снова вместе рассмеялись. Странно.
- Не припомню, чтоб я смеялся на пару с кем-нибудь с тех пор, как встретил Райли, - сказал он, озвучивая мои мысли. - Это хорошо. Ты милая. Не то, что другие. Ты когда-нибудь пыталась поговорить хоть с кем-то из них?
- Нет, никогда.
- Ты ничего не потеряла. Таково мое мнение. Жизнь Райли была бы намного лучше, если б он окружил себя достойными вампирами. Если мы должны защищать ее, разве не лучше искать умных?
- Так Райли и не нужны мозги, - рассуждала я. – Он гонится за количеством.
Диего продолжил, поджав губы: - Как в шахматах. Он создает не коней и не слонов.
- Мы всего лишь пешки, - догадалась я.

На протяжении минуты мы молча смотрели друг на друга.
- Я не хочу так думать, - сказал Диего.
- И что нам делать? - спросила я, автоматически используя множественное число. Как будто мы уже были командой.
Секунду он обдумывал ответ на мой вопрос, ему явно было неловко, и я пожалела, что употребила слово "мы". Но потом он сказал: - А что мы можем сделать, если понятия не имеем, что происходит?
И он не возражал против того, что я уже объявила нас командой, что мгновенно заставило меня почувствовать себя настолько здорово, что я и вспомнить не смогла, когда еще мне было так хорошо.
- Я думаю, что мы должны смотреть в оба и подмечать каждую мелочь. А потом попытаться все выяснить.
Он кивнул. - Нам необходимо поразмыслить обо всем, что Райли говорил нам, обо всем, что он делал. - Он задумался. - Знаешь, однажды я пытался обсудить кое-что из этого с Райли, но он не стал меня слушать. Он приказал мне сосредоточиться на более важных вещах, таких как жажда. Разумеется, это было всё, о чем я тогда мог думать. Он послал меня на охоту, и я перестал волноваться...
Я смотрела, как он думал о Райли, его взгляд был направлен куда-то вдаль, пока он вызывал воспоминания, и я подумала: Диего был моим первым другом в этой жизни, но я не была тем же для него.
Вдруг его внимание резко переключилось на меня. - Итак, что нам стало известно от Райли?
Я сосредоточилась, прокручивая в голове последние три месяца.
- Ну ты же знаешь, он не так уж много нам рассказывает. Только самое основное про вампиров.
- Нам следует быть повнимательнее.
Мы помолчали, обдумывая это. Я по больше части думала о том, как многого не знаю. И почему меня не волнует все то, что до сих пор мне не известно? Было похоже, что разговор с Диего как будто прочистил мне мозги. Впервые за три месяца кровь перестала быть самой важной вещью на земле.

1 строчка из детской песенки

Тишина длилась недолго. Черная дыра, через которую в пещеру проникал свежий воздух, уже не казалась такой черной. Теперь она стала темно-серой и светлела с каждой минутой. Диего заметил, что я "сама не своя".
- Не беспокойся, - сказал он. – Даже в яркие солнечные дни сюда пробиваются лишь тусклые лучики света. Но они не причиняют боли, - усмехнулся он.
Я отпрыгнула поближе к дырке в полу, куда из-за начавшегося отлива потихоньку стала убывать вода.
- Серьёзно, Бри. Бывало, я проводил здесь целый день. Я рассказал Райли об этой пещере и о том, как она доверху наполнилась водой... Он сказал, что это классная находка, на случай, если мне понадобится где-то укрыться, чтобы не сойти с ума. Да фиг с ним, ну разве похоже, что я сгорел на солнце?
Я колебалась, прикидывая, насколько сильно его дружба с Райли отличается от отношений со мной. В ожидании ответа он приподнял брови.
- Нет, - наконец, сказала я. - Но...
- Смотри, - нетерпеливо перебил меня Диего. Внезапно он сунул руку по самое плечо в ту дырку. – Ничего не случилось.
Я кивнула.
- Расслабься! Хочешь увидеть, как далеко я могу зайти? – едва успев произнести это, он засунул в отверстие голову и приготовился вылезать.
- Диего, не надо! - он почти исчез из моего поля зрения. - Я уже успокоилась, клянусь!
Он засмеялся, и его смех был слышен как будто издалека - казалось, что он забрался в этот тоннель уже достаточно высоко. Я хотела броситься за ним, схватить за ногу и втащить обратно, но от страха словно приросла к месту. Глупо было бы рисковать жизнью ради какого-то незнакомца. Но у меня никогда не было ни одного близкого друга. И сейчас, после всего одной ночи, мне уже тяжело будет лишиться того единственного, с которым я могла поговорить.
- No estoy quemando 1, - отозвался он с издёвкой в голосе. – Подожди... что за?.. Ау!
- Диего?!
Я ринулась через всю пещеру и просунула голову в дыру. Его лицо оказалось рядом, в дюйме от моего...
- Бу!
Когда он оказался так близко, я отшатнулась - просто рефлекс, старая привычка.
- Очень смешно, - сухо сказала я и отошла прочь, чтобы он смог забраться обратно.
- Тебе нужно расслабиться, детка. Я всё выяснил, ясно? Непрямые лучи не обжигают.
- Значит, ты утверждаешь, что я могу оставаться под тенью дерева и со мной ничего не случится?!?
Он колебался целую минуту, раздумывая, отвечать мне хоть что-то или нет, и, наконец, тихо сказал: - Я так уже делал.
Я уставилась на него, ожидая увидеть ухмылку. Потому что это наверняка была шутка.
Диего недовольно нахмурил брови.
- Все знают, что - по преданиям - вампиры в течение всего дня должны были прятаться в гробах, – продолжила я, – чтобы уберечься от солнца. Это общеизвестно, Диего.
- Ты права. Об этом говорится в легендах.
- Иначе зачем Райли днем держит нас всех вместе в подвале, защищающем от солнца – своего рода большом гробу? Мы лишь разрушаем его, а Райли постоянно приходится иметь дело с драками и нескончаемыми беспорядками. И не говори мне, что он наслаждается этим.
Что-то из сказанного мною удивило его. Секунду он сидел с открытым ртом, а затем закрыл его.
- Что?
- Общеизвестно, - повторил он. – Что вампиры целый день делают в гробах?
- Эмм… а! Полагается, что они должны спать, верно? Но, думаю, они, скорее всего, просто лежат там и скучают, потому что мы ведь не… Ладно, согласна, это никудышная версия.
- Ну да. Хотя во всех этих рассказах они не просто спят. Они вообще без сознания. Они не могут проснуться. Человек может просто подойти и пронзить их колом! А колья - это еще один предрассудок! Ты действительно думаешь, что кто-то может проткнуть тебя обычным куском дерева?
Я пожала плечами. - Ну, вообще-то я не задумывалась над этим. Я имела в виду не простой кусок дерева, конечно! Может быть, заострённый кол обладает какими-то… ну, не знаю… волшебными свойствами или чем-то вроде этого.
Диего хмыкнул. – Ой, да ладно тебе!
- Ну… я не знаю! Конечно, я бы не стала стоять неподвижно в то время, как на меня бежит человек с заостренным колом.
Диего все с тем же раздражением во взгляде, словно для вампира магия - это само собой разумеющееся, скатился вниз на коленях и вцепился в известняк над головой. Маленькие камушки посыпались ему на голову, но он не обратил никакого внимания.
-Что ты делаешь?
-Экспериментирую.
Он рыл обеими руками до тех пор, пока не смог встать во весь рост, но и после этого продолжал рыть.
- Диего, ты почти добрался до поверхности. Ты же вспыхнешь! Прекрати!
- Я и не пытаюсь… ага, вот оно!
Послышался громкий треск, затем еще один, но ни один луч света не проник внутрь. Он вынырнул оттуда, так что я смогла увидеть его лицо, в руке он держал белый высохший корень дерева, весь в налипших комьях грязи.

11

Бонусы к Затмению
Короткая вторая жизнь Бри Таннер / The Short Second Life Of Bree Tanner
Взято с сайта: http://twilightrussia.ru/
Асе Мучник и Меган Хиббет

Часть 1. Продолжение|...

Край корня был острым и неровным. Он бросил его мне:
- Вонзи в меня.
Я кинула его обратно: - Ни за что.
- Я серьезно. Ты же знаешь, что мне этим не навредить. - Он снова кинул мне корень, но я вернула его тем же способом, каким он прибыл ко мне.
- Ты такая… суеверная, - застонал он.
- Я - вампир. Если это не подтверждает, что суеверные люди правы, тогда я не знаю, чем еще это можно доказать.
- Хорошо. Тогда я сам.
Взяв корень, театральным движением он вытянул перед собой руки, как будто держал он вовсе не кусок дерева, а настоящий меч, которым собирался пронзить себя.
- Прекрати, – заволновалась я, - это глупо!
- Это мое решение. Ничего не случится.
И он с силой, с которой с легкостью пробил бы гранитную плиту, ударил себя деревяшкой в грудь, прямо туда, где должно было биться его сердце. Я буквально застыла от страха, в то время как он хохотал: - Видела бы ты свое лицо, Бри.
Он разжал пальцы, и щепки от сломанного им куска дерева посыпались между ними. Раздробленный корень рассеялись по полу мелкой крошкой. Диего принялся очищать свою рубашку, хотя она была изрядно подпорчена плаванием и откапыванием корня, от которого не было никакого толку. В следующий раз, если у нас будет возможность, нам обоим следует стащить побольше одежды.
- Может быть, когда это делает человек, это происходит не совсем так.
- Потому что если ты человек, то ты типа волшебник?
- Я не знаю, Диего, – сказала я раздраженным голосом. – Не я придумывала все эти истории.
Вдруг он стал более серьезным: – А что, если все эти предания на самом деле придуманы? Вымышлены?
Я вздохнула: - И что бы это изменило?
- Не знаю. Но если мы правы в том, зачем мы здесь - зачем Райли обратил нас для нее, зачем она старается собрать как можно больше таких как мы - мы должны понимать, на что мы способны. - Он нахмурился, сейчас на его лице не осталось даже намека на веселье.
Я лишь молча таращилась на него. У меня не было ни одного ответа.
Выражение его лица немного смягчилось: - Знаешь, это очень помогает. То, что можно поговорить об этом. Помогает мне сосредоточиться.
- Мне тоже, - сказала я. - Не знаю, почему я никогда не задумывалась об этом. Это ведь так очевидно. Но работать над этой загадкой вместе… Не знаю. Мне нужно получше приглядываться ко всему.
- Точно, – Диего улыбнулся мне. – Я рад, что ты решилась сегодня уйти со мной.
- Вот только не надо сентиментальностей.
- Что? Ты не хочешь быть… - его глаза расширились, а голос поднялся на октаву выше, - "лучшими друзьями навсегда"? - Он рассмеялся над этим тупым выражением.
Я закатила глаза, не совсем уверенная в том, насмехался ли он над фразой или надо мной.
- Ну давай же, Бри. Стань моим лучшим другом на все времена. Ну пожалуйста? – дразнился Диего, но его широкая улыбка казалась естественной и… преисполненной надежды. Он протянул руку.
На этот раз я дала ему пять, ударив по ладони, не понимая, зачем он поймал меня за руку и удерживал, словно рассчитывал на что-то ещё.
Было шокирующе странно прикасаться к другому человеку после целой прожитой жизни – потому что последние три месяца и были всей моей жизнью – без каких-либо контактов. Вроде прикосновения к оголенным проводам, но более приятное.
Улыбка на моём лице получилась кривоватой. – Считай, что я им стала.
- Отлично. Наш собственный закрытый клуб.
- Жутко эксклюзивный, - согласилась я.
Он все ещё удерживал мою руку, при этом не тряся её и не пожимая.
- Нам нужен секретный пароль.
- Поручаю это тебе.
- Итак, заседание тайного суперобщества лучших друзей открыто, присутствуют все, секретный пароль будет объявлен позже, - подытожил он. – Первый вопрос повестки дня: Райли. Ничего не знает? Введён в заблуждение? Или лжет?
Пока он говорил, его глаза, широко открытые и искренние, смотрели прямо на меня. И когда он произносил имя Райли, в них ничего не промелькнуло. В это мгновение я поняла, что рассказы о Диего и Райли были всего лишь ложью. Диего всего-навсего был здесь дольше, чем остальные. И я могу ему доверять.

- Поправка к списку, - сказала я, - повестки дня. А именно: кто он такой?
- В точку. Это именно то, что мы должны выяснить. Но сперва ещё один эксперимент.
- Это слово заставляет меня нервничать.
- Доверие – важнейшая составляющая каждого тайного общества.
Диего выпрямился, воспользовавшись уже вырытым в потолке отверстием и снова принялся копать. Через секунду его ноги оторвались от пола, он поддерживал себя одной рукой, а другой продолжал работать.
- Смотри, не накопай чеснок, - предупредила я его и попятилась к туннелю, ведущему к морю.
- Бри, все эти истории - выдумки, - крикнул он мне. Он забирался все глубже в проделанную дыру, и земля продолжала дождём сыпаться вниз. Он словно пытался закопать своё убежище. Или затопить его светом, от чего оно стало бы ещё более бесполезным.
Я почти погрузилась в спасительный канал, только кончики моих пальцев и глаза возвышались над краем. Вода доходила до бёдер. И мне понадобится меньше секунды, чтобы скрыться в темноте. Я ведь могла, не дыша, провести целый день.
Диего уже должен был вплотную подобраться к поверхности. И снова я боролась с чувством страха потерять нового и единственного друга.
- Диего, пожалуйста, прекрати, - прошептала я, зная, что он, вероятно, засмеётся, и не послушается.
- Доверься мне, Бри.
И я ждала, не шевелясь.
- Уже почти… - прошептал он. – Готово.

Я напряглась, ожидая света, искры или взрыва, но Диего опустился вниз, а в пещере по-прежнему было темно. В руке он держал длинный корень, толстый, похожий на змею, размером с меня. Он кинул на меня торжествующий взгляд, в котором явно читалось: "Ну, я же говорил!"
- Я вовсе не безумец, - сказал он, свободной рукой указывая на корень. – Смотри – меры предосторожности.
С этими словами Диего вонзил добытое орудие в потолок. Он упал на колени и отскочил от образовавшееся расщелины в попытке уклониться от лавины оставшегося песка и камней. И затем яркий луч толщиной с руку Диего вспышкой пронзил темноту пещеры. Этот луч образовал световой столб от пола до потолка, мерцающий, когда в него попадали летающие в воздухе пылинки. Я застыла неподвижной ледяной глыбой, уцепившись за выступ, и в любой момент готовая сорваться с места.
Диего не дёрнулся, не завопил от боли. Даже запах дыма не донесся до меня. Пещера была в сотни раз светлее, чем раньше, но на него это никак не повлияло. Поэтому, не исключено, что его рассказы про тени деревьев были правдой. Я с опаской наблюдала, как он опустился на колени рядом со столбом солнечного света, глядя на него и даже не шевелясь. Казалось, что с ним все в порядке, но кожа его как-то неуловимо изменилась. Что-то как будто двигалось, возможно, оседающая пыль отражалась на свету. Он словно весь слегка поблескивал. А может быть, это была не пыль, а начинал воспламеняться. Может быть, это даже не больно, и он слишком поздно осознает…
Секунды тикали, а мы неподвижно смотрели на дневной свет.

Затем, в одно движение, которое нам обоим казалось абсолютно ожидаемым и оттого совершенно невероятным, он поднял руку, повернул ее ладонью вверх и протянул к солнечному столбу.
Я рванула к нему быстрее, чем могла себе представить, это было чертовски быстро. Быстрее, чем когда-либо раньше.
Прижала Диего к стене маленькой, наполненной землёй пещеры прежде, чем он преодолел этот последний дюйм, и вся его кожа оказалась бы на свету.
Комната стремительно наполнилась светом, и в ту же секунду я почувствовала тепло на своей ноге. Пещера была не слишком просторной, и я не смогла прижать Диего к стене, сама при этом не попав в поток солнечного света.
- Бри! – выдохнул он.

Я автоматически отскочила от него и прижалась к стене. Это движение заняло меньше секунды, но всё это время я ждала, что меня настигнет боль. Ждала, что языки пламени охватят мое тело, как той ночью, когда я встретила ее, только быстрее. Ослепляющий блеск исчез. Это снова был всего лишь столб солнечного света.
Я посмотрела на лицо Диего: широко распахнутые глаза, открытый рот. Он по-прежнему не шевелился, что без сомнения выдавало его тревогу. Мне хотелось посмотреть вниз, на свою ногу, но я боялась увидеть то, что осталось от неё. Это было совсем не похоже на то, как Джен отрывала мою руку, тогда было гораздо больнее. Но здесь ничего исправить уже было нельзя.
Но мне по-прежнему было не больно.
- Бри, ты это видела?
Я быстро отрицательно покачала головой: – Все совсем плохо?
- Плохо?
- Моя нога, - прошипела я сквозь зубы. - Скажи, что от неё осталось?
- По мне, так с твоей ногой все в полном порядке.
Я посмотрела вниз и убедилась, что ступня и икра по-прежнему целы, мне удалось пошевелить пальцами, значит всё хорошо.
- Болит? – спросил он.
Приподнявшись с земли, я села на колени. - Пока нет.
- Ты видела, что произошло? Видела свет?
Я покачала головой.
- Смотри, - сказал он, становясь на колени напротив света. - И на этот раз не вставай у меня на пути. Ты доказала, что я прав, - он вытянул руку, и то, что произошло дальше, поразило меня не меньше, чем даже то, что моя нога осталась невредимой.
В то же мгновение, как его пальцы вошли в столб света, пещера наполнилась миллионами отблесков, сияющих всеми цветами радуги. Они были такими же яркими, как солнечные блики в комнате с зеркалами. Свет струился отовсюду. Я отшатнулась и вздрогнула - свет добрался и до меня.
- Невероятно, - прошептал Диего, полностью окуная свою руку в поток света, отчего в пещере стало еще светлее. Он перевернул руку, чтобы разглядеть ее тыльную сторону, а затем снова повернул ее ладонью вверх. Огоньки танцевали на ней, как на вращающейся призме.
И не было никакого запаха гари, а Диего явно не было больно. Я внимательно смотрела на его руку, и казалось, что на коже находилось несметное количество крохотных зеркал, отражающих свет с вдвое большей силой, чем обычные зеркала.
- Иди сюда, Бри. Ты должна это испытать.
Не сумев придумать достойной причины для отказа и потому, что мне было любопытно, я с большой неохотой приблизилась к нему.
- Не сгорю?
- Нет, свет не причиняет нам вреда, он лишь... отражается от нас. Полагаю, именно это нам и не договаривают.
По-человечески медленно, я неуверенно сунула руку в поток света. На коже мгновенно замерцали блики, озарив пещеру, и даже дневной свет снаружи казался бледным в сравнении с этим сиянием. И это были даже не блики, потому что свет преломлялся и переливался всеми цветами радуги, как будто проникал сквозь кристаллы.
- Думаешь, Райли знает?
- Может, да. А может, и нет.
- Если он знал, то почему не сказал нам? Чем это вызвано? Мы просто ходячие диско-шары, - я недовольно пожала плечами.
Диего засмеялся: - Кажется, я понимаю, откуда появляются легенды. Представь, если бы ты увидела это, будучи человеком. Наверняка, решила бы, что парень охвачен пламенем.
- Если бы он не разгуливал рядом и не болтал, то возможно.
- Это удивительно, - сказал Диего, проведя пальцем по моей сверкающей ладони.
Затем, не выходя из светового столба, он вскочил на ноги, и все вокруг вновь засияло.
- Пошли, нужно выбираться отсюда, - он подтянулся и полез на поверхность через отверстие, которое недавно проделал.

Могло показаться, что я пришла в себя и успокоилась, но нервишки все равно пошаливали. Не желая быть похожей на трусливого цыпленка, я последовала за Диего, в глубине души дрожа от страха. У Райли была собственную версия сгорания на солнце. С тех самых пор, как я стала вампиром, одна только мысль об этом наполняла меня инстинктивным страхом.
Вскоре мой спутник выбрался наружу, я отстала от него лишь на секунду. Мы оказались на клочке неухоженной травы в нескольких метрах от деревьев, растущих на острове. Всего в паре ярдов позади нас находился обрыв, а под ним - вода. Все вокруг, освещённое отражёнными от нас лучами, сверкало и переливалось разноцветными отблесками.
- Ого, - пробормотала я.
Диего усмехнулся, его лицо, озаренное сиянием, было прекрасно. Внезапно ощутив трепет внизу живота, я осознала, что вся эта затея с обществом лучших друзей была ошибочной. Для меня, по крайней мере. Это было слишком быстро. Его усмешка немного смягчилась, и стала неким подобием улыбки. Глаза его были распахнуты так же широко, как и мои. Он дотронулся до моего лица так же, как до этого коснулся моей руки - будто пытаясь понять причину сияния.
- Мило, - услышала я, наконец. Его ладонь задержалась на моей щеке.
Не знаю, как долго ли мы простояли вот так: улыбаясь, как полные идиоты, и сверкая, словно хрустальные бокалы. К счастью в бухте не было ни одной лодки. Потому что нас заметил бы даже слепой. Не то, чтобы кто-то способен нам что-то сделать, да и я сейчас не испытывала жажды, просто людское присутствие разрушило бы красоту момента.
Внезапно густое облако заслонило солнце, и мы опять стали собой, хоть и продолжали слегка мерцать. Но недостаточно для того, чтобы чьи-то менее зоркие, чем вампирские, глаза могли это заметить.
Как только мерцание прекратилось, мои мысли начали проясняться, и я смогла подумать о том, что делать дальше. Но не смотря на то, что Диего выглядел вполне привычно - не искрился яркими вспышками света - я знала, что он никогда больше не будет для меня прежним. Это странное ощущение внизу живота не проходило, и мне казалось, что оно поселилось там навсегда.
- Мы расскажем Райли? Предпочитаем думать, что он не знает? - спросила я.
Диего вздохнул и опустил руку. - Я не знаю. Давай подумаем об этом, когда будем следить за ними.
- Нам придется соблюдать осторожность, выслеживая их днем. Ну ты знаешь: мы вроде как чересчур заметны на солнце.
Он ухмыльнулся. - Давай побудем ниндзями.
Я кивнула. - Супер-секретный клуб ниндзя звучит намного круче, чем сообщество ЛДН.
- Несомненно лучше.
Мы потратили всего несколько секунд, чтобы найти то место, откуда вся наша банда покинула остров.
Это было легко. И совсем другое дело – найти место на материке, к которому они причалили.
Мы кратко обсудили идею разделиться, но единогласно отвергли такой вариант. Это действительно имело смысл, но, в конце концов, если один из нас что-то обнаружит, как он сообщит об этом другому? Хотя, по большому счету, мне просто не хотелось оставлять его, и я видела, что он чувствует то же самое. Мы оба практически всю жизнь были сами по себе, и не было рядом никого достойного, и теперь это было бы так ценно, что нельзя было терять ни минуты, проведенной вместе.
Было множество вариантов, куда они могли податься. Материк, полуостров, или другой остров, или снова окраины Сиэтла, или север штата на границе с Канадой. Всякий раз, когда мы разрушали или сжигали один из наших домов, Райли был готов к этому - он всегда знал, куда идти дальше. Он заранее планировал такие вещи, но никого из нас не посвящал в свои планы. Они могут быть где угодно.
Погружаться в воду и выныривать, чтобы избегать лодок и людей, - все это очень замедляло наши поиски. Весь день мы искали безрезультатно, но ни один из нас не жаловался. Вместе нам было весело как никогда.
Это был такой странный день. Вместо того, чтобы сидеть в темноте, стараясь не обращать внимания на увечья и преодолевать свое отвращение к месту, в котором мы прятались, я играла в ниндзя с новым другом. Или больше, чем другом. Передвигаясь в основном по тенистым участкам, мы много смеялись, бросали друг в друга камни, как будто это были китайские звездочки.

Когда солнце село, я внезапно заволновалась. Будет ли Райли искать нас? Или он предположит, что мы сгорели? Знал ли он больше, чем показывал?
Мы стали передвигаться быстрее. Намного быстрее. Мы уже обошли по кругу все ближайшие острова, поэтому сейчас сосредоточились на материке. Где-то через час после захода солнца я учуяла знакомый запах, и буквально через секунду мы уже шли по следу. Один раз учуяв запах, мы могли отследить его так же легко, как стадо слонов по свежевыпавшему снегу.
Пока бежали, мы со всей серьезностью обсуждали, что нам делать.
- Не думаю, что стоит рассказывать Райли, - сказала я. - Давай скажем, что мы весь день были в твоей пещере, пока не принялись искать их. - Пока я говорила, мое беспокойство нарастало. - Давай еще скажем, что пещера была заполнена водой и мы не могли разговаривать.
Через некоторое время он тихо спросил: - Ты думаешь, что Райли плохой парень, да? – произнеся это, он взял меня за руку.
- Я не знаю. Но на всякий случай лучше подстраховаться, - я заколебалась на мгновение, но потом сказала: - Ты не хочешь думать, что он плохой.
- Нет, - согласился Диего. Он - мой друг. Я хочу сказать, что это не такая дружба, как между мной и тобой, - он сжал мою руку. - Но он мне ближе, чем все остальные. И я не хочу думать, что… - Диего не договорил.
В ответ я сжала его руку. - Может быть, он действительно славный. Но каким бы он ни был, нам лучше быть осторожными.
- Согласен. Мы расскажем им историю о пещере, заполненной водой. Для начала этого хватит… Я поговорю с ним о солнце позже. Думаю, лучше сделать это днем, когда я смогу доказать свои слова. И на случай, если он уже все знает, но имеет веские причины обманывать нас, мне лучше поговорить с ним наедине. Я выберу момент на рассвете, когда он обычно возвращается…
Я заметила, что Диего в основном говорил "я", а не "мы", и это тревожило меня. Но в то же время, мне не очень хотелось участвовать в разговорах с Райли. В отличие от Диего, я не верила ему.
- Ниндзя атакуют на рассвете! - сказала я, чтобы рассмешить его. Это сработало. Мы снова стали шутить, пока искали остальных, но мне казалось, что улыбаясь, он обдумывал серьезные вещи, равно как и я.

В то время как мы бежали, я стала волноваться еще больше. Мы бежали быстро и были не правильном пути, но прошло слишком много времени. Мы отдалялись от побережья, двигаясь через близлежащие горы на новую территорию. Это было непривычно.
Все наши предыдущие дома, располагавшиеся на вершине горы, на острове или на большой ферме, имели некоторые общие черты: умершие владельцы, труднодоступность и так далее. И они всегда были расположены недалеко от Сиэтла, как спутники на орбите. Сиэтл всегда был центром, всегда был нашей целью.
Теперь мы сошли с орбиты, и казалось, что это неправильно. Может быть, это ничего не значило, возможно, так казалось из-за того, что очень многое изменилось за сегодняшний день. Все, во что я верила, было опровергнуто, и я не была готова к другим переворотам. Почему Райли не мог просто выбрать какое-нибудь нормальное место?

- Забавно, что они уже так далеко, - промямлил Диего, и в его голосе слышалось раздражение.
- Или страшно, - пробубнила я в ответ.
Он погладил мою руку. - Все хорошо. Клуб ниндзя справится с чем угодно.
- Уже придумал секретное рукопожатие для клуба?
- Работаю над этим, - обнадежил он.
У меня появилось какое-то предчувствие. Это было что-то совсем незаметное - я знала, что есть что-то, чего я не вижу и не могу обнаружить. Что-то такое очевидное...
И примерно на шестьдесят миль западнее нашего обычного места расположения, мы нашли дом. Невозможно было ошибиться, заслышав шум, исходящий оттуда. Удары басов, саундтрек к видеоигре, чье-то рычание. Вся наша компания.
Когда я высвободила свою руку, Диего непонимающе посмотрел на меня.
- Эй, да я вообще тебя не знаю, - шутливо заявила я. - Мы даже не разговаривали, пока сидели весь день под водой. Кто тебя знает, может ты какой-нибудь ниндзя или вампир.
Он усмехнулся. - То же самое я могу сказать о тебе, незнакомка. Затем он начал говорить тихо и быстро: - Просто делай то же, что и вчера. Завтра вечером мы выберемся вместе. Может, разведаем обстановку, разберемся в том, что происходит.
- Похоже на план. Я - могила.
Диего наклонился и поцеловал меня - лишь слегка коснулся, но прямо в губы. Шок волной прокатился по всему телу. А потом он сказал: - Давай сделаем это. И, не оборачиваясь, направился вниз по склону горы, ориентируясь на источник шума и не оглядываясь. Он уже вошел в свою роль.
Слегка ошарашенная, я последовала за ним, отставая на несколько ярдов, напоминая себе, что и с ним должна соблюдать дистанцию, которую держала обычно со всеми.
Дом оказался немаленьким, и больше походил на бревенчатую хижину. Он был укрыт в тени сосен; и ни единого намека на наличие соседей на много миль вокруг. Темные окна говорили о том, что дом заброшен, но звук басов из подвала сотрясал каркас дома до самого потолка.
Диего вошел первым, и я старалась двигаться за ним, словно это был Кевин или Рауль. Я кралась нерешительно, защищая себя и пространство вокруг. Он нашел лестницу и уверенно начал спускаться.
- Уже похоронили меня, неудачники? - спросил он.
- О, смотрите-ка, Диего жив, - услышала я ответ Кевина, впрочем, без особого энтузиазма.
- Не по твоей милости, - парировал Диего, как раз в тот момент, когда я проскользнула в темный подвал. Свет исходил только от нескольких телевизионных экранов, но и этого было более чем достаточно для нас. Я поспешила к дивану, на котором в одиночестве восседал Фред, радуясь тому, что в моей ситуации выглядеть взволнованной вполне нормально, потому что никак не смогла бы скрыть это.
Я тяжело сглотнула, почувствовав отвращение, и расположилась в своем обычном месте на полу за кушеткой.
Как только я легла, неприязнь к Фреду ослабла. Или может, я стала попросту к ней привыкать.
Подвал был полупустым, так как была уже середина ночи. У всех присутствующих здесь были такие же глаза как у меня – сытые, ярко-красные.
- Я потратил много времени, чтобы избежать последствий того, что ты натворил, - сказал Диего Кевину. - К тому времени как я добрался до того, что осталось от дома, уже практически рассвело. И мне весь день пришлось отсиживаться в пещере, наполненной водой.
- Иди, перетирай с Райли. Или еще чем-нибудь займись.
- Вижу, что маленькая девочка делала то же самое, - сказал новый голос, и я вздрогнула, потому что узнала Рауля.
Я почувствовала облегчение оттого, что он не знает мое имя, но мне было очень страшно, что он вообще заметил меня.
- Да, она пошла со мной, - я не видела Диего, но знала, что он пожал плечами.
- О, да ты наш спаситель, просто герой этого часа! - пропитанным фальшью голосом сказал Рауль.
- Нет необходимости строить из себя дебила.
Мне хотелось, чтобы Диего перестал насмехаться над Раулем. Я надеялась на скорое возвращение Райли - только он мог хоть немного обуздать Рауля. Но Райли, скорее всего, был на охоте за бездомными детьми, чтобы доставить их к ней. Или занимался чем-то еще, раз уж здесь его не было.
- Интересное мнение создалось у тебя, Диего. Ты полагаешь, Райли ценит тебя настолько, что станет переживать, если я убью тебя. Полагаю, ты ошибаешься. В любом случае, сегодня он уже узнает, что ты мертв.
Я услышала, как зашевелились остальные. Кто-то из них, возможно, пытался прикрыть Рауля, другие же просто не хотели вмешиваться. Я колебалась в своем укромном месте, зная, что не позволю Диего противостоять им в одиночку, но еще переживала о том, что обнаружу себя, если дело до драки так и не дойдет. Я надеялась, что Диего продержится дольше, потому что он обладал какими-то невероятные бойцовскими навыками. В этом смысле мне нечего было предложить. Тут же находились три члена из банды Рауля и несколько других, которые смогут им помочь, встав на его сторону. Успеет ли Райли вернуться до того, как они нас сожгут?
Когда Диего ответил, его голос звучал спокойно: - Ты боишься драться со мной один на один? Это так похоже на тебя.
Рауль фыркнул. - А такое разве бывает? Ну кроме как в фильмах. С чего ради я буду драться с тобой один на один? Я ведь не избить тебя хочу. А лишь покончить с тобой.
Я припала к земле, готовясь к прыжку.
Рауль продолжал говорить. Ему до жути нравилось слушать собственный голос.
- Но мне не понадобятся все присутствующие, чтоб расправиться с тобой. Эти двое позаботятся о втором доказательстве твоего несчастного существования. Об этой маленькой-как-там-ее-зовут.
Я почувствовала, как холод сковывает мое тело, и замерла. Я попыталась побороть это чувство, чтобы оно не мешало мне в бою. Конечно, это не будет иметь фатального значения.
А потом я почувствовала что-то совсем неожиданное - волну отвращения такой силы, что не смогла удержаться на ногах. Я рухнула на пол, задыхаясь от ужаса.
Не только у меня была такая реакция. Я услышала омерзительное рычание и звуки рвоты со всех сторон подвала. Несколько людей отступили к краю комнаты, которую я могла видеть. Они вытянулись вдоль стены, вытягивая шеи, будто это может их спасти. По крайней мере, один из них точно был членом банды Рауля.
Я услышала характерное рычание Рауля, а потом услышала, что и оно стихло, когда он поднялся вверх по лестнице. Он был не единственный, кому требовалась передышка. Почти половине вампиров в подвале стало лучше.
У меня не было выбора. Я едва могла пошевелиться. А потом поняла, что это было вызвано тем, что я находилась достаточно близко к Фреду.
Именно он был причиной происходящего. Но, несмотря на то, как ужасно я себя чувствовала, я осознавала, что он только что спас мою жизнь. Почему?
Чувство отвращения потихоньку отступало. Как только смогла, я залезла на край кушетки и оценила последствия случившегося.
Вся шайка Рауля удалилась, а Диего все еще был здесь, в самом дальнем конце комнаты рядом с телевизором. Оставшиеся в помещении вампиры постепенно успокаивались, хотя их все еще немного трясло.
Большинство из них кидали в сторону Фреда подозрительные взгляды. Я легко чмокнула его в затылок, хоть и не могла ничего видеть. И быстро отвернулась. Когда я смотрела на Фреда, ко мне вновь возвращалась тошнота.
- Держи голову опущенной.
Я услышала низкий голос Фреда. Никогда прежде я не слышала, чтобы он говорил. Все подняли на него глаза, но тут же отвернулись, потому что от этого вновь возвращалось то ужасное чувство.
Фред хотел лишь мира и спокойствия для себя. Благодаря ему, я была жива. Скорее всего, теперь Рауль обратит свое внимание на кого-нибудь другого, кто его раздражает, и до самого рассвета будет вымещать свою злобу на том, кто окажется рядом.
А Райли всегда возвращался под утро. Он услышит, что Диего был в той пещере, а не снаружи под солнцем, и у Рауля больше не будет оправданий, чтобы нападать на него или на меня. В любом случае, это было бы неплохо. Тем временем, возможно Диего и я смогли бы придумать, как нам усмирить Рауля.
И снова, у меня было такое чувство, что я упускаю очевидное решение. И прежде, чем я это поняла, мои размышления были прерваны.
- Извини.
Низкое, еле слышное, бормотание могло исходить только от Фреда. И казалось, будто я была единственной, кто мог слышать его. Он разговаривал со мной?
Я посмотрела на него снова и ничего не почувствовала. Я не могла видеть его лица – из-за того, что он сидел ко мне спиной. У него были густые, волнистые, светлые волосы. Я никогда этого не замечала, даже в те дни, когда пряталась в его тени. Райли не шутил, когда говорил, что он особенный. Он и на самом деле особенный. Знал ли Райли, что Фред был таким ... таким сильным?
Он был способен поразить всех вампиров в этой комнате в течение секунды.
И хоть я не могла видеть выражение его лица, я чувствовала, что он ждет ответа.
- Ммм, не извиняйся, - тихо выдохнула я. - И спасибо тебе.
Фред пожал плечами. И почти сразу я поняла, что больше не могу на него смотреть.
Я ждала возвращения Райли, и время тянулось ужасно медленно. Иногда я пыталась вновь взглянуть на Фреда - увидеть что-то сквозь защиту, которой он себя окружил, но безрезультатно. Когда я пыталась сделать это слишком усердно, то все заканчивалось тем, что меня будто от него отталкивало.
Думая о Фреде, я смогла отвлечься от мыслей о Диего. Я пыталась притвориться, что мне было все равно, где именно в комнате он находится. Я не смотрела на него, но сосредоточилась на его дыхании – его отчетливом ритме – и считала вдохи-выдохи.
Он сидел в другом от меня конце комнаты и слушал свои диски на портативном компьютере. Или, может быть, делал вид, что слушал, примерно так же, как я делала вид, что читаю книги, которые вытащила из сырого рюкзака, висевшего у меня на плечах. Я перелистывала страницы в своем обычном темпе, но не вникала в текст. Я ждала Рауля.
К счастью, Райли пришел первым. Рауль и его приспешники вошли вслед за ним, но не так шумно и вальяжно, как всегда. Возможно, Фред привил им хоть немного уважения. Хотя вряд ли. Более вероятно, что Фред их просто запугал. Я очень надеялась, что Фред никогда не позволит им ускользнуть.
Райли направился прямиком к Диего; я слушала их разговор, косясь на них краем глаза. Своим периферийным зрением я заметила, что несколько идиотов Рауля бродят в поисках своих любимых игр или еще чего-нибудь, чем можно было бы заняться до тех пор, пока Фред их не прогонит. Кевин был одним из них, но мне показалось, что он ищет что-то конкретное, а не просто развлечения. Несколько раз его глаза пытались сфокусироваться на том месте, где сидела я, но аура Фреда держала его на поводке. Он сдался через несколько минут, и выглядел при этом слегка уставшим.
- Я наслышан о том, как ты их пообтесал, - сказал Райли, и в его голосе прозвучала благодарность. – Я всегда могу положиться на тебя, Диего.
- Без проблем, - расслабленно ответил тот. - За исключением того, что считаю отвратительным на весь день задерживать дыхание.
Райли расхохотался. – В следующий раз не заводись так быстро. Подай детям хороший пример.
Диего захохотал вместе с ним. Из-за пелены в глазах мне показалось, что Кевин немного расслабился. Неужели наемник беспокоился о том, что Диего навлечет на его голову неприятности? Может, Райли услышал в словах Диего больше, чем я смогла распознать. И решила, что именно поэтому Рауль так взбесился.
После всего этого было ли лучше для Диего быть на стороне Райли? Может, с Райли все не так уж и плохо. В отличие от наших, эти отношения были бескомпромиссными.
И после того, как взошло солнце, время вовсе не побежало быстрее. Как и каждый день, в подвале было тесно и неудобно. Если б вампиры могли хрипеть, у Райли бы сел голос после постоянных окриков. Парочка ребят на время лишились конечностей, но хоть никого из них не подожгли. Музыка по громкости соперничала со звуками игровой приставки, и я радовалась тому, что у меня не может быть головной боли. Я пыталась читать свои книги, но завязала с этим, лишь перебегая с одной строки на другую, не заботясь о том, чтобы сосредоточиться на смысле слов. Я складывала их в аккуратную стопку на краю кушетки Фреда. Я всегда оставляла свои книги ему, хотя никогда не могла сказать, читает ли он их. Не могла следить за ним достаточно внимательно, чтобы точно увидеть, чем он занимает свое время.

За все время Рауль ни разу не посмотрел в мою сторону. Как и Кевин, и все остальные. Мое укрытие оказалось очень надежным. Я не знала, хватит ли Диего ума игнорировать меня, потому что и сама демонстративно игнорировала его. Никто и подумать не мог, что мы заодно, кроме, может быть, Фреда. Обратил ли он внимание на то, что я собиралась сражаться бок о бок с Диего? Если и так, то это, в любом случае, неважно. Если бы Фред ожидал от меня подвоха, то позволил бы умереть этой ночью. Было бы куда проще.
Солнце клонилось к закату, и стало более шумно. Все окна были наглухо забиты, и, здесь, под землей, мы не могли видеть все более тускнеющего дневного света. Но теперь, когда его последние мгновения были на исходе, столь длительное, многодневное ожидание переросло в неистовство. Новообращенные занервничали, раздражая Райли просьбами выйти наружу.
- Кристи, ты выходила прошлой ночью, - сказал Райли, и было явственно слышно, что терпение его на исходе. - Хизер, Джим, Логан, можете идти. Уоррен, у тебя глаза совсем черные, тоже иди с ними. Эй, Сара, я не слепой — вернись на место!
Новички, которых он одернул, расселись по углам; некоторые ждали, когда Райли уйдет, чтобы удрать тайком, несмотря на его приказ.
- Ну, Фред, думаю, настал и твой черед, - сказал Райли, не глядя в нашу сторону. Я слышала, как вздохнул Фред, поднимаясь на ноги. Когда он вышел на середину комнаты, все съежились, и даже Райли. Но в отличие от остальных, Райли улыбался про себя. Ему нравился этот вампир с его способностями.
Когда Фред ушел, я словно почувствовала себя голой. Теперь меня мог заметить любой. Я сидела совершенно спокойно, с опущенной головой, делая все, что в моих силах, чтобы не привлекать к себе внимание.
К счастью для меня, сегодня Райли торопился. Он остановился лишь для того, чтобы кинуть свирепый взгляд на желающих ослушаться, предупредив, что еще чуть-чуть, и он выйдет из себя. Обычно он пускался в чтение нудных нотаций, что мы должны быть тише воды ниже травы — но не сегодня. Я догадывалась, что он спешит к ней… Из-за этого я уже не так сильно боялась нарваться на него на рассвете.
Я подождала, пока Кристи и трое ее друзей отправятся наружу, и проскользнула прямо у них под носом, стараясь слиться с окружающей средой и не раздражать их. Я не взглянула ни на Рауля, ни на Диего. Сосредоточилась на том, чтобы быть предельно незаметной — чтобы никто не увидел меня. Просто еще один новорожденный вампир.
Как только я оказалась вне дома, я тотчас оторвалась от Кристи и побежала в лес. Я надеялась, что никто, кроме Диего, не пойдет по моему следу. Поднявшись по склону ближайшего холма, я спряталась в кроне большой ели, которая возвышалась над всеми остальными на несколько метров. Я смогла бы увидеть любого, кто попытается проследить за мной.
Оказалось, я была излишне предусмотрительна. Возможно, я была чересчур осторожна весь день. Диего пришел один. Я увидела его издалека и выбралась ему навстречу.
- Длинный день, - сказал он, обнимая меня. – Придерживаться твоего плана было сложновато.
Я тоже обняла его, удивляясь, насколько мне стало спокойно. - Наверное, у меня паранойя.
- Прости за Рауля. Чуть не сорвалось.
Я кивнула: - Хорошо, что Фред такой противный.
- Интересно, Райли знает, какой потенциал у этого парнишки?
- Вряд ли. Я никогда еще не видела, чтобы он делал что-то такое, хотя много времени провела рядом с ним.
- Это, конечно, личное дело Придурковатого Фреда. У нас свои секреты, которыми нужно поделиться с Райли.
Я поежилась. - Все еще сомневаюсь, что это хорошая идея.
- Не узнаем, пока не увидим реакцию Райли.
- Ненавижу неопределенность.
Глаза Диего подозрительно сузились: - Как ты относишься к приключениям?
- Смотря, к каким.
- Знаешь, я тут подумал о первостепенных задачах нашего клуба. О том, чтобы выяснить как можно больше.
- И…?
- Думаю, нам стоит пойти за Райли. Нужно выяснить, чем он занимается.
Я уставилась на него. - Но он узнает, что мы следим за ним. Он учует нас.
- Я знаю. Слушай, вот что я придумал: я найду его по запаху, а ты будешь держаться в нескольких сотнях ярдов и пойдешь на мой голос. Если вдруг Райли узнает, что я иду за ним, то отговорюсь тем, что у меня есть кое-какие сведения. И тогда разоблачу всю эту шайку-лейку и посмотрю, что он на это скажет, - его прищуренные глаза изучали меня. - А ты... ты все это время старайся держаться в тени, ладно? Я подам сигнал, если Райли согласится.
- А что если он раньше времени вернется оттуда, куда направился? Ты ведь не хочешь задержаться до рассвета, когда будет видно, как ты блестишь?
- Да, такая проблема вполне реальна. И она может повлиять на ход нашей беседы. Но мне кажется, что нам стоит рискнуть. Похоже, Райли очень спешил сегодня вечером, ведь так? Словно на выполнения своей миссии ему нужна вся ночь.
- Возможно. Или он спешил потому, что очень хотел поскорее увидеться с ней. Знаешь, может, нам не стоит ошарашивать его своим заявлением – вдруг она где-то поблизости, - мы оба вздрогнули.
- Верно. Однако... - он нахмурился, - у тебя нет ощущения, словно что-то намечается? И чьл мы можем вообще никогда не понять смысл всего происходящего?
Я печально кивнула. - Да, есть такое...
- Так что давай-ка воспользуемся этим шансом. Райли мне доверяет, и у меня наготове достаточно причин, о которых я могу его предупредить.
Я раздумывала над предложенной стратегией: ведь я знаю его всего один день. Нет, я на самом деле считала, что паранойя такой степени не была в характере Диего.
- Твой план неплохо продуман... - сказала я.
- Ну так какие у тебя соображения на его счет? - спросил он.
- Очень похоже на план кого-то, кто действует в одиночку. И командные действия тут совсем не обязательны. По крайней мере, до тех пор, пока не запахнет жареным.
Выражение лица Диего убедило меня в том, что я не ошиблась.
- В этом и заключается моя задумка. Я - единственный, кому... - он заколебался, словно не был уверен в следующем слове, - ... Райли доверяет. И я же - единственный, кто рискнет навлечь на себя его гнев, если я ошибаюсь насчет него.
Да уж, я была птицей явно не того полета. - Напарники не работают таким образом.
Диего кивнул, но выражение его лица было не совсем понятным. - Ладно, подумаем об этом по дороге.
Не думаю, что он имел ввиду именно это.
- Стой в тени. Просто следи за мной сверху, окей? - сказал Диего.
- Хорошо.
И он направился к бревенчатой хижине, двигаясь очень быстро. Я последовала за ним по веткам деревьев, которые так тесно переплетались друг с другом, что перепрыгивать с одной на другую приходилось крайне редко. Я старалась совершать как можно меньше движений, надеясь, что колыхания ветвей подо мной можно принять за порывы ветра. Погода этой ночью была весьма подходящей. Для лета, пожалуй, даже слишком холодно, но температура не беспокоила меня.
Диего учуял запах Райли возле дома безо всяких проблем, и двинулся по следу еще быстрее, в то время как я оставалась на несколько ярдов позади и на сто ярдов севернее от того места, где был он. Когда попадались слишком ветвистые деревья, он периодически старался качнуть ствол - чтобы я не потеряла его след.
Мы держались друг друга; он вел, а я изображала белку-летягу. Через пятнадцать минут - или даже раньше - я заметила, что Диего замедлился. Должно быть, мы подошли уже слишком близко. Я взобралась на ветви повыше, выискивая дерево, с которого будет наилучший обзор. Нашла одно подходящее и осмотрелась, принюхиваясь к запахам.
Менее, чем в полумиле от нас можно было рассмотреть здоровую проплешину среди крон деревьев, шириной в несколько акров. Почти в самом ее центре, на расстоянии лишь одного прыжка, стояло нечто, напоминающее огромный пряничный дом. Выкрашенный в светло-розовые и белые тона, с наипричудливейшей отделкой и украшениями за гранью разумного, он был воплощением нелепости. В другой, менее напряженной ситуации, я бы посмеялась над таким сооружением.
Райли еще не появился в поле нашего зрения, но Диего вдруг остановился, поэтому я решила, что это и есть конечный пункт нашей погони. Может быть, этот дом Райли приготовил на то время, когда и наша большая деревянная хижина будет разрушена. Только вот этот дом был меньше остальных, в которых мы жили раньше, а еще, похоже, у него не было подвала. И располагался он еще дальше от Сиэтла, чем предыдущий.

Диего взглянул на меня снизу вверх, и я знаком пригласила его присоединиться ко мне. Он кивнул и кратчайшим путем преодолел расстояние до меня. Затем подпрыгнул на чудовищную высоту - я сомневалась, что смогла бы запрыгнуть настолько высоко, даже несмотря на то, что была моложе и сильнее - и ухватился за ветку примерно посередине ствола ближайшего дерева. Только кто-то излишне наблюдательный смог бы заметить, что Диего свернул со своего пути. Даже сейчас, перепрыгивая с одной верхушки дерева на другу, он следил за тем, чтобы его след ни в коем случае не пересекся с моим.

Когда же, в конце концов, решил, что может без опасений присоединиться ко мне, он тут же взял меня за руку. Не проронив ни звука, я мотнула головой в направлении пряничного домика. Один уголок его рта чуть приподнялся.

Все так же по верхушкам деревьев, мы синхронно стали пробираться к восточной стене дома. Мы подобрались так близко, насколько это было возможно, оставив между нами и домом расстояние в несколько деревьев, и замерли, прислушиваясь.

Порывы ветра тем временем стихли, и мы могли хоть что-то услышать. Какие-то странные шуршащие звуки. Сначала я не поняла, что это за звуки, но Диего снова обозначил полуулыбку, вытянул губы и беззвучно поцеловал воздух перед собой.
Звук поцелуя между вампирами совсем не такой, как между людьми. Ведь это не нежная, чувственная, сочная плоть с хлюпающим звуком встречается с такой же плотью. Лишь каменные губы, и никакой податливости. До этого я слышала всего один поцелуй вампиров - прикосновение губ Диего к моим прошлой ночью - но мне никогда не доводилось видеть ответный поцелуй. И это было настолько далеко от того, что я ожидала здесь обнаружить.

Это откровение окончательно вскружило мне голову. Я полагала, что Райли собирается увидеться с ней, чтобы получить инструкции или привести новобранцев. Точно я не знала. Но я и представить себе не могла, что нарвусь на что-то вроде… любовного гнездышка. Как мог Райли целовать ее? Меня передернуло, и я взглянула на Диего. Он тоже выглядел шокированным, но пожал плечами.

Мысленно я вернулась к воспоминаниям о последней ночи моей человеческой жизни и вздрогнула, как только явственно вспомнила тот пылающий жар. Преодолевая расплывчатость воспоминаний о той жизни, я пыталась воспроизвести в памяти момент, предшествующий финалу… Сначала появилось ощущение ползучего страха, которое возникло, как только Райли оказался возле неосвещенного дома, чувство безопасности, которое было у меня до этого, полностью испарилось.
Я отступала назад, к самому краю, когда он стальной хваткой взял меня за руку и выдернул из машины, как будто я была невесомой куклой. Страх и сомнение завладели мной, когда он одним прыжком преодолел отделяющие его от двери десять метров. Ужас и боль не оставляли места для сомнений, когда он сломал мне руку, затаскивая через дверь в черный дом. И там раздался голос.
Я напрягла свою память, когда снова услышала его. Высокий и мелодичный, как у маленькой девочки, но при этом ворчливый. Ребенок бился в истерике.
Я вспомнила, что она сказала. – Зачем ты привел ее? Она слишком мала.
Что-то похожее на то, подумала я. Слова были не точь-в-точь, но смысл был тот же.
Я был уверена, что ответил Райли почти умоляющим тоном, боясь разочаровать собеседника: - Но это совершенно новое тело. По крайней мере, послужит отвлекающим фактором.
Мне кажется, тогда я заскулила, и он болезненно меня встряхнул, но и на этот раз не заговорил со мной. Как будто я была собакой, а не человеком.
- Вся эта ночь прошла зря, - пожаловался детский голосок. - Я убила их всех. Ах!
Я помнила, что в это мгновение дом содрогнулся, как будто в него врезался автомобиль. А теперь поняла, что просто она в раздражении отбросила что-нибудь ногой.
- Отлично. Думаю, что даже всего один лучше, чем ничего, если это максимум, на что ты способен. И сейчас я совершенно сыта, так что вполне смогу остановиться, не убив ее.
И тогда жесткие пальцы Райли исчезли, и он оставил меня наедине с голосом. В тот момент я была полностью охвачена паникой, и не смогла издать ни звука. Я лишь закрыла глаза, хотя и так ничего не видела в темноте. Я не кричала, пока что-то обжигающее, подобно опущенному в кислоту лезвию, не вонзилось мне в шею.
Я вырвалась из плена воспоминаний, и попыталась вытолкнуть из своего сознания то, что произойдет дальше. Вместо этого я сосредоточился на этом коротком разговоре. Ее голос звучал вовсе не так, будто она беседовала с любовником или хотя бы с другом. Это было больше похоже на то, как бы она разговаривала с подчиненным. С кем-то, кого она не очень жаловала и кого могла уволить в ближайшее время.
Но звуки поцелуя между странными вампирами продолжались. Кто-то блаженно вздохнул.
Я хмуро взглянула на Диего. Этот разговор не давал нам ничего. Как долго мы будем это слушать?
Он лишь склонил голову на бок и внимательно прислушался.
И через несколько долгих минут терпеливого ожидания тихие, романтические причмокивания внезапно прекратились.
- Сколько?
Голос был приглушенным из-за разделяющего нас расстояния, но все же он прозвучал отчетливо. И узнаваемо. Высокий, почти звенящий. Как у избалованный молодой девушки.
- Двадцать два, - с гордостью ответил Райли. Диего и я обменялись пронзительными взглядами. Нас было двадцать два, по последним данным, по крайней мере. Они наверняка говорят о нас.
- Я думал, что на солнце потерял еще двоих, но один из моих старших детей оказался... послушным, - продолжал Райли. Звук его голоса казался почти ласковым, когда он говорил о Диего, как об одном из своих детей. - Он нашел место под землей, где и спрятался с одной из младшеньких.
- Ты уверен?
Повисла продолжительная пауза, на этот раз без какого-либо намека на романтику. Даже с такого расстояния, как мне показалось, я почувствовала напряжение.
- Да. Он - хороший парень, я уверен.
Еще одна напряженная пауза. Я не поняла ее вопроса. Что она имела ввиду, спрашивая, уверен ли он? Неужели она думала, что он слышал эту историю от кого-то другого, а не самолично видел Диего?
- Двадцать два – это хорошо, - задумчиво протянула она, и напряжение, казалось, растворилось само собой. - Как формируется их поведение? Некоторым из них уже почти год. Они по-прежнему следуют стандартным правилам?
- Да, - сказал Райли. - Все, что ты велела мне делать, работает безотказно. Они не думают - делают лишь то, что и всегда. И я в любое время могу отвлечь их жаждой. Это держит их под контролем.

12

Бонусы к Затмению
Короткая вторая жизнь Бри Таннер / The Short Second Life Of Bree Tanner
Взято с сайта: http://twilightrussia.ru/
Асе Мучник и Меган Хиббет

Часть 1. Продолжение|...


Я хмуро посмотрела на Диего. Райли не хочет, чтобы мы думали. Почему?
- Ты все правильно сделал, - проворковала наша создательница, даря ему еще один поцелуй. – Двадцать два!
- Теперь пора? – спросил Райли с нетерпением.
Ее ответ прозвучал быстро, как пощечина. - Нет! Я еще не решила, когда.
- Я не понимаю.
- Тебе и не надо. Тебе достаточно знать, что наши враги очень сильны и обладают невероятными способностями. Мы должны быть осторожны, - ее голос опять смягчился и стал сладким. – Но все двадцать два до сих пор живы. Даже учитывая то, на что способны враги... что они смогут сделать против двадцати двух? - звенящий смешок вырвался из ее рта.
Все это время мы с Диего даже не смотрели друг на друга, а сейчас по его глазам я поняла, что его мысли были схожи с моими. Да, как мы и предполагали, нас создали с определенной целью. У нас был враг. Ну, точнее, враг был у нашего создателя. Но какая разница?
- Решения, решения, - пробормотала она. – Еще нет. Может быть, еще нескольких помощников, просто для уверенности.
- Пополнение может, напротив, сократить наше количество, - нерешительно, как бы стараясь не расстроить ее, предупредил Райли. – Появление в группе новичков всегда вносит сумятицу и нестабильность.
- И то верно, - согласилась она, и я прямо увидела облегчение Райли от того, что она не расстроилась.

Внезапно Диего отвернулся от меня, глядя куда-то в направлении лужайки. Я не слышала никаких движений со стороны дома, но, быть может, она уже вышла. Я повернула голову, и в тот же остальное мое тело застыло, потому что я увидела то, что так поразило Диего.
Четыре фигуры приближались через открытое поле к дому. Они двигались с запада, с наиболее удаленной точки от того места, где прятались мы. Все они были одеты в длинные черные плащи с глубокими капюшонами, так что сначала я подумала, что это люди. Хоть и странные, но все же люди, потому что никто из вампиров, которых я знала, не носил подобную готическую одежду. И никто не двигался столь плавно, величественно и... элегантно. Но потом я поняла, что люди просто не могут так передвигаться, и, более того, они не могут делать это так бесшумно. Темные плащи скользили по высокой траве в абсолютной тишине. Так что это либо вампиры, либо еще что-то сверхъестественное. Может быть, призраки. Но если это все-таки вампиры, то я их не знаю, и тогда не исключено, что именно этих врагов она и имела в виду. Если так, то мы должны сматываться отсюда к чертям прямо сейчас, потому что в эту минуту на нашей стороне нет двадцати других вампиров.
Я чуть было не сорвалась с места, но побоялась привлечь этим внимание фигур в плащах. Так что я продолжила наблюдать за тем, как плавно они приближаются, и заметила несколько странностей. Они шествовали идеальным ромбом, и никто ни разу не нарушил строй, каким бы ни был рельеф под ногами. Идущий во главе ромба казался значительно меньше остальных, и плащ его был гораздо темнее. И они не пытались выследить кого-то по запаху. Они будто точно знали свой путь. Или, возможно, были приглашены.
Они шли прямо к дому, и я решила, что могу снова свободно вздохнуть, только когда они стали молча подниматься по ступенькам к входной двери. В конце концов, они точно прибыли сюда не за нами с Диего. Как только они пропадут из поля зрения, мы сможем исчезнуть, слившись с шорохами от порывов ветра, теребящих кроны деревьев, и тогда они никогда и не узнают, что мы были здесь.
Я посмотрела на Диего и слегка дернула головой в ту сторону, откуда мы пришли. Он прищурился и поднял вверх палец. Замечательно, он хочет остаться. Я закатила глаза и с удивлением отметила, что еще была способна на сарказм, хоть и была жутко испугана.
Мы оба снова повернулись к дому. Фигуры в плащах молча вошли туда, и я осознала, что ни она, ни Райли ни звука не проронили с тех пор, как мы заприметили наших гостей.
Должно быть, они услышали что-то или другим каким-то образом узнали, что им угрожает опасность.

- Не дергайтесь, - лениво скомандовал очень четкий и монотонный голос. Он не был так высок, как голос нашей создательницы, но все равно звучал для меня слишком по-девчачьи. - Думаю, вы нас узнали. Поэтому должны понимать, что пытаться нас удивить – бессмысленно. Равно как и прятаться. Или воевать с нами. Или бежать.
Глубокий мужской смех, не принадлежавший Райли, громогласных эхом разнесся по дому.
- Расслабьтесь, - приказал первый низкий голос, принадлежавший девушке. В ее голосе была та характерная черта, которая окончательно уверила меня в том, что она вампир, а не призрак или какое-нибудь другое существо из кошмарного сна. - Мы здесь не за тем, чтобы вас уничтожить. Пока не за этим.
Повисла тягостная тишина, а затем послышались какие-то едва различимые на слух движения. Смена позиций.
- Если вы здесь не для того, чтобы нас убить, тогда... зачем? - напряженно и резко спросила наша создательница.
- Мы стремимся выяснить ваши намерения. В частности, не касаются ли они... одного местного клана, - пояснила девушка в плаще. – Нам любопытно, не предприняли ли они что-нибудь для устранения созданного вами здесь хаоса. Созданного противозаконно.
Диего и я одновременно нахмурились. Ничего из вышесказанное не имело ни малейшего смысла, но последняя часть казалась еще более странной.
Что может быть незаконным для вампира? Какие копы, какой суд, какая тюрьма может взять над нами верх?
- Да, - прошипела наша создательница. – Все мои планы связаны только с ними. Но выдвигаться еще рано. Это ненадежно. – Конец фразы она произнесла раздраженным голосом.
- Поверь мне, мы знаем обо всех трудностях куда больше, чем ты. Похвально, что ты смогла обойти радар, так сказать, дорогого стоит. Скажи мне, - нотки любопытства украсили ее монотонную речь, - как ты это сделала?
Наша хозяйка заметно колебалась, а затем, торопливо выложила ей все. Так быстро, как будто не рассказать было невозможно. - Я не принимала решение, - выплюнула она, а затем добавила медленно и неохотно, - нападать. Я не собиралась навредить им.
- Трудно, но эффективно, - сказала девочка в плаще. – К сожалению, время на раздумье заканчивается. Тебе нужно решить – сейчас – что ты будешь делать со своей маленькой армией.
От этих слов и я, и Диего вытаращили глаза.
– Либо нам придется тебя наказать, как того требует закон. Эта отсрочка, пусть и небольшая, доставляет мне неудобства. И меня это не устраивает. Будет лучше, если ты предоставишь нам какие-нибудь гарантии... сейчас же.
- Мы тотчас выступаем! – выкрикнул взволнованно Райли. Последовало пронизывающее шипение.
- Мы выступим, как только это будет возможно, - яростно возразила создательница. Нужно сделать еще очень много. Полагаю, что вы заинтересованы в том, чтобы мы преуспели в своем мероприятии? В таком случае, мне понадобится некоторое время на их тренировку – инструктаж – и кормление. - Последовала короткая пауза.
- У тебя пять дней. А потом мы придем за тобой. И нет такого места, где ты смогла бы спрятаться, и не существует скорости, с которой ты смогла бы сбежать от нас. Ничто не спасет тебя. Если ты не совершишь нападение к тому времени, как мы вернемся, у тебя будут серьезные проблемы, - сказано все было абсолютно четко и недвусмысленно.
- А если я нападу? – переспросила она дрогнувшим голосом.
- Тогда и посмотрим, - более резким, чем до этого, тоном ответила девушка в плаще. – Думаю, все зависит от того, насколько успешно ты справишься с задачей. Тебе придется потрудиться, чтоб угодить нам, – последние слова она произнесла непреклонным тоном, от которого мороз побежал по коже.
- Хорошо, - буркнула наша создательница.
- Хорошо, - эхом раздался шепот Райли.

Секунду спустя вампиры в плащах все так же бесшумно покинули дом. Ни я, ни Диего не дышали еще минут пять после того, как они скрылись из виду. В доме, Райли и наша хозяйка сидели молча. Еще десять минут мы провели в кромешной тишине. Я дотронулась до руки Диего. Наступил момент, когда мы могли выбраться. Именно сейчас. Я больше не боялась Райли.
Я хотела только одного - как можно дальше убежать от тех силуэтов в темных плащах. Я хотела оказаться в безопасности, как и те наши товарищи, кто ждал себе в деревянном домике, и как я поняла, нашего создателя обуревали те же чувства. Зачем она создала так много нас? Неужели бывает что-то страшнее, чем то, что я себе представляла?
Диего замялся, все еще прислушиваясь, и секундой позже его терпение было вознаграждено.
- Итак, - донесся из дома ее голос, - теперь они знают.
Она говорила о тех фигурах в плащах или о загадочном клане? Кто из них был настоящим врагом, о котором она упомянула до того, как перед нами развернулась эта драма?
- Это не имеет значения. Нас больше.
- Любое предупреждение имеет значение, - зарычала она, перебивая его. – Нужно столько всего сделать. И всего за пять дней! – со стоном произнесла она. – Больше никаких хождений вокруг да около. Ты принимаешься за дело сегодня же.
- Я тебя не подведу! – пообещал Райли.

Черт! Мы с Диего одновременно сорвались с места, перепрыгнув с дерева, в котором мы прятались, на соседнее, и направляясь туда, где должны были находиться в это время. Райли торопился, и если сейчас он учует запах Диего в том месте, где они встречались с вампирами в плащах, а потом не обнаружит его там, где тот должен быть...
- Я вернусь и буду ждать, - прошептал Диего, пока мы мчались. – Повезло, что это место не видно из дома. Не хочу, что бы он узнал, что я все слышал.
- Нам вместе следует поговорить с ним.
- Уже слишком поздно. Он обратил внимание, что к моему следу не примешивается твой запах. Это будет выглядеть подозрительно.
- Диего... – он взглядом убедил меня в том, что мне лучше остаться там одной.
Мы пробрались к тому месту, куда он придет за мной. Он заговорил торопливым шепотом.
- Придерживайся плана, Бри. Я скажу ему все, что хотел. Может, это и не решит всех проблем, но просто так будет лучше. Если он мне не поверит... – Диего передернуло. – Ему есть, о чем беспокоиться, помимо моей слишком бурной фантазии. Возможно, сейчас он внимательнее отнесется к моим словам – похоже, что нам понадобится любая помощь, которую удастся найти. И мы должны быть готовыми к наступлению в считанные дни.
- Диего... – повторила я, не зная, что еще сказать.
Он заглянул мне в глаза, и я ждала, что увижу, как на его губах появится та легкая улыбочка, что он опять отпустит какую-нибудь шуточку о клубе ниндзя или ЛДН.
Но он промолчал. Вместо этого, он, не отводя взгляда, наклонился и поцеловал меня. Его гладкие губы на одну долгую секунду прижались к моим, и все это время мы, не отрываясь, смотрели друг на друга.
Затем он отстранился и вздохнул. - Иди в дом, спрячься за Фредом, и веди себя так, будто ты ничего не знаешь. Я войду сразу за тобой.
- Будь осторожен.
Я схватила его за руку, сжала ее и тут же отпустила.

Райли говорил о Диего с уважением. Надеюсь, что он действительно его уважал. По-другому просто не могло быть. Диего затерялся между деревьев, бесшумно, как дуновение ветра. Я не стала тратить время и провожать его взглядом. Сквозь ветви я устремилась прямо к дому. Я надеялась, что после вчерашней охоты цвет глаз был еще достаточно светлым - это хоть как-то объяснит мое отсутствие. Просто быстрая охота. Удачно, что по пути попался одинокий прохожий. Ничего особенного.
Приглушенные звуки музыки, которая приветствовала мое приближение, сопровождались сладким запахом сожженного вампира, который ни с чем не перепутаешь. Моя паника достигла своего апогея. Я запросто могла умереть, как за пределами дома, так и внутри него. Но выхода не было. Я не медлила ни секунды, практически слетев вниз по лестнице, направилась в угол, в котором с трудом различила Придурковатого Фреда. Он искал, чем бы заняться. Устал сидеть? Я не имела ни малейшего понятия, что он собирался делать, да и мне было все равно. Я не отойду от него ни на шаг, пока Райли и Диего не вернутся.

В центре комнаты возлежала тлеющая куча, которая была слишком большой только для ноги или руки. Слишком большой, чтобы Райли продолжал думать, что нас по-прежнему двадцать два.
Дымящиеся останки никого особо не волновали. Картина была чересчур обыденной и банальной.
Я все ближе подбиралась к Фреду, но – на удивление - чувство отвращения не возрастало. А наоборот, исчезало. Казалось, что он меня не замечает, продолжая читать книгу. Одну из тех, которые я оставила ему несколько дней назад. Теперь мне не составляло труда понять, чем он занимается, облокотившись на спинку дивана. Я немного растерялась, не понимая причин такой своей реакции, точнее, ее отсутствия. Неужели он мог просто не источать все свои тошнотворные штучки, если ему этого не хочется? Означало ли это, что мы оба были незащищены? Хорошо хоть Рауль пока не появился. Слава богу! Правда, Кевин был здесь.
Впервые за все время я смогла разглядеть, как выглядит Фред. Он был высок, примерно шесть футов, два дюйма, со светлыми густыми кучерявыми волосами, внимание на которые я обратила давно. Плечи его были широки, а мускулы накачаны. Он выглядел старше остальных, больше похож на студента колледжа, чем на старшеклассника. И - по каким-то причинам это удивило меня больше всего - он оказался симпатичным. Такой же красавчик, как и любой другой, но явно симпатичнее многих. Я не знала, почему мне это показалось необычным. Может быть, потому, что раньше я относилась к нему с отвращением.
От того, что я пялилась на него, мне стало не по себе. Я окинула взглядом комнатe. Интересно, еще кто-нибудь заметил, что сейчас Фред был вполне нормальным, и даже милым. Никто не смотрел в нашу сторону. Я украдкой взглянула на Кевина, приготовясь отвернуться сразу же, как только он заметит. Но его взгляд был сосредоточен на чем-то слева от нас. Он слегка хмурился. До того, как я успела отвернуться, он вскользь взглянул на меня и перевел взгляд направо. Он нахмурился еще сильнее. Как будто... пытался увидеть меня, но не мог.
Уголки моих губ невольно дернулись, изобразив ухмылку. Обстановка была настолько напряженной, что слепота Кевина даже немного забавляла. Я снова повернулась к Фреду, размышляя, вернется ли мое отвращение к нему, и увидела, что он улыбался мне. С улыбкой на лице он был еще более неотразим.
Секунду спустя Фред снова вернулся к чтению книги. Какое-то время я не двигалась, ожидая, что произойдет дальше. Ожидая увидеть входящего в дверь Диего. Или Райли вместе с ним. Или только Райли. Или что меня снова начнет тошнить. А, может, Кевин снова посмотрит в мою сторону, или что мне опять придется бороться за выживание. Все равно что.
Но ничего не происходило, я заставила себя собраться и сделала то, что должна была – притворилась, что ничего необычного не случилось. Я вытащила книгу из стопки, лежащей у ног Фреда, села рядом и сделала вид, что читаю. Не исключено, что это была та же самая книга, с которой я и вчера разыгрывала свой спектакль, но она не показалась мне знакомой. Я принялась листать страницы, снова ни во что не вникая.

Мои мысли крутились вокруг одного. Где Диего? Как Райли отнесся к его истории? Что бы это все значило: разговор до того, как пришли фигуры в плащах, и разговор после их ухода?
Я прорабатывала возможные версии, возвращаясь к началу, и пытаясь сложить разрозненные куски в какую-то понятную картинку. В вампирском мире тоже имелось что-то вроде полиции, и они были чертовски страшными. Дикой группке вампиров, которым было всего несколько месяцев от роду, предстояло стать армией, и армия эта была чем-то противозаконным. У нашей создательницы были враги. Точнее, два врага. И на одного из них мы нападем в течение ближайших пяти дней, или другие враги - в жутких плащах - нападут на нее, или на нас, или же на нас всех. Ради этого нападения нас станут тренировать… как только вернется Райли. Я украдкой посмотрела на дверь, и сразу заставила себя вернуть взгляд на лежащую передо мной страницу.
А еще эти странные вещи, о которых она говорила до того, как явились визитеры. Она переживала из-за каких-то решений. Она была довольна таким количеством вампиров – таким количеством солдат. Райли радовался тому, что мы с Диего выжили… Он сказал, будто думал, что на солнце потерял еще двоих, а это должно было означать, что ему не известно, как на самом деле реагируют вампиры на солнечный свет. Однако то, что она сказало, было странным. Она спросила, уверен ли он. Уверен ли, что Диего выжил? Или… уверен, что история Диего правдива?
Последняя мысль напугала меня. А она уже знает, что солнце не причиняет нам вреда? Если ей это известно, то почему тогда она солгала Райли, а через него и нам?
Почему она в буквальном смысле хотела держать нас во тьме? Для нее было крайне важным, чтобы мы оставались в невежестве? Достаточно важным, чтобы доставить неприятности Диего? Я накрутила себя до приступов настоящей паники, и заледенела. Если бы я по-прежнему могла потеть, то сейчас была бы покрыта пóтом. Мне пришлось сконцентрироваться, чтобы перевернуть страницу и держать глаза опущенными.
Был ли Райли также введен в заблуждение или тоже участвовал в обмане? Когда он сказал, будто опасался, что потерял еще двоих под солнцем, он действительно имел в виду солнце … или лгал насчет него?
Если верен был второй вариант, то знание правды означало неминуемую смерть. Из-за паники у меня разбегались мысли.

Я старалась мыслить рационально и все хорошенько взвесить, но без Диего это было непросто. Наличие кого-то, с кем можно было поговорить, поделиться, улучшало мою способность к концентрации. Без этого страх просачивался в мои мысли, переплетаясь с непрекращающейся жаждой. Желание получить кровь никогда не утихало. Даже сейчас, будучи вполне сытой, я чувствовала жжение и потребность.
- Думай о ней, думай о Райли, – говорила я себе. Я должна была понять, почему они лгут, если все же лгали, и тогда я смогла бы попытаться вычислить, что означала для них осведомленность Диего относительно их секрета.
Если бы они не солгали нам, если бы они просто сказали, что день так же безопасен для нас, как и ночь, как бы тогда это все изменило? Я представила себе, каково было бы, если бы нам не пришлось находиться весь день в темном подвале, если двадцать один из нас - сейчас, возможно, меньше, в зависимости от того, как проходили охотничьи вылазки - были бы свободны делать то, что нам хотелось, когда нам хотелось.
Нам хотелось бы охотиться. Это само собой разумеется.
Если бы нам не приходилось возвращаться в дом, если бы не было нужды скрываться… ну, многие из нас не стали бы регулярно возвращаться. Было сложно сосредоточиться на необходимости вернуться, когда властвует жажда. Однако Райли так сильно запугал нас угрозой сгореть, вновь пережить эту чудовищную боль, через которую все мы один раз уже испытали. Именно по этой причине мы могли обуздать себя. Лишь инстинкт самосохранения сильнее жажды.
Таким образом, угроза держала нас вместе. Существовали и другие укрытия, как, например, пещера Диего, но кто еще думал о вещах подобного рода? Нам было куда идти - база, так что мы все и шли туда. Ясные головы – не то, что так уж свойственно вампирам. Ну или, по крайней мере, не было свойственно молодым вампирам. Райли же был здравомыслящим. Диего был более здравомыслящим, чем я. Те вампиры в плащах были пугающе собранными. Я вздрогнула.
Значит, текущее состоянии не сможет вечно управлять нами. Интересно, что они будут делать, когда мы станем старше? И тут до меня дошло, что самым старшим из нас был Райли. Все остальные были новообращенными. Ей нужен был целый отряд таких как мы, для сражения с ее призрачным врагом. Но что будет после?

Я не могла избавиться от стойкого ощущения, что мне не захочется участвовать во всем этом. Внезапно я очень четко это осознала. Это решение появилось где-то глубоко в моем сознании еще когда мы с Диего выслеживали ту группу вампиров.
Я не должна была в этом участвовать. Мне вообще больше ни дня не следовало оставаться здесь. И, обдумывая эту привлекательную идею, я снова превратилась в статую.
Если бы мы с Диего не знали, куда, скорее всего, отправится эта банда, смогли бы мы найти их? Пожалуй, нет. А ведь большая группа оставляет широкий след. А что, если это был вампир-одиночка, который мог не касаться земли, а, например, запрыгнуть на дерево или не оставить следов, передвигаясь по кромке воды... Всего один, ну или, может быть, парочка вампиров при большом желании смогли бы вплавь пересечь море... Те, кто смогли бы выйти из воды где угодно: в Канаде, Калифорнии, Чили или Китае...
И невозможно найти эту пару вампиров. Они уйдут. Исчезнут, растают в облаке дыма.
Нам не следовало возвращаться прошлой ночью! Не нужно было! Почему я тогда еще об этом не подумала?
Но... согласился бы с этим Диего? За него я не могла ручаться так же, как за себя. Стал ли Диего после всего этого лучше относиться к Райли? Не считает ли он своим долгом остановить Райли? Райли он знает гораздо дольше, а меня - лишь один день. К Райли он был ближе, чем ко мне?
Нахмурив брови, я размышляла над этим.

Что ж, мне стоит выяснить у него все, как только мы хотя бы на минуту останемся наедине. И тогда, если, конечно, наш секретный клуб вообще что-то значит, планы нашего создателя касательно нас уже не будут иметь значения. Мы можем исчезнуть, и Райли придется как-то разбираться с тем, что у него всего девятнадцать вампиров, либо же создавать новых.
Я не могла дождаться того момента, когда расскажу Диего о своем плане. Моя интуиция подсказывала мне, что он чувствует то же самое. Я очень надеюсь на это. Вообще-то, мне бы очень хотелось, чтобы и Шелли, и Стив, и с остальные ребята, которые исчезли, тоже просто ушли от нас. Я знала, что они не сгорели на солнце. Интересно, Райли специально сказал, что видел их пепел, чтобы проверить, боимся ли мы и все еще зависим от него? Особенно учитывая, что каждый раз он возвращается в дом как раз перед рассветом? Может быть, Шелли и Стив отделились от нас и пошли своей дорогой? И ни Рауля. Ни врагов, ни армий в обозримом будущем.
Может быть, Райли имел ввиду именно это, когда пропал Сим? Сбежал. В таком случае, он радоваться должен, что не пришлось их сдавать Диего на поруки.
Если бы только мы с Диего могли слинять! Мы были бы свободны так же, как и Шелли со Стивом. Никаких приказов, и никакого страха перед восходом солнца.
Снова. Я представила всю нашу орду на свободе и без комендантского часа. Я практически видела, как мы с Диего, словно ниндзя, двигаемся в тени домов. Но кроме того, я увидела Рауля, Кевина и всех остальных монстров, сверкающих, словно шары на танцполе, в час пик на центральной улице города: груды тел, крики, жужжание вертолетов, хрупкие, беспомощные полицейские с их нелепыми маленькими пульками, которые неспособны причинить нам вред; камеры и паника, которая распространится по всему миру, как только фото облетят земной шар.
Существование вампиров ненадолго останется тайной. Ведь даже Рауль не может убивать людей с такой скоростью, чтобы байки о нас не успевали распространяться.

В этом была определенная логика, и я попыталась уловить ее прежде, чем меня снова отвлекут.
Во-первых, люди ничего не знают о вампирах. Во-вторых, Райли призывал нас к тому, чтобы не привлекать внимание людей и не убеждать их в обратном. В-третьих, мы с Диего решили, что все вампиры должны следовать этому принципу, иначе остальной мир узнает о нас.
В-четвертых, чтобы придерживаться этих правил, им нужна быть какая-то причина. Да и причина эта должна быть весьма веской, чтобы заставить всех вампиров целыми днями просиживать в тесном помещении. Она должна быть достаточной, чтобы заставить Райли и нашего создателя врать нам, пугая испепеляющим солнцем. Может быть, эту причину Райли и объяснил Диего, и она оказалась настолько важной, а он - настолько ответственным, что Диего пообещал держать ее в тайне, и теперь они этому радуются. Конечно, радуются. Но что на самом деле случилось с Шелли и Стивом, когда они поняли, что их кожа блестит на солнце, и убежали? Что если они пошли к Райли?
И, вот черт, это было уже следующее звено в моей логической цепочке. Цепочка распалась, и я снова испугалась за Диего.
А поскольку я была на взводе, я поняла, что уже довольно долго размышляю над этим. Я чувствовала, что приближается рассвет. Он начнется не позднее, чем через час. Ну где же Диего? И где Райли?

И только я подумала об этом, дверь распахнулась, и Рауль скатился по ступенькам, смеясь и болтая со своими соратниками. Я съежилась и подалась поближе к Фреду. Рауль не обратил на нас внимания. Он посмотрел на обугленные останки вампира на полу в центре комнаты и засмеялся еще громче. Глаза его горели красным огнем.
Ночи напролет Рауль охотился, он не возвращался домой, пока не насытится. Он остается на улице и питается столько, сколько может. Значит, боги рассвета куда ближе, чем я думала.
Райли, должно быть, потребовал у Диего доказательства в подтверждение его слов. И есть лишь один способ доказать. А значит они ждали рассвета. Только... это значит, что и Райли не знал всей правды, и наша создательница врала и ему тоже. Или знал? Мои мысли снова запутались.
Через несколько минут показалась и Кристи с троицей из ее банды. К груде пепла она отнеслась совершенно безразлично. Я быстренько пересчитала всех, как только еще двое охотников спешно закрыли за собой дверь. Двадцать вампиров. Все были дома, кроме Диего и Райли. Солнце могло взойти в любой момент.

Дверь на самом верху подвальной лестницы скрипнула, словно кто-то ее открыл. Я вскочила на ноги.
Вошел Райли. Закрыл за собой дверь и спустился вниз по ступенькам.
Никто не вошел следом за ним.
Прежде, чем я смогла переварить это, Райли издал животный вопль. Он уперся взглядом в кучку праха на полу, а в его глаза полыхнула ярость. Все стояли молча и не двигались. Всем нам уже доводилось видеть, как Райли выходит из себя, но тут было что-то другое.
Скрюченными пальцами он сорвал со стены громкоговоритель и швырнул его через всю комнату.
Джен и Кристи отскочили в сторону, когда эта штука врезалась в стену, которая взорвалась облаком сухой бетонной пыли. Райли ногами крошил стереосистему, пока басы не замокли. Затем он прыгнул к стоявшему в стороне Раулю и вцепился ему в горло.
- Да меня здесь даже не было! – перепуганным голосом заорал Рауль. Никогда раньше я не видела его таким испуганным.
Райли ужасно зарычал и отшвырнул Рауля в сторону так же, как и колонку от стерео. Джен и Кристи снова пришлось отпрыгнуть в сторону. Рауль насквозь проломил собой стену, оставив в ней огромную дыру.
Райли поймал за плечо Кевина и — со знакомым скрежетом — оторвал ему правую руку. Кевин заорал от боли и попытался вырваться из рук Райли. Райли швырнул его в сторону. Еще один противный звук — и у Райли оказались остатки руки Кевина. Он переломил его руку в локте пополам и швырнул куски в перекошенное от боли лицо Кевина — шмяк, шмяк, шмяк — словно молоток ударялся о камень.

- Да что с вами? - заорал на нас Райли. - Почему вы с такой тупостью пожираете все вокруг? - Он попытался схватить блондинистого парня в образе человека-паука, но тот увернулся. Он отскочил влево и оказался слишком близко к Фреду, поэтому тут же, зажав рот, ринулся обратно к Райли. - Хоть у кого-то из вас есть мозги?

Райли швырнул парня по имени Дин прямо на музыкальный центр, крутанув его, а потом поймал другую девчонку - Сару - и оторвал ей левое ухо вместе с клоком волос на голове. Девушка взвыла от боли.
И внезапно стало очевидным то, что Райли вел себя очень опасно. Нас было очень много. Рауль уже вернулся, и вместе с Кристи и Джен - обычно его заклятыми врагами - встал в оборонительную позицию. Оставшиеся вампиры разбились на группы и рассредоточились по комнате.
Я не была уверена, осознал ли Райли угрозу, или его напыщенная речь действительно подошла к концу. Но он глубоко вздохнул и швырнул Саре ее ухо и волосы. Она отступила от него, облизнув кромку уха и покрыв ее ядом, чтобы вернуть ухо на место. Вернуть назад волосы возможности не было - теперь, похоже, Сара будет сиять проплешиной.
- Слушайте меня! – сказал Райли, тихо, но свирепо. – Все наши жизни зависят от того, что вы сейчас услышите из моих уст и что из этого поймете. Мы все можем умереть. Каждый из нас, все вы и я вместе с вами, если в ближайшие несколько дней вы не станете вести себя соответственно тому, что у вас есть мозги.
Эта его речь совсем не была похожа на его обычные лекции и наставления о самоконтроле. Он несомненно завладел вниманием каждого.
- Самое время повзрослеть и взять на себя ответственность. Вы думаете, что эта новая жизнь подарена вам бесплатно? Что кровь жителей Сиэтла совершенно ничего не стоит?

Небольшие разрозненные группы вампиров больше не выглядели спокойными. Глаза у всех были широко распахнуты, большинство обменивались загадочными взглядами. Периферийным зрением я видела голову Фреда, направленную в мою сторону, но не встретила его пристального взгляда. Мое внимание было сфокусировано на двух вещах: Райли – на тот случай, если он снова разбушуется, и входной двери. Последняя все еще была закрыта.
- Теперь вы меня слушаете? Действительно слушаете? – Райли сделал паузу, но никто не кивнул. Все в комнате были неподвижны. – Позвольте мне объяснить вам ту опаснейшую ситуацию, в которой мы сейчас пребываем. Для самых тупых я постараюсь объяснять подоходчивее. Рауль, Кристи, подойдите.
Он махнул рукой лидерам двух самых крупных группировок, объединившихся на этот краткий миг против него. Никто из них не двинулся к нему. Они переплели руки, а Кристи скрипнула зубами.
Я ожидала, что Райли смягчится и извинится. Что он смилуется над ними, а потом попробует уговорить их сделать то, что ему нужно. Но это был другой Райли.
- Отлично, - процедил он. – Вообще-то, если мы собираемся выжить, нам нужны лидеры, но, по-видимому, никто из вас не годится для этой роли. Я думал, что у вас есть природный талант. Но я ошибся. Кевин, Джен, пожалуйста, присоединитесь ко мне как лидеры этой команды.
Кевин выглядел удивленным. Он только что перестал убаюкивать обрубленную руку.

И хоть он был настроен воинственно, это безусловно, льстило ему. Он медленно встал на ноги. Джен посмотрела на Кристи, будто ожидая разрешения. Рауль сжал зубы.
Дверь в конце лестницы не открылась.
- И вы отказываетесь? – раздраженно спросил Райли.
Кевин шагнул к Райли, но Рауль бросился к нему, преодолев длинную комнату двумя огромными прыжками. Не проронив ни единого слова, он припечатал Кевина к стене, а потом встал у правого плеча Райли.
Райли позволил себе подобие улыбки. Его манипуляции не были неуловимы, но зато вполне эффективны.
- Кристи или Джен, кто поведет нас? – спросил Райли, в голосе отчетливо слышалась усмешка. Джен все еще ждала от Кристи сигнала, как ей поступить. Кристи на одно мгновение сердито уставилась на Джен, а потом откинула свои песочные волосы с лица и бросилась в сторону пустого места чуть позади Райли.
- Принятие решения не заняло у вас много времени, - серьезно сказал Райли. – Время для нас - роскошь. Мы больше не должны валять дурака. Я разрешаю вам делать все, что угодно, но лишь сегодня ночью.

Он окинул взглядом комнату, смотря в глаза присутствующих и убеждаясь, что мы слушаем. Когда он смотрел на меня, я на секунду задержала дыхание, а потом мои глаза перепрыгнули на дверь. Я немедленно исправилась, потому что его свирепый взгляд отправился дальше. Мне стало интересно, заметил ли он мой промах. И вообще, видел ли он меня, стоявшую рядом с Фредом?
- У нас есть враг, - объявил Райли. Я на минуту задумалась. Можно смело сказать, что эта новость шокировала кое-кого из вампиров в подвале. Врагом был Рауль – или если ты был на стороне Рауля, то тогда врагом становилась Кристи. Враг находился прямо здесь, потому что именно здесь вертелся наш мир. И мысль о том, что где-то существовали другие силы, достаточно мощные для того, чтобы причинить нам вред, была новшеством для большинства из нас. Для меня это тоже стало бы неожиданностью, но только вчера.
- Некоторые из вас достаточно умны, чтобы сообразить, что если существуем мы, то на свете есть и другие вампиры. Другие, которые старше, находчивее... талантливее. Другие вампиры, которые хотят заполучить кровь, принадлежащую нам.
Рауль зашипел, и несколько его приспешников повторили этот звук, поддерживая его.
- Хорошо, - сказал Райли, по-видимому, собираясь подбодрить их. – Сиэтл только наш, но они переехали сюда гораздо раньше. Сейчас они уже знают о нас, и они ревностно относятся к той крови, которую они с легкостью добывали здесь. Они знают, что сейчас она принадлежит нам, но они хотят вернуть ее обратно. Они придут за тем, что им нужно. Один за другим, они перебьют нас! И мы будем гореть, в то время как они будут праздновать!
- Никогда, - прорычала Кристи. Кое-кто из ее ребят и несколько сообщников Рауля тоже зарычали.

- У нас не так уж много вариантов, - сказал Райли. - Если мы дождемся, пока они придут сюда, у них будет преимущество. В конце концов, это их территория. И они не хотят встречаться с нами лицом к лицу, так как мы превосходим их и численно, и в силе. Они хотят отловить нас поодиночке, хотят извлечь выгоду из нашей самой большой слабости. Из вас есть кто-нибудь настолько умный, чтобы понять, что это значит?- и он указал на пепел у его ног, уже размазанный по ковру настолько, что никто и не догадался бы, что это - бывший вампир.
Никто не шелохнулся.
Изо рта Райли вырвался отвратительный звук. - Сплоченность!- закричал он. - У нас этого нет!
Разве сможем мы стать угрозой для кого-то, если не перестанем убивать друг друга? - он разворошил ногой пепел, из-за чего в воздух поднялось небольшое черное облачко. - Можете себе представить, как они смеются над нами? Они думают, что освободить город от нас будет легче легкого! Что мы глупы! Что мы просто так отдадим им свою кровь!
Часть вампиров проворчала что-то в знак протеста.
- Вы сможете действовать сообща, или мы все погибнем?
- Мы одолеем их, босс, - прорычал Рауль.
Райли сердито взглянул на него. – Лишь при условии, что сможете контролировать себя! Если вы сумеете сотрудничать с каждым, кто находится в этой комнате! Любой, кого вы уничтожите, - и он снова пнул пепел, - мог бы стать тем, кто спасет вашу жизнь. Убивая кого-то из своих, вы тем самым делаете подарок нашим врагам. Этим вы словно говорите: Вот он я, уничтожьте меня!
Кристи и Рауль взглянули друг на друга так, словно виделись впервые. Другие сделали то же самое. Слово "свой" не было незнакомо нам, просто раньше мы не применяли его к нашей группе. Мы были заодно.
- Позвольте мне рассказать вам о наших врагах, - сказал Райли, и все взгляды сфокусировались на его лице. - Они гораздо более древний клан, чем мы. Они существуют сотни лет, и на это есть причины. Они хитры и опытны, и уверены в том, что вернут себе Сиэтл, потому что все, что они слышали о нас - это лишь, что мы кучка неорганизованных детей, которые сделают за них половину работы!

Опять послышалось ворчание, но теперь не столько злобное, сколько настороженное.
Несколько самых тихих вампиров, те, кого Райли называл "усмирители", выглядели испуганными.
Райли тоже заметил это. - Так они представляют себе нас, но это лишь потому, что ни не видят в нас команду. Вместе мы сможем сокрушить их. Если бы они могли увидеть нас, сражающихся вместе плечом к плечу, они были бы напуганы. И они увидят нас именно такими! Потому что мы не станем ждать их здесь, когда они начнут убивать нас. Мы устроим им засаду. Через четыре дня.

Четыре дня? Я догадалась, что нашей создательнице не хотелось тянуть до последнего момента. Я посмотрела на закрытую дверь. Где же Диего?
Реакцией других на установление крайнего срока было удивление, и даже испуг.
- Это последнее, чего они ждут от нас, - уверенно сказал Райли. - Мы все - вместе - будем их поджидать. И лучшую новость я приберег напоследок - их всего семеро.
Воцарилось молчание. Наконец, Рауль выдавил:
- Что?
Кристи уставилась на Райли в полном потрясении, и я услышала приглушенный шепот, раздавшийся в комнате.
- Семеро?
- Это что, шутка?
- Эй! - рявкнул Райли. - Я не шутил, когда говорил, что этот клан опасен. Они невероятно умны и... изворотливы. Коварны. На нашей стороне численное преимущество; их козырь — хитрость. Если мы будем предсказуемы, они победят. Но если все повернется так, как надо нам... - Райли замолчал, улыбнувшись.
- А теперь идемте, - призвал всех Рауль. - Давайте побыстрее уберем им с дороги!
Кевин с энтузиазмом зарычал.
- Спокойно, глупец! Кидаться на что-нибудь сломя голову - заранее проиграть бой, - осадил его Райли.
- Скажи, что еще мы должны знать, - поддержала Рауля Кристи.
Райли замешкался, будто подбирая слова.
- С чего бы начать?.. Думаю, первое, что вы должны знать: вы не все знаете о вампирах. Я не хотел загружать вас с самого начала, - Райли сделал паузу, так как почувствовал некоторое смятение со стороны слушателей.
- У вас есть некий опыт знакомства с тем, что мы называем "способность". У нас есть Фред.

Все посмотрели на Фреда — точнее, попытались. После слов Райли, я могла точно сказать, что Фред не любил выделяться. Выглядело так, будто он резко включил свою "способность".
Райли съежился и быстро отвернулся. А я ничего не почувствовала.

- Так вот, существуют вампиры, обладающие каким-то даром, кроме сверхчутья и сверхсилы. Вы видели подобное и среди нас, - он предусмотрительно не назвал Фреда по имени. - Дар имеют немногие - возможно, один из полусотни - но у каждого счастливчика он свой. Сила способностей варьируется, одна может превосходить другую.
Я слышала, как вампиры зашептались на предмет своих одаренностей. Рауль расхорохорился, будто уже был уверен в своей особенности. Но единственный носитель дара стоял рядом со мной.

13

Бонусы к Затмению
Короткая вторая жизнь Бри Таннер / The Short Second Life Of Bree Tanner
Взято с сайта: http://twilightrussia.ru/
Асе Мучник и Меган Хиббет

Часть 1. Продолжение|...

- Внимание! - скомандовал Райли. - Я рассказал вам об этом не чтобы повеселить.
- А члены вражеского клана имеют способности? - встряла Кристи.
Райли утвердительно кивнул.
- Вот именно. Я рад, что хоть кто-то понял, к чему я клоню.
Верхняя губа Рауля дернулась, обнажая зубы.
И их способности весьма опасны, - тихо продолжал наш лидер. - У них есть телепат, - Райли изучающе посмотрел на нас, достаточно ли мы осознали смысл сказанного. И остался недоволен. - Подумайте, ребята! Он способен прочитать все ваши мысли. И он будет знать, что вы намерены сделать еще до того, как вы это сделаете. Шаг в сторону - а он уже там.
Каждый представил себе это и занервничал.
- Поэтому мы были так осторожны – и я, и та, кто вас создал.
Кристи отшатнулась от Райли, когда он упомянул ее. И Рауль разозлился. Обстановка накалялась.
- Вы не знаете ее имени, не знаете, как она выглядит. Это для вашего же блага. Если кто-то из вас попадется, они не смогут связать вас с ней и отпустят. Если же они поймут, кто вас послал, то просто уничтожат.

Мне казалось это бессмысленным. Не защищалась ли она сама, прикрываясь тем, что защищает нас? Райли засуетился, пока мы обдумывали его утверждение.

- И, разумеется, неважно, что это они курируют Сиэтл. Мы подкараулим их и обезвредим, - он коротко присвистнул сквозь зубы. - Вот так. И мы не только станем контролировать город - другие кланы будут вынуждены считаться с нами. Нам не придется осторожничать. Сколько угодно крови каждому из нас. Мы сможем охотиться каждую ночь. Мы пойдем в город, чтобы управлять им.

Ворчание и рычание было подобием аплодисментов. Он убедил всех. Кроме меня. Я не шевельнулась, и не шелохнулась даже. Как и Фред, только кто знает, по какой причине...
Я не верила Райли, потому что его слова были пропитаны ложью. Или я чего-то не понимала. Он сказал, что только эти враги мешают нам охотиться без опаски, не осторожничая. Но как тогда быть с тем, что другие вампиры тоже скрываются, иначе люди бы давно про них узнали?!
Я не могла сконцентрироваться на обдумывании сего, потому что дверь на лестнице оставалась закрытой. Диего...

- Мы должны сделать это вместе. Сегодня я обучу вас кое-чему. Боевой технике. Это вам не мышиная возня. Когда стемнеет, мы выйдем наружу и потренируемся. Я хочу, чтобы вы постарались, но сосредоточьтесь сначала. Я не хочу потерять никого из вас. Мы все нужны друг другу. Я не потерплю глупых выходок. Если думаете, что можете меня ослушаться, вы ошибаетесь! - Он сделал паузу, после чего продолжил уже с другим выражением на лице. - И вы поймете, насколько, когда я отведу вас к ней. - Я вздрогнула вместе со всеми присутствующими. - И буду держать, пока она будет отрывать вам конечности и медленно выжигать уши, губы, языки и прочие части тела одну за другой.

Мы все потеряли часть себя и горели заживо, когда становились вампирами; страшна была не сама угроза, а выражение лица Райли, когда он говорил об этом. Оно не исказилось гневом, как обычно бывало, когда он злился; его лицо оставалось холодным и спокойным, гладким и прекрасным, а губы чуть изогнулись в улыбке. У меня вдруг сложилось впечатление, что это был другой Райли. Что-то изменило его, ожесточило, но я и понятия не имела, что могло за одну ночь сделать его улыбку такой жесткой.
Я оглянулась, немного дрожа, и заметила, улыбку Рауля как бы отражением ухмылки Райли. Я почти видела, как в его голове идет работа мысли. В будущем он не сможет так же быстро расправляться со своими жертвами.

- А теперь, давайте выясним, кто с кем, чтобы разбиться на группы, - сказал Райли. Его лицо снова стало прежним. - Кристи, Рауль, берите своих ребят, а остальных распределите в равные команды. И не деритесь! Покажите, что вы можете это сделать быстро. Проявите себя.

Он быстро отошел от тех двоих, словно не замечая, что они начали тут же препираться, и собрал кружок в другом конце комнаты. Он похлопал некоторых вампиров по плечу, подталкивая то к одному новоиспеченному лидеру, то к другому. Сначала я не поняла, зачем он подошел ко мне, сделав такой большой кружок по комнате.

- Бри, - позвал он, искоса поглядывая на меня. Было похоже, что ему это стоило больших усилий. Холод сковал меня изнутри. Он раскрыл меня. Я покойница.
- Бри, - повторил он уже мягче. - Его голос напомнил мне время, когда мы впервые с ним говорили. Когда он хорошо относился ко мне. Затем его голос стал более низким. - Я обещал Диего, что передам тебе сообщение. Он просил передать кое-что касательно ниндзя. Тебе это о чем-нибудь говорит?
- Диего? - прошептала я, пытаясь справиться с собой.
Райли чуть улыбнулся. - Мы можем поговорить? - Он кивнул головой в сторону двери. - Я перепроверил все окна. Первый этаж полностью темен и безопасен.
Я знала, что не буду в безопасности, если окажусь вдали от Фреда, но из услышанного я поняла, что Диего хотел меня спровоцировать. Зачем? Мы вместе должны были говорить с Райли.
Я пошла за ним через всю комнату с опущенной головой. Он дал Раулю пару указаний, кивнул Кристи. А затем поднялся по лестнице. Я заметила, с каким интересом некоторые вампиры смотрели туда, куда он шел.
Райли первым вошел в дверь, и на кухне, как он и сказал, было темно. Он жестом пригласил меня следовать дальше - через мрачный холл и открытые двери спален — к запертой на засов двери. Мы оказались в гараже.
- Ты храбрая, - тихо проговорил он, - или доверчивая. Я думал, будет сложнее вытащить тебя наверх при свете дня.

Упс. Я должна была больше упрямиться. А сейчас уже слишком поздно. Я пожала плечами.

- Что ж, вы с Диего почти подружились, верно? - спросил он, буквально выдохнув слова. Наверное, если бы в подвале все хранили молчание, они все же смогли бы услышать его, но сейчас там было очень шумно.
Я снова пожала плечами. - Он спас мне жизнь, - прошептала я.

Райли чуть приподнял вверх свой подбородок и как бы кивнул, взвешивая мои слова. Поверил ли он мне? Или думает, что я по-прежнему боюсь солнечного света?
- Он - самый лучший, - сказал Райли. – Самый смышленый из всех детей, которых я нашел.
Я кивнула один раз.
- У нас было небольшое совещание по сложившейся ситуации. Мы договорились, что нам нужна разведка. Передвигаться вслепую слишком опасно. Он - единственный, кому я могу доверить идти первым, - он сердито вздохнул. – Хотелось бы, чтоб таких, как он, у меня было двое! Рауль - слишком вспыльчивый, а Кристи слишком погружена в себя, чтобы уследить за общей картиной, но они лучшие из всех, что у меня есть, и мне придется обходиться тем, что имею. Диего сказал, что ты тоже оказалась способной.

Я ждала, не зная, насколько хорошо была известна Райли наша история.

- Мне нужна помощь твоя и Фреда. Вау, этот ребенок такой сильный! Я не посмел даже взглянуть на него сегодня.
Я снова осторожно кивнула.
- Представь, если бы наши враги даже смотреть на нас не могли. Все стало бы таким простым.
Я не думала, что Фреду понравилась бы эта идея, но, быть может, я была неправа. Он не производил впечатление человека, которому есть хоть какое-нибудь дело до нашего сборища. Захочет ли он защищать нас? Я не ответила Райли.

- Ты проводишь с ним много времени.
Я пожала плечами. – Когда я с ним, никто ко мне не пристает. Для них это непросто.
Райли поджал губы и кивнул. - Умница, как и сказал Диего.
- Где Диего?
Я должна была спросить. Слова просто вырвались сами по себе. Ответа я ждала с тревогой, стараясь выглядеть равнодушной и, скорее всего, мне это не удалось.

- Мы не можем терять время. Я послал его на юг в ту же секунду, как узнал, что нам предстоит. Если наши враги решат напасть раньше, нам просто необходимо заблаговременное предупреждение. Диего встретится с нами, когда мы выдвинемся навстречу им.
Я попыталась представить, где был сейчас Диего. Я бы хотела быть там вместе с ним. Может быть, я смогла бы отговорить его действовать по указке Райли и при этом становиться на линию огня. Но, может быть, и нет. Казалось, что Диего крепко сдружился с Райли, это беспокоило меня.

- Диего просил меня рассказать тебе кое-что.
Мои глаза метнулись к его лицу. Слишком быстро, слишком нетерпеливо. Снова выдала себя.
- Для меня это прозвучало как бессмыслица. Он сказал: "Передай Бри, что я придумал секретное рукопожатие. Покажу ей через четыре дня, когда мы встретимся". Я понятия не имею, что это значит. А ты?
Я старалась сохранить непроницаемое выражение на лице. - Возможно. Он упоминал что-то о том, что наличие секретного рукопожатия необходимо. В его подводной пещере. Что-то вроде пароля. Хотя, может, это он просто шутил. Я не знаю наверняка, что он имеет в виду сейчас.

Райли усмехнулся. – Бедный Диего.
- Что?
- Я думаю, что парню ты нравишься больше, чем он тебе.
- О… - я отвела взгляд, смутившись. Диего послал мне это сообщение, чтобы дать мне знать, что я могу доверять Райли? Но он не сказал Райли о том, что я знаю про солнце. И, тем не менее, он наверняка доверяет Райли, раз сказал ему так много, тем самым открыв Райли, что неравнодушен ко мне. И я подумала, что будет разумнее держать язык за зубами. Слишком многое изменилось.
- Не отвергай его пока, Бри. Он самый лучший, как я уже говорил. Дай ему шанс.
Райли давал мне романтический совет? Что могло быть нелепее? Я кивнула один раз и пробормотала: - Конечно.
- Посмотри, сможешь ли ты поговорить Фредом. Убедись, что он в деле.
Я пожала плечами. - Сделаю все, что смогу.
Райли улыбнулся. - Здорово. Я отведу тебя в сторонку, прежде чем мы уйдем, и ты сможешь рассказать мне, как прошло. Я буду вести себя скрытно, а не как сегодня. Не хочу, чтобы ему показалось, что я шпионю за ним.
- Хорошо.
Райли велел мне следовать за ним и направился обратно в подвал.

Тренировка длилась целый день, но я не принимала в ней участие. После того, как Райли вернулся к своей команде лидеров, я заняла свое место рядом с Фредом. Другие были разделены на четыре группы по четыре человека в каждой, с Раулем и Кристи, направлявшими их. Никто не позвал Фреда на свою сторону, или, может, он игнорировал их, или, возможно, они даже не видели, что он там был. Я по-прежнему могла его видеть. Он выпрямился во весь рост - единственный, не принимающий участие, большой светлый слон в комнате.
У меня не было ни малейшего желания присоединиться ни к одной из команд: ни Рауля, ни Кристи, так что я просто наблюдала. Никто, казалось, заметил, что я сидела с Фредом. Хотя, благодаря дару Фреда, мы должны были быть невидимыми, мне казалось, что я чудовищно заметна. Я хотела бы быть невидимой и для самой себя - чтобы разглядев иллюзию, я могла поверить в нее. Но никто не замечал нас, и через некоторое время я почти смогла расслабиться.
Я внимательно наблюдала за тренировками. Я лишь желала быть в курсе всего - на всякий случай. Я не планировала сражаться, я собиралась найти Диего и положить конец всему этому. Но что если Диего хотел этой битвы? И что если нам придется драться с остальными, чтобы сбежать? Лучше сохранять бдительность.

Только однажды кто-то спросил о Диего. Это был Кевин, но у меня возникло такое чувство, что Рауль вынудил его это сделать.
- Ну, что, так Диего там зажарился или как? – спросил Кевин натянутым шутливым тоном.
- Диего с ней, - сказал Райли, и никто не попытался спросить, что он имел в виду под этими словами. – На разведке.
Несколько человек вздрогнули. И больше никто о Диего не упоминал.
Но был ли он с ней на самом деле? Я съежилась от этой мысли. Может, Райли сказал так лишь для того, чтобы удержать всех от расспросов. Вероятно, он не хотел заставлять Рауля ревновать и чувствовать себя вторым, когда сам сегодня нуждался в его лидерстве. Но я не была уверена в этом, и не собиралась ничего спрашивать. Как обычно, я молча продолжала смотреть за подготовкой.

В конце концов, наблюдать стало скучно, появилась жажда. Райли не давал своей армии перерыва уже целых три дня и две ночи. Днем было гораздо сложнее оставаться в стороне от общей массы – нас всех запирали в очень тесном подвале.
Это, с одной стороны, упрощало задачу Райли – он всегда мог предотвратить драку до того, как она выйдет за рамки дозволенного. Снаружи же ночью у них было больше времени для "общения" друг с другом, и Райли бы только и успевал быстро носиться туда-сюда и вовремя возвращать конечности их законным владельцам. Он прекрасно справлялся со своей вспыльчивостью – и был достаточно умен, чтобы на этот раз заранее найти все зажигалки. Готова поспорить, что все это, в конце концов, вышло бы из-под контроля: из-за стычек Рауля и Кристи в течение нескольких дней подряд мы могли бы потерять, по крайней мере, пару членов нашей компашки. Но Райли контролировал их куда лучше, чем я могла себе представить.

До сих пор, в основном, были лишь тренировки. Я заметила, что Райли повторял одно и то же снова, снова и в очередной раз. "Работай сообща с другими, следи за спиной, не нападай на нее спереди; работай сообща с другими, следи за спиной, не нападай на него спереди; работай сообща с другими, следи за спиной, не нападай на нее спереди". На самом деле это было ужасно нелепо, и группа выглядела совершенно по-идиотски. Но я была уверена, что выглядела бы точно так же, окажись я в гуще сражения, а не оставайся спокойно наблюдать за ней со стороны вместе с Фредом.
Это напомнило мне, каким образом Райли внушал нам страх перед солнцем. Постоянные тренировки. Тем не менее, по истечении всего десяти часов первого дня стало так скучно, что Фред достал колоду карт и начал раскладывать пасьянс.
Это было интереснее, чем сто раз видеть одни и те же ошибки, поэтому большую часть времени я следила за ним.

После того как прошло еще двенадцать часов – мы все снова были внутри – я подтолкнула Фреда, привлекая его внимание к красной пятерке, которую можно было передвинуть. Он кивнул и переложил карту. Вслед за этим он раздал карты нам обоим, и мы начали нашу странную игру. Мы не разговаривали, но Фред несколько раз улыбнулся. Никто даже не смотрел в нашу сторону и не просил разрешения присоединиться.
У нас не было перерывов на охоту, и со временем становилось все тяжелее и тяжелее это игнорировать. Драки вспыхивали все чаще и по менее значительным причинам. Приказы Райли станолись более строгими, и он собственноручно оторвал две руки непокорным. Я изо всех сил старалась забыть о жажде – ведь Райли сейчас тоже просто обязан хотеть пить, так что это не может длиться вечно – но в моем сознании, в основном, крутились мысли только о ней. Фред выглядел довольно напряженным.

В начале третьей ночи – остался всего один день, и мысль о том, что время пришло, скрутила в узел мой пустой желудок – Райли остановил все тренировочные бои и созвал нас.
- Дети, станьте передо мной, - сказал он нам, и все образовали перед ним свободный полукруг. Члены каждой из банд стояли рядом со своими, так что тренировки не изменили ни один из этих союзов. Фред положил карты в задний карман и поднялся.
Я заняла место рядом с ним, рассчитывая, что его маскирующие способности смогут укрыть меня.
- Вы отлично поработали, - сказал нам Райли. - Сегодня вы получите вознаграждение. Напейтесь досыта, потому что завтра вам понадобятся силы.
От почти каждого послышалось облегченное рычание.
- Я сказал: понадобятся, а не будут жизненно необходимы, - продолжил Райли. – Полагаю, ребята, у вас есть такое желание. Вы были умницами и много трудились. Наши враги и не подозревают, ЧТО надвигается на них!

Кристи и Рауль зарычали, и обе их команды немедленно последовали их примеру. Я удивилась, осознав это, но в этот момент они выглядели как настоящая армия. Не то чтобы они маршировали в строю или что-нибудь в этом роде, налицо была одинаковая реакция на происходящее. Будто бы они все являлись частями одного большого организма. Как всегда, мы с Фредом были вопиющими исключениями, и мне казалось, что только Райли знает о нас каждую мельчайшую подробность – то и дело его глаза пристально изучали место, где мы стояли, будто бы он хотел убедиться, ощущает ли до сих пор на себе талант Фреда. Казалось, Райли и не подал виду, что мы не присоединились к ним. Во всяком случае, пока.

- Хм, босс, ты имеешь в виду: завтра ночью, верно? – уточнил Рауль.
- Верно, - проговорил Райли со странной улыбочкой.
По-видимому, за исключением меня и Фреда никто не обратил внимания на его ответ. Он посмотрел на меня, приподняв одну бровь. Я пожала плечами.
- Вы готовы к своему вознаграждению? – спросил Райли.
Его маленькая армия одобряюще закричала в ответ.
- Сегодня вы частично почувствуете, каким станет наш мир, когда в нем больше не будет наших врагов! За мной!
Райли пустился бежать, Рауль и его группа наступали ему на пятки. Банда Кристи начала толкать и царапать их, чтобы вырваться вперед.
- Не заставляйте меня изменить свое решение! – заорал Райли с дерева. – Вы все можете пойти и голодными. Меня это не волнует!
Кристи рявкнула для порядка, и ее банда неохотно отстала от соперников. Фред и я ждали, пока последний из них не скрылся из виду. Затем Фред сделал один из тех жестов, означающих "только после дам". Не похоже, что он боялся оставить меня за своей спиной, он просто был вежлив. Я побежала вслед за нашей армией.

Они уже давно исчезли из поля зрения, но можно было без проблем следовать за ними по запаху. Мы с Фредом мчались в дружеском молчании. Я заинтересовалась, о чем он думает. Может быть, лишь о жажде. Я сгорала от нее, так что, вероятно, он тоже.
Мы догнали остальных где-то через пять минут, но сохраняли первоначальную дистанцию.
Армия двигалась с сумасшедшей скоростью. Они были сосредоточены и более того... дисциплинированы. Мне бы хотелось, чтобы Райли как можно скорее снова приступил к тренировкам. Так было легче находиться вдали от этой группы.
Мы пересекли пустую двустороннюю автостраду, лесополосу и добрались до пляжа. Вода была спокойной, а мы взяли направление почти на север, так что это, должно быть, пролив. На пути нам не встречались жилые дома, и я была уверена, что это не простая случайность. Все сейчас еле сдерживают жажду, и полная потеря контроля у этой ныне спокойной толпы не займет много времени.
Раньше мы никогда не охотились все вместе, и я была уверена, что и сейчас это не очень хорошая идея. Я помню, как Кевин и тот Человек-паук сражались за женщину в машине в ту ночь, когда я впервые заговорила с Диего. Чтобы каждому досталось побольше крови, лучше бы Райли подготовил для нас много тел или людей, начинающих разрывать друг друга на части.
Райли остановился у самой воды.

- Не сдерживайтесь, - сказал он нам. – Я хочу, чтобы вы хорошо поохотились и набрались сил – максимально. А сейчас... давайте немного повеселимся.

Он плавно нырнул в пролив. Остальные взволнованно зарычали, также погрузившись в воду. Фред и я следовали за ними уже на более близком расстоянии, потому что мы не могли учуять их запах под водой. Но я чувствовала, что Фред сомневался – он готов был удрать, если это окажется нечто иное, чем шведский стол наподобие ешь-все-что-видишь. Казалось, что он не доверяет Райли еще больше, чем я.

Плыли мы совсем недолго, а потом увидели, что остальные взбираются на берег. Мы с Фредом вылезли последними, и как только наши головы поднялись из воды, Райли начал говорить, как будто ждал только нас. Он должен был знать о Фреде куда больше, чем другие.
- Вон там, - сказал он, махнув в сторону громадного парома, с пыхтением двигающегося на юг, скорее всего, это был пассажирский ночной рейс из Канады. – Дайте мне минуту. Когда он остановится, они все ваши.
По нашим рядам прокатился возбужденный ропот. Кто-то хихикнул. Райли сорвался с места со скоростью выстрела, а секундой спустя мы увидели его карабкающимся по боковой части этого большого судна. Он направился прямо к диспетчерской вышке, расположенной в носовой части корабля. Готова поспорить, что он собирается заглушить радиопередатчик. Он может говорить что угодно: что именно из-за этих врагов мы должны соблюдать осторожность, но я была уверена, что для этого были и более серьезные причины. Люди не должны даже догадываться о существовании вампиров. По крайней мере, ненадолго. Лишь на то время, пока мы их убиваем.
Райли выбил ногой иллюминатор, попавшийся ему на пути, и скрылся на капитанском мостике. Пятью секундами спустя погас свет.
И я вдруг увидела, что Рауля уже не было среди нас. Должно быть, он прыгнул сразу вслед за Райли, раз мы его не услышали. Все сорвались с места и нырнули в воду, взбаламутив ее так, словно на кого-то напал огромный косяк барракуд.
Мы с Фредом плыли чуть позади остальных, никуда не спеша. Это смешно, но со стороны мы выглядели как старая супружеская пара. Мы не разговаривали, но одновременно делали одни и те же вещи.
Тремя секундами позднее мы уже вскарабкались на судно, а в воздухе уже витали крики и аромат теплой крови. Этот запах заставил меня понять, как сильно я была голодна, и это стало последней вещью, которую я была в состоянии осознать. Мой разум полностью отключился. Не осталось ничего, кроме огненной боли в горле и жажде вкуснейшей крови – крови, которая была повсюду, – обещающей потушить этот пожар.

Когда все закончилось, и на всем корабле не осталось ни одного бьющегося сердца, я не смогла бы точно сказать, сколько убила людей. Но их количество может запросто втрое превысить число моих жертв во время любой из прежних вылазок на охоту. Я чувствовала себя разгоряченной и полной сил. Я продолжала жадно пить даже когда полностью утолила свою жажду, просто чтобы насладиться вкусом крови. Кровь пассажиров парома оказалась чистой и сладкой – они отнюдь не были отбросами. Но хоть я себя и не сдерживала, все равно находилась в самом конце рейтинга по количеству убийств.
Вокруг Рауля лежало так много изуродованных тел, что они образовали собой небольшую горку. Он сидел на вершине своей горы трупов и звучно радовался своему успеху.
Но он был не единственным, кто смеялся. Темный паром был полон торжествующих звуков. Я слышала, как Кристи сказала: - Это было потрясно – троекратное "ура!" Райли!
Кое-кто из ее компании хором прохрипели: "Ура!", прямо как группа счастливых пьяниц.
Насквозь промокшие Джен и Кевин залезли на палубу.
- Босс, мы достали их всех, - доложила Джен Райли.
Так значит, некоторые люди попытались спастись, уплыв отсюда. Я и не заметила.

Осмотрелась по сторонам в поисках Фреда. Мне потребовалось время, чтобы найти его. В конце концов, я поняла, что не могу всмотреться в дальний угол из-за стоящих там торговых автоматов, и направилась туда. Сначала я почувствовала, как из-за качки у меня начала развиваться морская болезнь, но когда подошла ближе, это неприятное ощущение исчезло. Я увидела Фреда, стоящего у окна. Он быстро мне улыбнулся, а затем посмотрел поверх моей головы. Я проследила за его взглядом: Фред наблюдал за Райли. И у меня было такое чувство, что он делает это уже на протяжении долгого времени.
- Ладно, дети, - сказал Райли. – Вы ощутили вкус сладкой жизни, но сейчас мы должны работать!
Они все с энтузиазмом заревели.
- У меня есть три вещи, о которых следует сказать вам напоследок, и одна из них включает в себя маленький десерт – так что давайте затопим эту посудину - и домой!
Смеясь и ворча, наша армия принялась демонтировать судно. Мы с Фредом вылезли из окна и продолжали наблюдать за демонтажем с близкого расстояния. Переломить паром пополам с громким скрежетом металла не заняло много времени. Носовая часть парома, как раз по линии разлома, тут же начала погружаться в воду, а корма его стала задираться к небу. Обе половинки затонули практически одновременно, корма опередила переднюю часть всего на несколько секунд. И стая барракуд направилась прямо к нам. Мы с Фредом поплыли к берегу.

Мы бежали домой вместе с остальными, но по-прежнему сохраняли дистанцию. Пару раз Фред бросал на меня многозначительные взгляды, словно хотел что-то сказать, но каждый раз, похоже, передумывал. На обратной дороге к дому Райли позволил всем поддаться праздничному настроению. Даже несколько часов спустя у него хватало головной боли с тем, чтобы настроить всех на серьезный лад. На сей раз не было драк, которые ему пришлось бы разнимать, все просто воспряли духом. Если обещания Райли были ложью - как я считала - то после того, как сидение в засаде закончится, он столкнется с огромной проблемой. Теперь все эти вампиры вкусили прелесть свободы, и их не так-то легко будет вернуть в прежные ограничительные рамки. Но сегодня, кажется, Райли был для них героем.
Наконец - через некоторое время после того, как я предположила, что солнце уже взошло - все притихли и обратились в слух. На их лицах читалось, что по такому случаю они приготовились услышать все, что он им скажет.

Райли поднялся до середины лестницы наверх, и выражение его лица было крайне серьезным.
- Три вещи, - начал он. - Во-первых, мы должны убедиться, что это именно те, кто нам нужен. Если мы случайно столкнемся с другим кланом и перебьем их, то умываем руки. Нам нужно, чтобы наши враги были самоуверенны и не подготовлены. Есть два признака, по которым мы сможем найти нужный нам клан, и которые почти невозможно пропустить. Во-первых, они выглядят по-другому: у них желтые глаза.
Раздался удивленный гул.
- Желтые? - с отвращением повторил Рауль.
- В мире существует достаточно много вампиров, с которыми вы еще не сталкивались. Я же говорил вам, что эти вампиры достаточно старые. Их глаза стали слабее наших — пожелтели с возрастом. Еще одно преимущество для нас, - он кивнул словно в подтверждении своих слов. - Но существуют и другие старые вампиры, так что есть кое-какой признак, по которому мы сможем узнать их... этой приметой как раз и является тот десерт, о котором я упоминал.
Райли хитро улыбнулся и выдержал паузу.
- Будет трудновато осознать это, - предупредил он. - Я их не понимаю, но видел собственными глазами, что эти старые вампиры настолько размякли, что держат — как полноправного члена своего клана — человеческую зверюшку.
Его откровение было встречено полным молчанием и тотальным недоверием.
- Я знаю, это тяжело укладывается в голове. Мы будем знать, что это те самые вампиры, потому что с ними будет человеческая девушка.
- Это.... как? - спросила Кристи. - Ты хочешь сказать, что они постоянно таскают за собой еду или что-то вроде того?
- Нет, это всегда одна и та же девушка, всего одна, и они не собираются ее убивать. Я просто не понимаю, как они борются с собой и зачем. Может быть, просто хотят выделиться. А, может, горят желанием похвастаться своим самообладанием. Может, им кажется, что благодаря этому они выглядят сильнее... А, по-моему, в этом нет ни капли смысла. Но я видел ее. Даже более того - я вдыхал ее запах.
Медленно и театрально Райли вытащил из куртки маленькую сумочку на молнии, в которой лежала красная ткань.
- Несколько недель назад я провел разведывательную операцию, проверяя, как быстро желтоглазые смогут оказаться поблизости, - он сделал паузу и бросил на нас отеческий взгляд. - Я приглядываю за своими детьми. В общем, я прихватил это для того, чтобы узнать заблаговременно, что они решили напасть на нас, - он выставил на всеобщее обозрение сумку, - это поможет нам выследить их. Я хочу, чтобы вы все запомнили этот аромат.
Он передал сумку Раулю, который открыл пластмассовую молнию и глубоко вдохнул. А затем с изумлением взглянул на Райли.
- Я знаю, - сказал Райли. - Восхитительно, это точно.

Рауль передал сумку Кевину, прищурившись и о чем-то размышляя.
Один за другим каждый вампир вдыхал запах из сумки, и все реагировали на него, широко распахивая глаза, или как-то подобным образом. Мне было крайне любопытно, поэтому я протиснулась мимо Фреда, и когда вновь начала ощущать позывы к тошноте, поняла, что нахожусь вне зоны его влияния. Я пробиралась вперед, до тех пор, пока не оказалась следующей за парнем, который строил из себя человека-паука, и который, похоже, врал про заключительную часть серии. Он вдохнул запах из сумки, и повернулся так, словно собрался вернуть сумку тому парню, который отдал ее ему. Но я протянула руку и тихо зашипела. Он медленно обернулся - так, словно никогда меня не видел - и передал сумку мне.
Похоже, красная тряпка в сумке раньше была рубашкой. Я приготовилась вдохнуть, и, не спуская глаз с окружавших меня вампиров - просто на всякий случай - сделала вдох.
О, теперь я поняла то выражение, которое возникало на их лицах, поскольку точно такое же в эту минуту появилось и на моем лице. Потому что у человека, носившего эту рубашку, была невероятно сладкая кровь. Когда Райли назвал ее десертом, он был совершенно прав. С другой стороны, сейчас меня не так мучила жажда, как обычно. Так что хоть глаза мои и округлились, оценив этот запах, я не почувствовала того спазма в желудке, который заставил бы меня скорчиться от боли. Было бы здорово вкусить эту кровь, но в этот конкретный момент то, что я не могу этого сделать, не причинило мне боли.

Хотела бы я знать, как долго еще меня не станет мучить жажда. Обычно это начиналось через несколько часов после еды.
Боль возвращалась и становилась все хуже и хуже, а всего через пару дней уже не останется никаких сил игнорировать ее. Отсрочит ли жажду количество выпитой мною крови? Скоро я это узнаю.

Я оглянулась вокруг, чтобы удостовериться, что никто не смотрит на сумку, потому что надеялась, что Фреду станет любопытно. Райли поймал мой взгляд, чуть улыбнулся и развернулся в сторону Фреда. Отчего мне мгновенно захотеть сделать прямо противоположное тому, что собиралась изначально, но нельзя было навлекать подозрений.
Я пошла обратно к Фреду, старательно подавляя тошноту, но та исчезла только, когда я оказалась рядом с ним. Отдала ему сумку. Мне показалось, что ему понравилось, что я подумала о нем; он улыбнулся и достал рубашку. Через мгновение Фред задумчиво кивнул сам себе, отдал мне сумку и выразительно на меня посмотрел. Если б мы были наедине, он бы обязательно высказал это вслух.
Я швырнула сумку Человеку-Пауку, который со скоростью пули метнулся к ней и успел подхватить до того, как она коснулась земли. Все учуяли запах. Райли дважды хлопнул в ладоши.

- Итак, про упомянутый мною десерт: с желтоглазыми будет девчонка. Кто доберется до нее первым, тот и получит ее. Проще простого.
Раздалось благодарное коллективное рычание.
Просто, но... что-то тут не так. Разве нашей главной целью является не уничтожение клана желтоглазых? Единство должно стать нашей мотивацией, а не соревнование за то, кто первым доберется до единственного приза. Райли же сказал, что гарантированным результатом всего этого станет одна мертвая девочка. Я могла придумать с полдюжины более продуктивных способов мотивировать армию. Девчонку получит тот, кто убьет больше желтоглазых. Тот, кто проявит наибольшую организованность. Тот, кто станет четко придерживаться плана. Тот, кто будет беспрекословно выполнять все указания. И так далее. Нужно сконцентрироваться на опасности, которую представляла отнюдь не смертная девочка.
Я огляделась вокруг и поняла, что никому до этого не было дела. Рауль и Кристи сверлили друг друга взглядами. Я слышала, как Сара и Джен шепотом спорили, можно ли поделить приз.
Ну, может, Фред что-нибудь сообразил - он тоже хмурился.

- И последнее, - сказал Райли с некоторой неохотой в голосе. - Это, возможно, сложнее всего принять, так что я покажу вам. Я не прошу делать то, чего и сам бы не сделал. Знайте - я с вами, ребята, от начала и до конца.
Вампиры снова успокоились. Я заметила, что Рауль снова завладел сумкой в единоличное пользование.
- Вам столькому еще нужно научиться в новой жизни. Одно важнее другого. Кое-что поначалу будет выглядеть неправильно, но я все это испытал и научу вас, - сказал Райли и на секунду ушел в себя. - Четыре раза в году солнце светит под непрямым углом. На протяжении лишь четырех дней в год оно не представляет угрозы... для нас, и мы можем не прятаться.
Абсолютно все замерли. Ни единого вздоха - словно Райли разговаривал с каменными изваяниями.
- И вот близится такой день. Солнце, которое сияет снаружи, не причинит нам вреда. И мы используем эту редкую возможность, чтобы уничтожить наших врагов.

Мои мысли резко скакнули в другом направлении. Он должен был знать. Или создательница и ему наплела про "четыре счастливых дня"? А может, все так и есть, и мы с Диего просто попали в один из "таких" дней...
Если не учесть того, что Диего и раньше выходил из тени. А Райли сейчас пытается представить все это неким сезонным явлением, но мы-то с Диего были на солнце всего четыре дня назад.
Я могла понять, почему Райли и наша создательница держали нас в страхе перед солнцем — хотели контролировать. Но зачем тогда говорить сейчас правду, пусть и лишь ничтожную ее часть?
Держу пари, ее напугали эти силуэты в плащах. Поэтому она хотела, чтобы мы успели в срок. Они ведь не обещали оставить ее в живых, если она уничтожит всех желтоглазых. Стоит ей добиться своего - и концы в воду, она сбежит. В Австралию или на любой другой конец света. И уж точно не пришлет нам красочные приглашения. Мне нужно найти Диего и сбежать. Подальше от нее и от Райли. И надо бы вытянуть Фреда из этой ямы. Попробую сделать это, когда мы останемся наедине.

Своей небольшой речью Райли будто зомбировал их всех, и я не была уверена, что я поняла все, что он сказал. Поэтому жалела, что Диего нет рядом, чтобы обдумать это вместе.
Если Райли только что придумал эту историю про четыре дня, наверное, я знаю, зачем. Потому что не мог сознаться во лжи, сказать: "Эй, ребята! Я врал вам все это время, но теперь говорю правду". Он хотел, чтобы мы пошли за ним на бой, чтобы не потеряли доверие к нему.
- Очень правильно, что эти мысли нагоняют на вас страх, - Райли по-прежнему говорил со статуями. - Вы все еще живы только потому, что отнеслись серьезно к моей просьбе быть осторожными. Вы возвращались домой вовремя и не совершали ошибок. Вы позволили своему страху сделать вас умнее и осторожнее. Я вовсе не жду, что вы так легко откажетесь от этого благоразумного страха. Я не жду, что вы выбежите за эту дверь по первому моему слову. Но… - Он обвел взглядом комнату. - Я жду, что вы выйдете вслед за мной.
Его глаза на какую-то крохотную долю секунды скользнули прочь от публики, на короткое мгновение задержавшись на чем-то над моей головой.
- Следите за мной, - он говорил нам. – Прислушивайтесь ко мне. Доверьтесь мне. Когда вы увидите, что со мной все в порядке, верьте своим глазам. В один из таких дней солнце, на самом деле, волшебным образом влияет на нашу кожу. Вы увидите. Оно ни в коем случае не причинит вам вреда. Я бы не сделал ничего такого, что подвергло бы вас, ребята, ненужной опасности. И вы знаете это.
Он начал подниматься по лестнице
- Райли, разве мы не можем просто подождать… - попыталась возразить Кристи.
- Просто внимательно смотрите, - Райли перебил ее, продолжая двигаться вверх размеренными шагами. - Это даст нам большое преимущество. Желтоглазые знают об этом дне, но они не знают, что мы знаем. – Говоря это, он открыл дверь и вышел из подвала на кухню. В сильно затененной комнате не было света, но все по-прежнему уклонились от открытой двери. Все, кроме меня. До нас все так же доносился, теперь из-за входной двери. – Большинству молодых вампиров необходимо какое-то время, чтобы принять это исключение – и не зря. Те, кто не соблюдают осторожность в том, что касается дневного света, долго не живут.

Я почувствовала на себе взгляд Фреда. И посмотрела на него. Он бросил на меня пристальный взгляд, как если бы хотел сбежать, но деваться было некуда.
- Все хорошо, - прошептала я почти беззвучно. – Солнце не причинит нам боли.
- Ты веришь ему? – он беззвучно зашевелил губами в ответ.
- Ничуть.
Фред слегка приподнял бровь и тут же слегка расслабился.

Я оглянулась назад. Что рассматривал Райли? Ничего не изменилось – всего лишь семейные фотографии умерших людей, маленькое зеркало и настенные часы с кукушкой. Хмм. Он проверял время? Не исключено, что наша создательница установила срок и ему тоже.
- Ладно, ребятки, я выхожу – сказал Райли. – СЕГОДНЯ вам нечего бояться, даю слово.
Свет ворвался в подвал через открытую дверь, усиленный – только я это знала – кожей Райли. Я видела яркие танцующие блики на стене.
С шипением и рычанием мой клан рванулся в угол напротив Фреда. Кристи стояла позади всех. Выглядело так, будто она пыталась использовать свою банду в качестве заслона.
- Да расслабьтесь вы, - призывал нас к спокойствию Райли. – Со мной абсолютно все в порядке. Ни боли, ни жжения. Выходите и сами увидите. Давайте же!
Никто не придвинулся ни на шаг ближе к двери. Фред сползал по стене рядом со мной, в панике уставившись на свет. Я слегка махнула рукой, чтобы привлечь его внимание. Он посмотрел на меня снизу вверх и целую секунду изучал мое совершенное спокойствие. После чего он медленно выпрямился рядом со мной. Я улыбнулась, подбадривая его.
Все остальные ждали, что вот-вот начнется возгорание. Я задумалась, неужели в глазах Диего я выглядела так же глупо.
- Знаете, - Райли размышлял наверху, - мне любопытно, кто из вас окажется самым храбрым. У меня есть некоторые соображения насчет того, кто первым выйдет через эту дверь, но я и раньше ошибался.
Я закатила глаза. Ловкий прием, Райли.
И, конечно же, это сработало. Почти в то же мгновение Рауль медленно начал двигаться вверх по лестнице. В единственный раз Кристи не спешила соревноваться с ним, чтобы заслужить похвалу от Райли. Рауль ухватился пальцами за Кевина, и тот вместе с парнем в костюме Человека-паука неохотно двинулись, по бокам прикрывая своего главаря.

- Вы же слышите меня. И понимаете, что я не сгорел. Да не будьте вы кучкой слюнтяев! Вы - вампиры. Так ведите себя соответственно.
Все же Рауль со своими дружками не смогли продвинуться дальше, чем на фут от лестницы. Никто из остальных и с места не сдвинулся. Через несколько минут Райли вернулся. В непрямом свете, идущем от входной двери, он слегка мерцал.
- Посмотрите на меня – я в порядке. Серьезно! Мне стыдно за вас. Рауль, подойди!
В конце концов, Райли пришлось схватить Кевина (Рауль скрылся из виду так быстро, как только понял, о чем думал Райли) и с силой потащить его наверх. Я видела, как они вышли на солнце, как свет, отражаясь от них, стал еще ярче.
- Скажи им, Кевин, - приказал Райли.
- Рауль, я в порядке! – отозвался Кевин. – Вау. Я весь … свечусь. Это сумасшествие! – он смеялся.
- Молодец, Кевин, - громко сказал Райли.
Это подействовало на Рауля. Он стиснул зубы и пошел вверх по лестнице. Он двигался небыстро, но вскоре уже стоял наверху, искрясь и заливаясь смехом вместе с Кевином.
И даже после этого процесс занял больше времени, чем я могла предположить. Остальные по-прежнему двигались по одному друг за другом. Райли терял терпение. Теперь это больше походило на угрозы, чем на подбадривания.

Фред бросил на меня взгляд, говоривший: - Ты знала об этом?
- Да, - произнесла я одними губами.
Он кивнул и начал подниматься по лестнице. Примерно десять человек, в основном из группы Кристи, все еще прижимались к стене. Я пошла с Фредом. Лучше выйти прямо посередине. Пусть Райли думает, что хочет.

Во дворе мы увидели блестящих - словно шары на танцполе ночных клубов - вампиров, с восхищением разглядывающих свои руки и лица друг друга. Фред без колебаний вышел на свет, что, по моему мнению, было очень смело, учитывая все обстоятельства. Кристи оказалась лучшим примером того, как хорошо Райли воспитал нас. Она цеплялась за то, что знала, несмотря на предоставленные ей доказательства.
Мы с Фредом стояли поодаль от толпы. Он внимательно осматривал себя, затем с ног до головы оглядел меня и уставился на остальных. Меня впечатлило, что Фред, всегда такой тихий, был очень наблюдательным и практически с научным подходом изучал то, что видел. Все это время он сопоставлял слова и действия Райли. О многом ли он догадался?
Райли вынудил Кристи подняться по лестнице, ее банда пошла вместе с ней. Наконец, мы все оказались на солнце, многие люди наслаждались тем, как невероятно прекрасно они выглядели. Райли собрал всех в круг для еще одной быстрой тренировки – я подумала, что в основном, она была направлена на то, чтобы мы снова пришли в себя. Понадобилась минута для того, чтобы все постепенно стали осознавать, что момент икс настал - они успокоились и в то же время ожесточились. Я видела, что идея устроить настоящую драку – когда не просто разрешалось, а и поощрялось рвать и сжигать – оказалась такой же волнующей, как и охота. Это вдохновляло таких, как Рауль, Джен и Сара.

Райли сосредоточился на стратегии, которую упорно пытался втолковать им последние несколько дней – как только мы точно определим запах желтоглазых вампиров, должны будем разделиться на две группы и двинуться на них с двух сторон. Рауль поведет их в лобовую атаку в то время, как Кристи зайдет с боковой стороны. План подходил им обоим по тактике, хотя я не была уверена, смогут ли они следовать этой стратегии в самый разгар охоты.
Когда после часовой тренировки Райли подозвал всех к себе, Фред сразу же пошел в обратную сторону, в направлении севера. Райли собрал всех на южной стороне. Я держалась рядом, хотя не имела ни малейшего понятия, что он задумал. Когда мы отдалились на добрые сто ярдов, Фред остановился в тени елей на опушке леса. Никто не следил за нашим отходом. Фред не спускал глаз с Райли, как если бы ожидал увидеть, заметит ли Райли наше отступление.
Райли начал говорить: - Мы выступаем прямо сейчас. Вы сильны и готовы. И вы жаждете этого, не так ли? Вы чувствуете огонь. Вы готовы к десерту.
Он был прав. Количество выпитой крови никак не отсрочило немедленного возвращения жажды. Вообще-то, я не была уверена, но подумала, что в этот раз все будет и быстрее, и труднее, чем обычно. Быть может, выпить чересчур много крови тоже было не всегда полезно.
- Желтоглазые медленно продвигаются с юга, по пути они охотятся, стремясь стать сильнее, - сказал Райли. – Она следит за ними, найти их будет нетрудно. Она будет ждать нас там, вместе с Диего, - на этих словами его взгляд метнулся туда, где находилась я, и он слегка нахмурился, но уже в следующую секунду его лицо снова стало спокойным, - и мы атакуем их с мощью цунами. Мы с легкостью их одолеем. А затем отпразднуем. Рауль, дай это мне. – Он властно протянул руку. Рауль неохотно отдал ему пакет с рубашкой. Казалось, что жадно вдыхая запах девушки, Рауль пытался присвоить ее себе.
- Понюхайте еще раз, все. Сконцентрируйтесь.
Сконцентрироваться на девушке или битве?

На этот раз Райли сам прошел по кругу с рубашкой, будто пытался убедиться, что у каждого из нас жажда вспыхнула с новой силой. И по реакции остальных я поняла, что жажда вернулась к ним, как и ко мне. Аромат, исходящий от рубашки, заставил их ощетиниться и зарычать. В принципе, не было необходимости напоминать нам ее запах: мы никогда и ничего не забываем. Это было лишь проверкой. Даже при мысли о запахе этой девушки, мой рот наполнялся ядом.
- Вы со мной? - прорычал Райли. Все закричали в знак одобрения. – Так давайте покончим с ними, детки! - было похоже на новое нападение барракуды, только в этот раз на земле.
Фред не двинулся, и я осталась с ним, хотя и понимала, что трачу драгоценное время. Если я хотела добраться до Диего и отговорить его прежде, чем начнется битва, мне лучше было бы находиться в первых рядах. Я смотрела им вслед, испытывая тревогу. Я все еще была моложе многих, а значит, быстрее.

- Райли не хватится меня минут двадцать, - сказал мне Фред спокойным и таким знакомым голосом, как будто раньше мы только и делали, что болтали по душам. – Я рассчитал время. Даже несмотря на расстояние между нами, если он попытается обо мне вспомнить, он тут же почувствует тошноту.
- Правда? Это же круто.
Фред улыбнулся. – Я тренировался, оставляя дорожку производимого мной эффекта. И теперь я могу быть практически невидимым. Никто не сможет посмотреть на меня, пока я не позволю.
- Я заметила, - сказала я, затем замолчала и предположила, - Ты не пойдешь?
Фред покачал головой. – Нет, конечно. Понятно же, что нам не сказали ничего из того, что нам действительно следует знать. Я не собираюсь быть пешкой Райли.
Значит, Фред и сам во всем разобрался.
- Я скоро уйду, но прежде хотел бы поговорить с тобой. И более подходящего момента трудно придумать.
- И я тоже хотела поговорить с тобой, - сказала я. – Ты должен знать, что Райли лгал нам про солнце. И все эти россказни про четыре дня - полная чушь. Мне кажется, Шелли, Стив, да и другие тоже это поняли. И у этой битвы куда более серьезная подоплека, чем нам сказали. Врагов намного больше, - проговорила я быстро, чувствую, как быстро поднимается солнце, как несется время. Мне нужно было добраться до Диего.
- Я не удивлен, - спокойно сказал Фред. – И я сваливаю. Собираюсь в одиночку все выяснить, познать этот мир. Нет, не так, я собирался уйти один, но потом подумал, может быть, ты захочешь пойти со мной. Ты будешь в безопасности. Никто не сможет нас выследить.
На минуту я замялась. Мысль о безопасности в данный момент казалась такой привлекательной.
- Мне нужно найти Диего, - ответила я, покачав головой.
Он понимающе кивнул. – Ясно. Знаешь, если ты можешь за него поручиться, то приводи и его. Кажется, что иногда количество имеет значение.
- Да, - быстро согласилась я, вспоминая, какой уязвимой чувствовала себя, когда мы с Диего были на дереве, и пришла та четверка в плащах.
Услышав тон моего голоса, он приподнял бровь.
- Райли лгал нам, как минимум, еще об одной весьма важной вещи, - пояснила я. – Будь осторожен. Нам нельзя показываться людям. Есть какие-то странные вампиры, уничтожающие кланы себе подобных, которые становятся слишком заметными. Я видела их и, поверь мне, лучше тебе на них не натыкаться. Просто прячься днем и выходи на охоту с умом. – Я взволновано посмотрела на юг. – Мне нужно торопиться!
Он тщательно обдумывал мои наставления. – Ладно. Найди меня, если захочешь. Мне интересно будет узнать больше. Я буду ждать вас один день в Ванкувере. Я знаю этот город. Оставлю вам след в... – на секунду он задумался, а затем, хмыкнув, добавил: - В парке Райли. Вы сможете выследить меня по нему. Но через двадцать четыре часа я уеду.
- Я найду Диего, и мы придем к тебе.
- Удачи, Бри.
- Спасибо, Фред! И тебе тоже. Увидимся! – сказала я ему уже на бегу.
- Надеюсь, - услышала я его ответ.

Я бежала на запах остальных, практически летела, быстрее, чем когда-либо. Мне повезло, что они зачем-то притормозили– наверное, Райли опять наставлял их – потому что я настигла их раньше, чем предполагала. Или, может быть, Райли вспомнил о Фреде и остановился в его поисках.
Когда я догнала их, увидела, что они бегут, соблюдая определенное расстояние между собой, так же дисциплинированно, как и прошлой ночью. Я влилась в строй, не привлекая к себе излишнего внимания, но заметила, что Райли обернулся посмотреть на замеченное им движение. Его глаза не заострили на мне никакого внимания, и он сразу побежал еще быстрее. Неужели он предположил, что Фред со мной. Райли больше никогда не увидит Фреда. Не прошло и пяти минут, как все стало меняться.
Рауль учуял запах. С диким ревом он кинулся вперед. Райли натренировал нас так, что хватало маленькой искорки, чтобы разжечь огромное пламя. Следом за Раулем уловили аромат и другие, и в следующую секунду они уже просто сходили с ума. Под манипуляциями Райли этим человеческим запахом померкли все остальные его инструкциями. Мы же охотники, никак не армия. У нас не было сплоченной команды. Это было больше похоже на погоню за кровью.
И хотя я понимала, что вся эта история построена на лжи, я не смогла полностью игнорировать запах. Выбежав в начало процессии, я вынуждена была столкнуться с ним. Свежий. Яркий. Человеческая девочка была здесь совсем недавно, и пахла она невероятно вкусно. Я была сыта кровью, которую мы пили вчерашним вечером, но это не имело значения. Меня мучила жажда. Она сжигала меня изнутри.
Я бежала вслед за остальными, стараясь сохранить ясность мыслей. Это все, на что меня хватило – держаться чуть позади остальных.

Ближе всего ко мне бежал Райли. Он... тоже притормаживал?
Он выкрикивал приказы, в основном, всегда одни и те же: – Кристи, обойдите! Повернитесь! Рассредоточьтесь! Кристи, Джен! Разойдитесь! – Весь его план с разделением и двумя засадами, как нам казалось, был самоубийством.
Райли подошел к главной группе и схватил Сару за плечо. Она вцепилась в него, когда он отшвырнул ее влево. – Иди в обход! – заорал он. Он поймал светловолосого ребенка, именем которого я никогда не интересовалась, и отпихнул его к Саре, которая не очень обрадовалась такому повороту событий. Кристи немного сбилась с охотничьих инстинктов, но этого хватило, чтобы понять, что она должна двигаться согласно плану. Она кинула разъяренный взгляд в сторону Рауля и начала пробираться к своей команде.
- Сюда! Быстрее! Мы перебьем их и доберемся до нее еще раньше! Вперед!
- Мы с Раулем - на острие! – крикнул ей Райли, отворачиваясь.
Я замешкалась, но продолжала двигаться вперед. Мне не хотелось быть частью командования, но члены группы Кристи уже скалились друг на друга. Сара вцепилась в голову светловолосому юнцу. Звук отрывающейся головы заставил меня принять решение. Я догнала Райли, гадая, сожжет ли Сара мальчика, который так любил играть в человека-паука.

Я подобралась достаточно близко к Райли и на небольшом расстоянии последовала за ним к команде Рауля. Аромат с трудом позволял моему мозгу сконцентрироваться на чем-либо еще.
- Рауль! – громко позвал его Райли.
Рауль заворчал, не оборачиваясь. Он был всецело поглощен запахом.
- Я пойду, помогу Кристи! Встретимся там! Не теряй концентрацию!
Я резко остановилась, ничего не понимая.
Рауль продолжал двигаться, никак не реагируя на слова Райли. Райли перешел на легкий бег, а потом на шаг. Мне следовало бы смыться, но он наверняка бы услышал, как я прячусь.
С улыбкой на лице он развернулся, и увидел меня.

- Бри, я думал, ты с Кристи.
Я не ответила.
- Я слышал, что кого-то ранили – Кристи сейчас нуждается во мне больше, чем Рауль, - объяснил он быстро.
- Ты нас... бросаешь?
Райли изменился в лице. Как будто по его лицу я могла прочитать все его планы. Его глаза распахнулись, и странное беспокойство отразилось в них.
- Я переживаю, Бри. Помнишь, я говорил, что она должна нас встретить, помочь нам, но я так и не учуял ее запах. Что-то не так. Мне нужно найти ее.
- Но ты не сможешь найти ее, прежде чем Рауль доберется до желтоглазых, - заметила я.
- Я должен выяснить, что происходит, - сказал он в полном отчаянии. – Она нужна мне. Я не собираюсь проделать все это в одиночку!
- Но другие...
- Бри. Я должен найти ее! Сейчас же! Вас достаточно, чтобы одолеть желтоглазых. Я вернусь к вам, как только смогу.
Он говорил так искренне. Я замялась, обернувшись и посмотрев, сколько мы уже преодолели. Фред уже на полпути к Ванкуверу. Райли даже не спросил о нем. Может, дар Фреда все еще действует.
- Бри, Диего уже там, - быстро проговорил Райли. – Он будет нападать в первых рядах. Ты еще не учуяла его запах? Ты еще не достаточно близко подошла?
Я покачала головой, совершенно ничего не понимая. – Диего был там?
- Он сейчас с Раулем. Если поторопишься, сможешь помочь ему выбраться живым.
На протяжении одной долгой секунды мы сверлили друг друга взглядами, после чего я перевела взгляд на юг, куда направился Рауль.
- Хорошая девочка, - сказал Райли. – Я пойду, найду ее, и мы придем на подмогу. Вы, ребята, справитесь! Может даже, все закончится прежде, чем ты успеешь добраться до них!

Он пошел в сторону противоположную нашей тропе. Я сцепила зубы, пораженная тем, как уверенно он выбрал направление. Все ложь, до последнего слова.

14

Бонусы к Затмению
Короткая вторая жизнь Бри Таннер / The Short Second Life Of Bree Tanner
Взято с сайта: http://twilightrussia.ru/
Асе Мучник и Меган Хиббет

Часть 1. Продолжение|...

Но выбора у меня не было. И я снова побежала на юг. Мне необходимо было догнать Диего. Вытащить его оттуда, если он там. Мы должны догнать Фреда. Мы должны бежать. Мне нужно сказать Диего, что Райли лгал нам, что он не собирался помогать нам сражаться в битве, которую он сам затеял. У нас больше нет причин помогать ему.
Я учуяла запах человека, а затем Рауля. Но следов Диего я не нашла. Я бежала слишком быстро? Или запах человека так сильно дурманит меня, что я не чую Диего? Часть моего разума была сосредоточена на охоте, конечно, мы можем отыскать девушку, но готовы ли мы сражаться вместе, как это было раньше? Нет, мы разорвем друг друга на кусочки, чтобы добраться до нее.

А затем я услышала рык, крики и визг, доносившиеся спереди, и поняла, что битва уже началась, и уже поздно вытаскивать отсюда Диего. Но я побежала еще быстрее. Может быть, я еще смогу его спасти.
Подул ветер и принес мне запах дыма – сладкий, густой запах горевших вампиров. Звуки битвы стали еще громче. Возможно, все уже подходило к концу. Неужели я увижу нашу победу и Диего, который ждет меня?
Я бросилась сквозь густую завесу дыма и оказалась на огромном поле, покрытом травой.
Перепрыгнула через какой-то бугор, и в тот же миг осознала, что пролетела над обезглавленным туловищем.

Я окинула взглядом поле. Повсюду валялись кусочки вампирских тел, и пурпурный дымок от большого кострища застилал небо. Сквозь дымку я смогла различить ослепительно сверкающие тела, и звук разрываемых на части вампиров - снова и снова.
Я искала только одно: черные вьющиеся волосы Диего. Никогда раньше я не видела настолько черного цвета волос. Здесь был один здоровенный вампир с почти черными волосами, но он был слишком большим, и обратив на него свое внимание, я увидела, как он скинул в огонь оторванную им голову Кевина, после чего снова на кого-то набросился. Это Джен? Был еще один с прямыми черными волосами. Но для Диего он слишком мал. Двигался он так быстро, что я не могла различить: парень это или девушка.
Я быстренько все осмотрела, и мною завладела паника. Я всматривалась в лица. Здесь было недостаточно вампиров, даже считая тех, кто уже убит. Я не увидела никого из группы Кристи. Должно быть, большинство уже сгорели. Большинство вампиров, которые стояли, были мне незнакомы. Блондин посмотрел на меня, встретился со мной взглядом и… глаза его вспыхнули золотом.
Мы проиграли. Это ужасно.

Я начала отступать к лесу, двигаясь небыстро, так как все еще питала надежды найти Диего.
Но его здесь не было. Я не нашла ни единого признака тому, что он здесь был. Никаких следов его запаха, хотя я могла различить запахи команды Рауля и других вампиров, которых я никогда не встречала. Я заставила себя смотреть и на части тел, которые были разбросаны по всему полю. Но ни один из этих кусочков не принадлежал ему. Я бы узнала даже его палец.
Я развернулась и изо всех сил побежала в лес, окончательно убедившись в том, что присутствие Диего на этом поле было очередной ложью Райли.
Но если Диего здесь не было, значит, он был уже мертв. Как только все встало на свои места, это показалось мне очевидным. Я должна была догадаться еще в тот момент, когда Диего не вошел в дверь подвала вслед за Райли. Его уже тогда не было с нами.

Я была всего в нескольких футах от кромки леса, как сильнейшим ударом меня повалили на землю. Рука скользнула под мой подбородок.
- Пожалуйста! – простонала я. Я имела в виду: “пожалуйста, убейте меня побыстрее”.
Рука немного ослабила хватку. Я не сопротивлялась, хотя мои инстинкты говорили мне кусать и рвать моего врага на части. Но здравый смысл подсказывал, что этот трюк не пройдет. Райли так же солгал нам и об этих старых слабых вампирах, и у нас не было шансов победить их. Но даже если бы я смогла убить одного этого вампира, я бы не смогла двигаться дальше. Диего не было, и этот ужасный факт убил во мне все желание сражаться.
Вдруг я подлетела. Врезалась в дерево и рухнула на землю. Я должна была попытаться убежать, но Диего мертв. Я не могла не думать об этом.

Светловолосый вампир пристально смотрел на меня, его тело было готово к прыжку. Он очень внимательно смотрел, намного более испытывающим взглядом, нежели Райли. Но он не набрасывался на меня. Он не был безумным вроде Рауля или Кристи. Он полностью контролировал себя.
- Пожалуйста, - снова сказала я, желая, чтобы он покончил с этим. – Я не хочу драться.
Хотя он все еще был готов к схватке, его лицо изменилось. Он смотрел на меня так, как никто никогда раньше. На его лице отражалось понимание и что-то еще. Сочувствие? Ну, по меньшей мере, жалость.
- Я тоже, дитя, – сказал он мягким, добрым голосом. – Мы лишь защищаемся.
В его странных желтых глазах было столько честности, что я удивилась, как я могла верить всем этим россказням Райли. Я испытала… чувство вины. Возможно, эти вампиры и не собирались нападать на нас в Сиэтле. Как я могла поверить хоть толике того, что мне рассказывали?
- Мы не знали, - объяснила я с чувством стыда. – Райли солгал. Мне так жаль.
Он на момент прислушался, и я вдруг поняла, что на поле боя стихло. Все закончилось.
Если у меня и были хоть какие-нибудь сомнения насчет победителя, то уже через секунду все они улетучились, когда женщина-вампир с волнистыми каштановыми волосами и желтыми глазами остановилась позади него.
- Карлайл? – спросила она смущенным голосом, внимательно разглядывая меня.
- Она не желает сражаться, - ответил он ей.
Женщина дотронулась до его руки. Он все еще был готов к прыжку:
- Она так напугана, Карлайл. Не могли бы мы…
Блондин Карлайл посмотрел на нее, потом слегка выпрямился, но я все еще видела, что он насторожен.
- Мы не хотим причинять тебе вред, - обратилась ко мне женщина. У нее был мягкий, успокаивающий голос. – Мы не хотели драться ни с кем из вас.
- Простите, - снова прошептала я.

Я не могла привести в порядок свои мысли. Диего мертв, и это была основная мысль, самая разрушительная. Другая - о том, что битва закончена, мои союзники проиграли, а противники праздновали победу. Но большинство из тех, кто был с нашей стороны, с удовольствием посмотрели бы на то, как я сгорю, а мои враги добры ко мне, хотя у них на то нет причин. Более того, я чувствовала себя в большей безопасности с этими двумя незнакомцами, чем с Раулем и Кристи. Я вдруг осознала, что Рауль и Кристи уже мертвы. Это сбивало с толку.
- Дитя, - сказал Карлайл – ты сдаешься? Если ты не попытаешься навредить нам, мы обещаем, что не причиним вреда и тебе.
И я ему поверила.
- Да, - прошептала я, - Да, я сдаюсь. Я не хочу причинять боль кому бы то ни было.
Он с энтузиазмом протянул мне руку.
- Пойдем, дитя. Позволим нашей семье перегруппироваться, а затем зададим тебе несколько вопросов. Если ты ответишь честно, то тебе нечего будет бояться.
Я медленно поднялась, не делая резких движений, которые могли быть расценены как угроза.
- Карлайл? – позвал мужской голос.
И к нам присоединился еще один желтоглазый вампир. То чувство безопасности, которое я испытывала рядом с этими незнакомцами, исчезло, как только я увидела его.

Он тоже был блондином, как и первый, но выше и стройнее. Его кожа была просто испещрена шрамами, почти полностью покрывая ее, наиболее близко друг к другу они располагались на шее и подбородке. Небольшие следы на руке были свежими, а остальные были результатом не сегодняшней драки. Он участвовал в намного большем количестве боев, нежели я могу себе представить, и он никогда не проигрывал. Его рыжие глаза горели, а от его позы исходила еле сдерживаемая жестокость разъяренного льва.
Как только он увидел меня, он приготовился к прыжку.
- Джаспер! – предостерег его Карлайл.
Джаспер чуть расслабился и посмотрел на Карлайла широко раскрытыми глазами.
- Что происходит?
- Она не хочет воевать. Она сдалась.
Покрытый рубцами вампир нахмурился, и я вдруг почувствовала неожиданный всплеск разочарования, хоть и не имела ни малейшего понятия, что так сильно меня расстроило.
- Карлайл, я... - он помолчал, потом продолжил, - Мне очень жаль, но это невозможно. Когда придут Вольтури, мы не можем позволить, чтобы кого-то из этих новорожденных ассоциировали с нами. Понимаешь ли ты степень опасности, которой мы подвергнемся из-за этого?
Я не поняла, о чем именно он говорил, но уяснила достаточно для себя. Он хотел меня убить.
- Джаспер, она всего лишь ребенок, - запротестовала женщина. - Мы не можем хладнокровно убить ее.
Странно было слышать ее слова, она говорила так, будто мы оба были людьми, и убийство было недопустимо. Это было ни к чему.
- Сейчас на линии огня наша семья, Эсме. Мы не можем допустить, чтобы они думали, что мы нарушили это правило.
Женщина, Эсме, встала между мной и тем, кто хотел меня убить. Непонятно, почему, она повернулась ко мне спиной.
- Нет, я не этого не потерплю.
Карлайл кинул на меня тревожный взгляд. Было заметно, что он очень заботится об этой женщине. Я бы точно так же смотрела на любого, кто стоял за спиной Диего. Я старалась выглядеть настолько же смирной, какой и ощущала себя в данный момент.
- Джаспер, я думаю, мы должны использовать этот шанс, - протяжно сказал он.
- Мы не Вольтури. Мы следуем их правилам, но не с такой же легкостью отнимаем жизни. Мы объясним им.
- Они могут подумать, что мы – для защиты - создали своих собственных новорожденных.
- Но мы этого не сделали. А даже если бы и так, то здесь не было никаких нарушений, только в Сиэтле. Нет закона против создания вампиров, если контролируешь их.
- Это слишком опасно.
Карлайл нерешительно дотронулся до плеча Джаспера. - Джаспер, мы не можем убить этого ребенка.
Джаспер сердито посмотрел на мужчину с добрыми глазами, и тут вдруг разозлилась я. Конечно, он не причинит вреда этому вежливому вампиру или женщине, которую тот любил. Но Джаспер вздохнул, и я поняла, что инцидент исчерпан. Мой гнев испарился.
- Мне не нравится это, - сказал он, но уже гораздо спокойнее. - По крайней мере, разреши мне присматривать за ней. Вы оба не знаете, как обращаться с кем-то, кто так долго вел бесконтрольный образ жизни.
- Конечно, Джаспер, сказала женщина. - Но будь добр с ней.
Джаспер закатил глаза. - Мы должны присоединиться к остальным. Элис сказала, что у нас не так много времени.
Карлайл кивнул. Он протянул руку к Эсме, и они проследовали за Джаспером к центру поля.

- Ты - сюда, - сказал мне Джаспер, его лицо снова стало сердитым. - Не делай резких движений или я убью тебя.
В то время, как он смотрел на меня, я снова почувствовала гнев, и крохотная часть меня хотела зарычать и показать свои зубы, но у меня было такое чувство, что он только этого и ждет.
Джаспер остановился, как будто задумавшись о чем-то. - Закрой глаза, - скомандовал он.
Я заколебалась. Он, что, все же решил убить меня?
- Сейчас же.
Я стиснула зубы, но глаза закрыла. Ощутила себя в два раза слабее, чем раньше.
- Следуй за звуком моего голоса и не открывай глаза. Откроешь - умрешь, понятно?
Я кивнула, было любопытно, чего я не должна была увидеть. Я почувствовала облегчение от того, что он переживал о каком-то своем секрете. Если б он собирался убить меня, у него бы не было причин так поступать.
- Сюда.
Я медленно шла за ним, осторожно, чтобы не дать ему ни единого повода. Он вел меня осторожно, чтобы я, по крайней мере, не столкнулась с деревом.

Я услышала, как изменились звуки вокруг, когда мы вышли на открытую местность: ветер дул по-другому и усилился запах сожженных тел моего клана. Я могла ощутить тепло солнца на своем лице, и более яркий свет – сквозь закрытые веки.
Он вел меня все ближе и ближе к тресканью костра, так близко, что я могла почувствовать прикосновения дыма к моей коже.
Я понимала, что он в любой момент может убить меня, и близость огня заставляла меня нервничать еще сильнее.
- Сядь здесь. Глаза не открывай.
Земля прогрелась огнем и солнцем. Я сидела, не двигаясь, и пыталась сделать вид, что не опасна, но чувствовала на себе его взгляд, и меня это беспокоило. И несмотря на то, что я не была зла на этих вампиров, которые просто пытались защитить себя, я чувствовала, как во мне вскипает странное чувство ярости. Ощущение было поверхностным, как будто остаточное явление после битвы, которая только что произошла.
Я не была глупа, чтобы поддаться этой неуместной ярости, потому что мне было очень грустно - я чувствовала себя несчастной до глубины души.

Меня не отпускала мысль о Диего, и я не могла ничего с этим поделать, но продолжала думать о том, как он умер.
Я была уверена, что сам он никогда бы не рассказал Райли о наших секретах - секретах, благодаря которым я доверилась Райли, пока не стало слишком поздно. Перед глазами я снова увидела лицо Райли - то холодное и спокойное выражение лица, когда он собирался наказать кого-то из нас за плохое поведение. Я снова услышала его ужасное и детальное описание: "Когда я приведу тебя к ней, буду держать, пока она оторвет тебе ноги, а потом медленно, очень медленно сожжет один за одним твои пальцы, уши, губы, язык и все остальные части твоего тела".
Я только сейчас осознала, что слышала описание смерти Диего.
Той ночью я была уверена, что что-то изменилось в Райли. Убийство Диего изменило его, сделало более жестоким.
Я верила только одной вещи, о которой мне сказал Райли: он ценил Диего больше, чем всех нас вместе взятых. Он ему даже нравился. И все же он наблюдал за тем, как наша создательница мучила его. Без сомнения, он помогал ей убивать его. Он убивал Диего вместе с ней.
Мне интересно, насколько сильную боль испытала бы я, заставь меня предать Диего. Я не сомневалась, что очень много.
И также я была уверена, что мне было бы больно от предательства самого Диего.
Мне было плохо. Я не хотела думать о Диего, корчащегося в агонии, но этот образ все время стоял у меня перед глазами.

А потом я услышала крик там, на поле.
Я открыла глаза, но Джаспер дико зарычал, и я снова их закрыла. Я ничего не видела, но чувствовала тяжелый лавандовый дым.
Я услышала крики и странный, свирепый вой. Он был оглушительным, и он был повсюду. Я не могла представить, что один человек может наделать столько шума и поэтому моя слепота сделала этот звук еще более устрашающим. Эти желтоглазые вампиры так разительно отличались от остальных. Или, скорее, от меня, ведь я осталась единственной выжившей. Райли и наша создательница уже давно сбежали.
Я услышала имена: Джейкоб, Леа, Сэм. Хотя вой продолжался, я услышала много отдаленных голосов. Конечно, Райли солгал нам и о численности вампиров тоже.
Звук воя постепенно ослаб, пока не остался один человеческий, который выл в агонии, я стиснула зубы. Я так ясно видела лицо Диего, а этот звук был похож на его крик.
Я услышала голос Карлайла, перекричавшего все остальные голоса и этот вой. Он умолял дать ему возможность взглянуть на что-то.
- Пожалуйста, позволь мне взглянуть. Пожалуйста, позволь мне помочь.
Я не слышала, чтобы кто-нибудь спорил с ним, но по какой-то причине тон его голоса означал, что он проигрывает спор.
Потом вой стал более резким, и вдруг Карлайл сказал: - Спасибо, - по этому вою стало понятно, что люди начали движение. Они приближались.
Я стала внимательнее прислушиваться и услышала что-то весьма неожиданное и невозможное. Наряду с тяжелым дыханием - а я никогда не слышала, чтобы кто-то так дышал в моем клане - раздавалось множество глубоких глухих звуков. Почти как... биение сердца. Но это, безусловно, было не человеческое сердце. Тот звук я знала очень хорошо.
Я сделала глубокий вдох, но ветер дул с другой стороны, и я смогла учуять лишь дым.
Без предупреждения что-то коснулось меня, рывком схватило за голову.
Я в панике открыла глаза, пошатываясь и пытаясь выбраться из его хватки, но тут же встретила предостерегающий взгляд Джаспера, примерно в двух дюймах от моего лица.
- Прекрати, - резко сказал он, толкая меня обратно на землю. Я могла лишь слышать его, и поняла, что он плотно схватил меня руками за голову, полностью закрыв мне уши.
- Закрой глаза, - велел он мне снова, может быть, и нормальным голосом, но мне показалось, что шепотом.
Я пыталась успокоиться и снова прикрыла веки. То есть, они также не хотели, чтобы я что-то услышала. Я могла с этим смириться - если это означало, что я останусь жива.
На секунду я увидела перед собой лицо Фреда. Он сказал, что будет ждать один день. Интересно, сдержал ли он свое слово. Мне бы хотелось рассказать ему о желтоглазых, и еще много всего, о чем мы не знали. Обо всем этом мире, о котором нам ничего не было известно.

Было бы интересно исследовать этот мир. Желательно с тем, кто смог бы сделать меня невидимой и с кем я чувствовала себя в безопасности.
Но Диего не было в живых. Он не придет, и не станет искать ни меня, ни Фреда. И то будущее, которое я себе представила, стало вдруг отвратительным.
Я по-прежнему могла слышать, что происходит на поле, но там не было ничего, кроме воя и еще нескольких голосов. Что бы ни означали эти странные глухие звуки, они были слишком заглушены, чтобы понять их.
Несколько минут спустя я услышала слова Карлайла - Вы должны... - его голос затих на секунду, а потом: - ...отсюда прямо сейчас. Если мы сможем помочь, мы это сделаем, но сейчас мы не можем уйти.
Я услышала рычание, но оно было неопасным. Вой постепенно стихал, как будто постепенно удалялся от меня.
Все ненадолго затихло. Я услышала низкие голоса, Карлайл и Эсме были среди них, но были также и те, которые я впервые слышала.
Я так хотела что-то учуять - слепота вместе с заглушенными звуками заставляли меня нервничать, и мне хотелось понять хоть что-то. Но все, что я могла учуять - был отвратительный сладковатый дым.
Из всех голосов отчетливей всего мне слышался один - самый звонкий и высокий.
- Еще пять минут, - услышала я того, кто бы это ни сказал. Я была уверена, что это девушка. - И Белла откроет глаза через тридцать семь секунд. Я не сомневаюсь, что она уже сейчас слышит нас.
Я пыталась понять ее слова. Еще кому-то пришлось держать глаза закрытыми, как и мне? Или она думала, что меня зовут Белла?
Я никому не назвала своего имени. Я еще раз попыталась унюхать что-нибудь.
Кто-то бормотал. Я прислушалась, но этот голос стих - я не могла ничего расслышать. Но, возможно, это было из-за рук Джаспера, которые крепко сжимали мои уши.
- Три минуты, - сказал высокий, ясный голос.
Джаспер отпустил руки.
- Сейчас тебе лучше открыть глаза, - сказал он мне, отступая от меня на несколько шагов. То, как он это сказал, напугало меня.

Я оглянулась вокруг, пытаясь отыскать причину опасности, которая прозвучала в его интонации.
От меня все скрывал черный дым. Рядом хмурился Джаспер. Он сжал зубы и смотрел на меня с выражением почти... испуганным.
Не потому, что он боялся меня, а потому, что он боялся из-за меня. Я помнила, о чем он говорил раньше, что-то о том, что из-за меня они находятся в опасности перед теми, кого назвали Вольтури. Интересно кто такие эти Вольтури. Я не могла представить, что эти вампиры кого-то боялись. За Джаспером, четыре вампира встали в линию спиной ко мне, одной из них была Эсме. С ней была высокая блондинка, маленькая черноволосая девушка и темноволосый вампир, который был таким большим, что на него даже было страшно смотреть - это тот, кто убил Кевина. На секунду я представила, что он мог сразиться с Раулем. Странно, но это была очень приятная картина.
За большим вампиром стояли еще трое. Я не могла видеть, что они делали, так как он собой все закрывал. Карлайл сидел на коленях на земле, и рядом с ним был вампир с темными бронзовыми волосами. Там была еще одна фигура, которая лежала на земле, но я не могла разглядеть ее, только джинсы и маленькие коричневые ботинки. Это была либо девушка, либо молодой парень.
Возможно, они пытались собрать его по кусочкам.
Всего желтоглазых было восемь, плюс тот вой, какими бы странными те вампиры ни были: их было еще, как минимум, восемь.
Шестнадцать, может, больше. Больше, чем нам рассказывал Райли.
Я сильно надеялась, что те другие вампиры смогут поймать Райли, и заставят его страдать.
Вампир, лежащий на земле, стал медленно подниматься на ноги - двигаясь странно, как будто она была неуклюжим человеком.

Ветер изменился и подул в сторону нас с Джаспером. Некоторое время я не могла видеть ничего, кроме него. Хоть и была уже не была такой слепой, как прежде, но по какой-то причине я почувствовала тревогу. Это было похоже на то, что я чувствую тревогу вампира,
который был рядом со мной. Со следующим порывом ветра я смогла видеть и чувствовать все запахи.
Джаспер отчаянно зашипел и толкнул меня на землю.
Это была она - человек, за которым я охотилась несколько минут назад. Запах, на котором было сосредоточено все мое внимание.
Сладкий, влажный запах самой вкусной крови, за которой я когда-либо охотилась. Мои рот и горло словно были в огне.
Я с остервенением пыталась сосредоточиться на причине - сфокусироваться на том, что Джаспер только и ждет момента, когда я сорвусь, чтобы убить меня - но только часть меня могла это сделать. Я чувствовала, что как будто распадаюсь на две части, пытаясь удержать себя в руках. Человеческая девушка, которую звали Белла, уставилась на меня потрясенными карими глазами. Когда я смотрела на нее, мне становилось хуже. Я могла видеть кровь под ее тонкой кожей. Я пыталась отвести взгляд, но все время возвращалась к ней.
Вампир с бронзовыми волосами разговаривал с ней тихим голосом. - Она сдалась. Такого я никогда прежде не видел. Только Карлайл мог предложить такое. Джаспер недоволен.
Карлайл, должно быть, объяснил это, пока мои уши были закрыты.
Вампир обхватил ее обеими руками, и она положила обе руки ему на грудь. Ее горло было всего в нескольких дюймах от него.
Он не выглядел так, как если бы он был готов к охоте. Я пыталась понять саму идею того, что у клана могла быть домашняя зверушка-человек, но это даже близко было не так, как я представляла.
Если бы она была вампиром, я бы подумала, что они вместе.
- Джаспер в порядке? - прошептал человек.
- Он в порядке. Яд жжет, - ответил вампир.
- Его укусили? - спросила она с ужасом.
Кто эта девушка? Почему вампиры позволяют ей быть с ними? Почему они до сих пор не убили ее? Почему ей было так комфортно с ними, как будто она не боялась их? Она выглядела так, будто она была частью этого мира, и все же она не понимала его сути. Конечно, Джаспера укусили. Он только что сражался и уничтожил весь мой клан. Эта девушка, вообще, знала кто мы такие?

Ах, жжение в моем горле было невыносимым! Я старалась не думать о том, чтобы потушить этот пожар ее кровью, но ветер гнал ее запах прямо мне в лицо! Было слишком тяжело сохранять остатки разума – я учуяла добычу, на которую охотилась, и теперь ничто не сможет этого изменить.

- Джаспер пытался быть во всех местах сразу, - рыжеволосый вампир объяснял человеку. – Хотел убедиться, что Элис ничего не грозит. – Он покачал головой, когда смотрел на крохотную девушку с черными волосами. – Элис ничья помощь не требуется.
Вампирша по имени Элис стрельнула взглядом в Джаспера.
- Дурачок, нашел, кого защищать! – сказала она своим голосом чистого сопрано. Джаспер встретил ее взор с полуулыбкой, казалось, забыв на секунду о моем существовании.

Я едва ли поборола в себе инстинкт, который желал, чтобы я воспользовалась его оплошностью и набросилась на человеческую девчонку. Меньше чем через мгновение ее теплая кровь - кровь, которую я могла слышать пульсирующей в ее сердце - потушила бы огонь. Она была так близко…
Вампир с бронзовыми волосами обжег меня полным предостережения взглядом, и я знала, что умру, если попытаюсь подобраться к девчонке, но агония в моем горле заставляла меня почувствовать, что, если не попытаюсь, все равно умру. Боль была настолько разъедающей, что не в силах больше ей противостоять, я пронзительно закричала.
Джаспер зарычал на меня, и я попыталась остаться неподвижной, но ощущения, которые вызывал во мне аромат ее крови, были сравнимы с гигантской рукой, отрывающей меня от земли. С тех пор, как я впервые вышла на охоту, я не пыталась отказать себя в возможности утолить жажду. Я вцепилась руками в землю в надежде ухватиться хоть за что-нибудь, но ничего не оказалось. Джаспер придвинулся ко мне на шаг и присел, но даже осознание того, что я была на две секунды от смерти, не помогало привести в порядок мои измученные жаждой мысли.
Секунду спустя Карлайл оказался рядом и положил руку Джасперу на плечо. Он посмотрел на меня с добротой и спокойствием во взгляде.
- Разве ты передумала? – спросил он меня. – Мы не хотим тебя убивать, но нам придется это сделать, если ты не в состоянии держать себя в руках.
- Как вы можете терпеть? – я спросила его почти с мольбой в голосе. Разве его не сжигало такое же пламя? – Я хочу ее. – Я уставилась на нее, отчаянно желая, чтобы расстояние между нами исчезло. Мои пальцы без толку скребли каменистую грязь.
- Ты должна сдерживать себя, - сурово сказал Карлайл. – Должна управлять собой. Это вполне возможно, и только это может спасти тебя сейчас.
Если моей единственной надеждой на выживание была способность терпеть человека так же, как могли эти странные вампиры, то я изначально была обречена. Я не могла выдержать этот пожар в горле. В любом случае, у меня было двоякие мысли насчет выживания. Я не хотела умирать. Я не хотела боли, но в чем был смысл? Все остальные уже были мертвы. Диего был мертв уже несколько дней.
Его имя почти сорвалось с моих губ. Я почти прошептала его вслух. Вместо этого я стиснула голову обеими руками и попыталась подумать о чем-нибудь, что не причиняло бы такой боли. Ни о девчонке, ни о Диего. Ничего не выходило.
- Может, нам лучше отойти подальше? – резко прошептал человек, разрушая всю мою сосредоточенность. В ответ я впилась в нее взглядом. Ее кожа была такой тонкой и нежной. Я могла видеть пульсирующую венку на ее шее.
- Мы должны остаться здесь, - сказал вампир, за которого она цеплялась. – Они уже подходят к северному краю поляны.

Они? Я посмотрела на север, но там ничего не было, кроме дыма. Он говорил о Райли и моей создательнице? Я почувствовала новую волну паники, сопровождаемую судорожной надеждой. Не было ни единого шанса, чтобы она или Райли устояли против этих вампиров, которые уничтожили стольких из нас, не так ли? Даже, если в разгар битвы их уже не было. Джаспер один выглядел способным справиться с ними двумя.

Или он говорил о таинственных Вольтури?

Ветер снова начал дразнить меня запахом этой девчонки, обволакивая им мое лицо, и мои мысли спутались. Я жадно уставилась на нее.
Девчонка поймала мой пристальный взгляд, но выражение ее лица так отличалось от того, которое должно было быть. Несмотря на то, что я чувствовала, как мои губы потянулись вверх, обнажая зубы, и несмотря на то, что я вся дрожала от напряжения, сопротивляясь желанию наброситься на нее. Девчонка не выглядела испуганной. Наоборот, казалась, я приворожила ее. Создавалось впечатление, что она хочет заговорить со мной, как будто у нее был вопрос, и она хотела, чтобы именно я дала ей ответ.

Затем Карлайл и Джаспер начали пятиться от огня, и от меня, смыкая ряды вместе с остальными и человеком. Они все вглядывались мимо меня в дым, значит, чего бы они ни боялись, я была к этому ближе, чем они. Я плотнее придвинулась к дыму, не обращая внимания на костер в непосредственной близости от меня. Может, мне убежать? Достаточно ли они отвлеклись, чтобы я могла скрыться? А куда я пойду? К Фреду? Или сама по себе? Найти Райли и сделать так, чтобы он заплатил за все, что сделал с Диего?
Пока я колебалась, завороженная последней мыслью, момент был упущен. С северной части поля послышалось движение, и я знала, что находилась зажатой между желтоглазыми и тем, что надвигалось.
- Хмм, - прозвучал мертвый голос из глубин дыма.
По одному единственному слогу я сразу узнала, кто это был, и если бы мое тело не оцепенело от бессознательного ужаса, меня бы здесь уже не было.
Это были силуэты в темных плащах.

Что это означало? Что сейчас начнется новая битва? Я знала, что вампиры в темных плащах хотели, чтобы моя создательница преуспела в уничтожении этих желтоглазых. Армия моей создательницы была повержена. Означало ли это, что они убьют ее? Или вместо этого они убьют Карлайла и Эсме, и остальных вампиров, находящихся сейчас здесь? Если бы выбор был за мной, я точно знала, кого хотела видеть уничтоженными, и это вовсе не были мои захватчики.
Темные плащи, словно привидения, выплыли из дыма и направились к желтоглазым. Никто из них даже не взглянул в мою сторону. Я не шевелилась.
Как и в прошлый раз, их было всего четверо. Но создавалось впечатление, что тот факт, что желтоглазых было семеро, не давал никакого преимущества. Мне показалось, что они были так же насторожены, как и Райли, и моя создательница. В этих темных плащах было что-то такое, чего я не могла видеть. Но я определенно это чувствовала. Это были каратели, и они не проигрывали.

- Добро пожаловать, Джейн, - сказал тот из желтоглазых, что обнимал человека.
Значит, они были знакомы друг с другом. Но голос вампира с бронзовыми волосами не был ни дружелюбным, ни слабым или желающим понравиться, каким был у Райли, ни страшно испуганным голосом моей создательницы. Он был холоден и вежлив, и не удивлен. Были ли темные плащи этими Вольтури?
Маленький вампир, шедший во главе темных плащей – по всей видимости, Джейн – неторопливо обвела взглядом семерых желтоглазых и человека, и в конце повернула голову ко мне. Впервые я мельком взглянула на ее лицо. Мне показалось, что она выглядит моложе меня, но в то же время намного старше. Ее глаза были насыщенного цвета темно-алых роз. Осознавая, что мне не избежать внимания, я опустила голову, прикрыв ее руками. Возможно, если сразу будет видно, что я не хочу сражаться, Джейн будет обращаться со мной так же, как и Карлайл. Хотя я не сильно надеялась на это.

- Это еще что? – в мертвом голосе Джейн появился намек на раздражение.
- Она сдалась, - объяснил вампир с рыжими волосами.
- Сдалась? – Джейн впилась в него взглядом.
Я украдкой наблюдала, как темные плащи обменялись взглядами. Рыжеволосый заметил, что никогда раньше не видел, чтобы кто-нибудь сдался. Может, темные плащи такого тоже не сталкивались с подобным.
- Карлайл предложил ей право выбора, - ответил рыжеволосый. Похоже, он был представителем желтоглазых, хотя я думала, что их лидером был Карлайл.

- Для тех, кто нарушает правила, никакого выбора быть не может, - голос Джейн снова звучал безразлично.
Мои кости словно заледенели, но я больше не ощущала паники. Теперь все казалось мне неизбежным.
Карлайл мягким голосом ответил Джейн.
- Дело ваше. Поскольку она не стала нападать на нас, я не видел необходимости уничтожать девочку. Ее ничему не научили.
Хотя тон его голоса был нейтральным, я чуть было не подумала, что он заступался за меня. Но, как он сказал, моя судьба зависела не от него.
- Это не имеет значения, - Джейн подтвердила мои предположения.
- Как вам будет угодно.

Мгновение Джейн смотрела на Карлайла с выражением наполовину смущенным, наполовину раздраженным. Она встряхнула головой, и ее лицо снова стало непроницаемым.
- Аро надеялся, что мы доберемся до ваших краев и увидим тебя, Карлайл, - сказала Джейн. – Он шлет тебе привет.
- Буду весьма благодарен тебе, если передашь ему ответный привет, - ответил он.
- Разумеется, - улыбнулась Джейн. Затем она снова посмотрела на меня, уголки ее губ все еще сохраняли подобие легкой улыбки. – Похоже, сегодня вы сделали за нас всю работу… по большей части. Чисто из профессионального любопытства, сколько всего их было? В Сиэтле они здорово наследили.

Она рассуждала о работе и профессионализме. Значит, я была права, наказания были ее обязанностью. А если были те, кто наказывает за нарушения, то должны быть и правила. Карлайл упоминал об этом раньше. Мы следуем их правилам, и еще: нет закона против обращения вампиров, если их контролировать. Райли и моя создательница были напуганы, но не удивлены появлением темных плащей, этих Вольтури. Они знали о существовании законов, и знали, что нарушали их. Почему же нам они ничего не сказали? Кроме этих четверых были и другие Вольтури. Кто-то по имени Аро, их, вероятно, было много. Их должно было быть много, чтобы все их так боялись.

Карлайл ответил на вопрос Джейн: - Восемнадцать, включая эту девочку.
Четыре фигуры в темных плащах еле слышно зашептались.
- Восемнадцать? – Джейн повторила с ноткой удивления в голосе. Наша создательница не упоминала при Джейн о том, сколько нас она создала. Была ли Джейн на самом деле удивлена или просто притворялась?
- Совсем зеленые, - сказал Карлайл. – Ничего не умели.
Ничего не умели и ничего не знали, благодаря Райли. До меня начало доходить, какими видели нас эти старые вампиры. Джаспер назвал меня новорожденная. Как младенца.
- Все новички? – резко спросила Джейн. – Тогда кто же их создал?
Как будто им это было неизвестно. Эта Джейн была еще большей лгуньей, чем Райли, и держалась она намного лучше его.
- Ее звали Виктория, - ответил рыжеволосый вампир.
Откуда он это знал, если даже я не знала. Я вспомнила, как Райли говорил, что в этой группе был телепат. Поэтому они все знали? Или это была очередная ложь Райли?
- Звали? – спросила Джейн.
Рыжеволосый резко повернул голову на восток, как бы указывая на что-то. Я посмотрела вверх и увидела облако густого фиолетового дыма, клубившегося со стороны горы.
Звали. Я почувствовала такого же рода удовольствие, когда представляла, как большие вампиры разрывали на части Рауля. Только это было гораздо, гораздо более сильное ощущение.
- То есть, - медленно спрашивала Джейн. – Виктория не входит в эти восемнадцать?
- Нет, – подтвердил рыжеволосый. – С ней был еще один. Не такой зеленый, как девчонка у костра, но все же не старше года.

Райли. Я почувствовала, как возросло мое жестокое наслаждение. Если – хорошо, когда – я сегодня умру, по крайней мере после меня не осталось незаконченных дел. Диего был отмщен. Я почти улыбалась.

- Двадцать! – выдохнула Джейн. Или это было больше, чем она себе представляла, или она была убийственной актрисой.
- И кто же справился с Викторией?
- Я, - холодно ответил парень с бронзовыми волосами.

Кем бы ни был этот вампир, держал ли он человека в качестве домашнего животного или нет, он был моим другом. Даже, если он в конце станет моим убийцей, я все равно буду в долгу перед ним.

Джейн уставилась на меня прищуренным взглядом.
- Эй ты, - сказала она раздраженно. – Твое имя.
Исходя из ее слов, мне в любом случае не жить. Так зачем давать этой лживой вампирше то, чего она хочет? Я лишь обожгла ее взглядом.
Джейн улыбнулась мне ослепительной, счастливой улыбкой невинного ребенка, и внезапно я оказалась охвачена огнем. Казалось, будто я вернулась в самую страшную ночь моей жизни. Огонь был в каждой жилке моего тела, желая объять каждый дюйм моей кожи, прогрызая каждую клетку, до самого мозга костей. Чувство было таким, будто меня хоронили в центре погребального костра моего клана, пламя лизало меня повсюду, со всех сторон. Не было ни единой клетки в моем теле, которая быне пылала адским огнем. Из-за дикой боли я едва могла слышать свой собственный крик.
- Твое имя, - повторила Джейн, и когда она заговорила, пожар отступил. Исчез, словно он был лишь плодом моего воображения.
- Бри, - произнесла я так быстро, как только смогла, все еще задыхаясь, хотя боли уже не было.
Джейн снова улыбнулась, и в то же мгновение меня снова захватил огонь. Сколько же боли мне придется вынести перед тем, как она убьет меня? Я больше не чувствовала, что кричу. Почему никто не оторвет мне голову? Карлайл был достаточно добр ко мне, чтобы сделать это, разве нет? Или кем бы ни был тот, кто читает мои мысли. Может он или она поймет и прекратит это.

- Она скажет все, что ты хочешь узнать, - прорычал вампир с бронзовыми волосами. - Нет необходимости ее мучить.
Боль снова улетучилась, как будто Джейн нажала выключатель. Я оказалась лежащей лицом в землю, задыхаясь, словно мне не хватало воздуха.
- Знаю, - услышала я шутливый ответ Джейн. – Бри?
Я вздрогнула, когда она назвала меня по имени, но боль больше не появилась.
- Он сказал правду? – спросила она меня. – Вас было двадцать?
Слова сами сорвались с моих губ.
– Девятнадцать или двадцать, а может, больше. Не знаю! Сара и еще одна, не знаю, как ее звали, они по дороге подрались…
Я ждала, когда наступит боль в наказание за отсутствие лучшего ответа, но вместо этого Джейн заговорила.
- А эта Виктория – она вас создала?
- Не знаю, - испуганно призналась я. – Райли никогда не называл ее по имени. Я не видела, что случилось той ночью… было темно и больно! – я содрогнулась. – Он не хотел, чтобы мы думали о ней. Говорил, что наши мысли могут подслушать.
Джейн бросила взгляд на вампира с рыжими волосами и снова вернулась ко мне.
- Расскажи мне о Райли, - сказала Джейн. – Зачем он привел вас сюда?
Я пересказала лживые истории Райли так быстро, как только смогла. – Райли сказал, что мы должны уничтожить этих странных желтоглазых. Сказал, что это будет совсем не трудно. Сказал, что город принадлежит им, и что они придут поквитаться с нами. А когда мы с ними расправимся, то вся кровь будет наша. И он дал нам ее запах. – Я мотнула головой в сторону человека. – Райли сказал, что она будет с теми, кто нам нужен, и именно так мы их узнаем. И разрешил взять ее первому, кто до нее доберется.
- Да, Райли недооценил сложность задачи, - сказала Джейн с дразнящими нотками в голосе.
Казалось, что Джейн удовлетворила моя история. С внезапной вспышкой озарения я поняла - Джейн почувствовала облегчение от того, что Райли не сказал ни мне, ни остальным о ее кратком визите к нашей создательнице. Виктория. Джейн хотела, чтобы желтоглазые знали именно такую версию – ту, в которой не участвовали ни она, ни другие Вольтури. Что ж. Я могла и подыграть. К счастью, телепат уже обо всем узнал.
Физически я не могла победить этого монстра, но мысленно я могла рассказать все желтоглазым. Я надеялась на это.

Я кивнула, соглашаясь с попыткой Джейн пошутить, и села, потому что хотела привлечь внимание телепата, кем бы он ни был. Я продолжала рассказывать ту версию истории, которую мог бы поведать любой из моего клана. Я притворилась, что была Кевином. Тупым, как мешок камней и абсолютно неосведомленным.
- Я не знаю, что произошло, - эта часть была правдой. Беспорядок на поле боя до сих пор оставался загадкой. Я так и не увидела никого из группы Кристи. Может, их забрали те таинственные воющие вампиры? Я сохраню эту тайну для желтоглазых. - Мы разделились на две группы, но вторая так и не пришла. И Райли тоже исчез: обещал помочь, но не появился. А потом все перепуталось, и всех разорвали на части. – Я вздрогнула, вспомнив, как перепрыгнула через чье-то туловище. – Я испугалась. Хотела убежать. - Я кивнула на Карлайла. - Тогда он сказал, что меня не тронут, если я перестану сопротивляться.

Это в любом случае не было предательством Карлайла. Он сам сказал об этом Джейн.
- Увы, это не ему решать, детка, - сказала Джейн. Ее голос был пропитан самолюбованием. – Нарушители должны быть наказаны.
Все еще притворяясь Кевином, я продолжала смотреть на нее, словно я была слишком глупа, чтобы понять.
Джейн перевела взгляд на Карлайла.
- Ты уверен, что вы уничтожили всех? А где вторая группа?
- Мы тоже разделились, - кивнул он.
Значит, те ревуны-таки поймали Кристи. Кем бы ни были те таинственные воющие существа, я очень надеялась, что они были жутко-жутко страшными. Кристи это заслужила.
- Должна признаться, вы меня поразили, - сказала Джейн. Прозвучало это весьма искренне, и мне показалось, что, скорее всего, она сказала правду. Джейн надеялась, что армия Виктории нанесет желтоглазым большой урон, а мы просто-напросто облажались.
- Да, - тихо согласились три вампира позади Джейн.
- Никогда не видела, чтобы такую атаку отбили без единой потери, - продолжала Джейн. – Вы знаете, чем было вызвано нападение? В ваших местах подобная агрессивность весьма необычна. И причем здесь девчонка? – ее взгляд на мгновение задержался на человеке.
- Виктория хотела отомстить Белле, - ответил ей вампир с бронзовыми волосами.
Ну, наконец-то стратегия обрела смысл. Райли просто хотел, чтобы девчонка была мертва и ему было плевать, сколько наших погибло бы при этом.
Джейн счастливо засмеялась.
- Похоже, эта девчонка, - и она улыбнулась человеку так, как улыбалась мне, - толкает нам подобных на безумные поступки.
С человеческой девчонкой ничего не произошло. Может, Джейн не хотела причинить ей боль. Или, может, ее жуткий дар действовал только на вампиров.
- Не могла бы не делать этого? – со сдерживаемым гневом в голосе попросил рыжеволосый.
Джейн снова рассмеялась.
- Просто проверила. Судя по всему, никакого вреда ей это не причинило.
Я старалась сохранить Кевинское выражение лица и не выдать своего интереса. Получается, что Джейн не могла причинить боли этой девушке так, как она сделала это со мной, и для нее это не было в порядке вещей. Хоть Джейн и смеялась над этим, думаю, это сводило ее с ума. Не по этой ли причине желтоглазые принимали эту человеческую девушку? Но если она была в каком-то смысле особенной, почему они просто не обратят ее в вампира?

- Ну что же, нам тут делать нечего, - произнесла Джейн, ставшим вновь мертвым и безучастным голосом. – Странно. Непривычно оказаться ненужными. Жаль, что мы пропустили схватку. По-моему, здесь было на что посмотреть.
- Да, - парировал вампир с бронзовой шевелюрой. – А ведь вы были так близко. Жаль, что не подошли на полчасика раньше. Тогда вам бы предоставилась возможность исполнить свою миссию.
Я подавила улыбку. Значит, это он читал мысли и услышал все, что я хотела, чтобы он услышал. Джейн не уйти незапятнанной.
Джейн пристально посмотрела на него с пустым выражением лица.
- Да, жаль, что все так получилось, верно?
Вампир кивнул. Интересно, что он слышал в голове Джейн.
Джейн повернула ко мне ничего не выражавшее лицо. В ее глазах не было ничего. Но я чувствовала, что мое время истекло. Она получила от меня все, что ей было нужно. И она не знала, что телепат узнал от меня все, что я смогла ему передать. И я сохранила тайны его клана. Я задолжала ему это. Он расквитался с Райли и Викторией за меня. Я взглянула уголком глаза на него и подумала: Спасибо.
- Феликс? – лениво сказала Джейн.

- Подожди, - громко сказал телепат.
Он повернулся к Карлайлу и быстро заговорил.
- Мы могли бы объяснить ей правила. Кажется, она согласна учиться. Ведь она же понятия не имела, что делает.
- Разумеется, - с готовностью ответил Карлайл, глядя на Джейн. – Мы готовы взять ответственность за Бри на себя.
Джейн выглядела так, будто не знала наверняка, шутят они или нет, а если это была шутка, то она показалась ей забавнее, чем она хотела показать.
А я, я была тронута до глубины души. Эти вампиры были незнакомцами, но ступили на крайне опасную дорожку ради меня. Я уже знала, что это не сработает, но все же.
- Мы не делаем исключений, - ответила Джейн, позабавленная их предложением. – И не даем второго шанса. Это дурно сказывается на нашей репутации.
Звучало это так, будто она обсуждала кого-то другого. Мне было все равно, что она говорит о моем убийстве. Я знала, что желтоглазые не в силах ее остановить. Она представляла собой вампирскую полицию. Даже несмотря на то, что вампирские копы были грязными – очень грязными – что ж, по крайней мере, желтоглазые теперь знали об этом.

- И кстати…, - продолжала Джейн. Ее глаза снова задержались на человеческой девушке, а на лице засияла улыбка. – Кай, несомненно, заинтересуется тем, что ты до сих пор человек, Белла. Возможно, он решит заехать в гости.
До сих пор человек. Значит, они собирались обратить девушку. Интересно, чего же они ждали.
- Дата уже назначена, - чистым голосом ответила маленькая вампирша с коротенькими черными волосами. – Не исключено, что мы сами навестим вас через пару месяцев.
Улыбка Джейн исчезла, словно кто-то стер ее. Она пожала плечами, не удостоив черноволосую вампиршу даже взглядом, и у меня возникло ощущение, что как бы сильно ни ненавидела она человеческую девчонку, эту маленькую вампиршу она презирала в десятки раз больше.
Джейн повернулась к Карлайлу с тем же безучастным выражением на лице, как и до этого.
- Рада была увидеть тебя, Карлайл. Я-то думала, что Аро преувеличивает. Ну что же, до встречи…

Ну что ж, вот и все. Я по-прежнему не чувствовала страха. Я сожалела лишь о том, что не успела обо всем этом рассказать Фреду. Он практически наощупь брел по этому миру, полному опасной политической подоплекой, грязных копов и тайных кланов. Но Фред был умным, осторожным и одаренным. Что они могут с ним сделать, если они даже увидеть его не смогут. Может, когда-нибудь желтоглазые встретят Фреда. Пожалуйста, будьте добры к нему, мысленно попросила я телепата.
- Феликс, заканчивай с этим, – безразлично сказала Джейн, кивая в мою сторону. – Я хочу домой.
- Не смотри, - прошептал вампир с рыжими волосами.

Я закрыла глаза.

15

Бонусы к Новолунию
Новости от Розали. (От лица Эдварда Каллена)

Свернутый текст

В моем кармане снова завибрировал телефон. В двадцать пятый раз за последние 24 часа. Я подумал, что надо ответить или хотя бы посмотреть, кто звонит. Возможно, звонок был важный. Возможно, я был нужен Карлайлу.

Несмотря на эти мысли, я не пошевелился.

Я не был точно уверен в том, где я нахожусь. Какой-то темный чердак, низкий настолько, что можно только ползти, кишащий пауками и крысами. Пауки меня игнорировали, крысы же явно опасались. Воздух был густой, с тяжелым запахом горелого масла, прогорклого мяса, человеческого пота и такой грязный, что это ощущалось почти физически. Подо мной четыре этажа убогих арендованных квартир в квартале гетто, наполненных жизнью. Я не пытался выделить отдельные внятные мысли из голосов, которые я слышал – вместе они образовывали громкий, шумный гул на испанском языке, который я не слушал. Я просто позволил звукам отражаться от меня. Нет смысла. Все это не имеет смысла. Само мое существование не имеет смысла.

Весь мир не имел смысла.

Я уткнулся головой в колени и с любопытством подумал - насколько еще хватит моего терпения. Может, надежды и вовсе не было. Может, если все мои попытки изначально были обречены на неудачу, мне стоит перестать мучить себя и просто вернуться…

Эта мысль была такой сильной, такой исцеляющей – как будто в словах содержался сильный анестетик, смывающий гору боли, под которой я был похоронен – что от нее стало трудно дышать, и закружилась голова.

Я могу уйти, я могу вернуться.

Лицо Беллы, которое всегда было передо мной, стоило закрыть глаза, улыбнулось мне.

Улыбка приветствовала, прощала, но все же она была не такой, какой я подсознательно видел ее.

Конечно, я не мог вернуться. Что моя боль по сравнению с ее счастьем? Она должна иметь возможность улыбаться, без страха и опасности. Без нависающей угрозы лишиться души в будущем. Она заслуживает большего, чем это. Она заслуживает лучшего, чем меня. Когда она покинет этот мир, она отправится туда, куда я никогда не смогу попасть, независимо от того, как я буду вести себя здесь.

Мысль об окончательной разлуке было тяжелее, чем та боль, которую я терпел до этого. От нее мое тело задрожало. Когда Белла вернется в тот мир, которому она принадлежала, я не смогу больше оставаться здесь. Должно быть забвение. Должно быть облегчение.

Это было моей мечтой, однако, я не был уверен в возможности. Даже обратившись в пепел, перестану ли я чувствовать боль от ее утраты?

Я снова вздрогнул.

Черт возьми, ведь я обещал. Я обещал, что не буду вторгаться больше в ее жизнь со своими демонами. Я не собирался возвращаться в свой мир. Могу ли я хоть раз сделать что-то правильно в отношении нее? Вообще хоть что-нибудь?

Идея о возвращении в маленький затянутый облаками городок, который навсегда останется моим единственным в этом мире настоящим домом, снова заползла в мои мысли.

Только убедится. Просто увидеть, что она в порядке, и в безопасности, и счастлива. Не вмешиваясь. Она никогда не узнает, что я был там…

Нет. Черт возьми, нет.

Телефон снова завибрировал.
- Черт, черт, черт! - прорычал я.
Я подумал, что надо отвлечься. Я открыл телефон, и сообразив, кому принадлежал этот номер, впервые за полгода испытал шок.

Зачем мне может звонить Розали? Она была, наверное, единственной, кто радовался моему отсутствию.

Должно быть, что-то и правда не в порядке, если ей нужно поговорить со мной. Внезапно почувствовав беспокойство за свою семью, я снял трубку.
- Что? - спросил я напряженно.
- Ну ничего себе! Эдвард ответил на звонок. Я польщена.
По ее интонации я сразу понял, что с семьей все в порядке. Должно быть, ей просто стало скучно. Трудно было разобраться в мотивах ее поведения без возможности найти подсказку в ее мыслях. Для меня действия Розали никогда не имели смысла. Ее поступки обычно были основаны на достаточно замысловатой логике.

Я захлопнул крышку телефона.
- Оставь меня в покое, - тихо прошептал я в пустоту.
Конечно же, телефон завибрировал вновь.

Она что, собирается названивать пока не сообщит мне новость, которая, безусловно выведет меня из себя? Возможно. Понадобится несколько месяцев, чтобы она устала от этой игры. По достоинству оценив идею наслаждаться звонками Розали последующие полгода… я вздохнул и снова снял трубку.
- Заканчивай.
Розали торопливо проговорила:
- Думала, тебе будет интересно узнать, что Элис в Форксе.
Широко открытыми глазами я уставился на гнилые деревянные балки в трех дюймах (2,54 см) от моего лица.
- Что? - ровным и равнодушным тоном переспросил я.
- Ты же знаешь Элис – думает, что всегда все знает. Прям как ты, - хихикнула Розали, но явно без удовольствия. Её тон стал едва ли не нервозным, как будто она вдруг стала сомневаться в том, что поступает правильно.
Однако, мой гнев помешал мне понять, в чем сомневалась Розали.

Элис поклялась мне, что она выполнит все мои указания насчет Беллы, хотя была и не согласна с моим решением. Она обещала оставить Беллу в покое… настолько, насколько смогу оставить ее в покое я. Конечно, она считала, что я не смогу вынести эту боль. Возможно, она была права.

Но пока я мог. Пока. Так что же она забыла в Форксе? Мне хотелось свернуть ее тощую шею. Хотя, конечно, Джаспер не даст мне подойти к ней так близко, как только почувствует поток ярости, исходящий от меня…
- Эдвард, ты еще тут?
Я не ответил. Только сжал переносицу кончиками пальцев, размышляя - может ли вампир страдать от мигрени.

С другой стороны, если Элис уже вернулась…

Нет. Нет. Нет. Нет!

Я поклялся. Белла заслуживает того, чтобы жить. Я поклялся. Белла заслуживает того, чтобы жить.

Я повторял эти слова как мантру, стараясь выбросить из головы притягательный образ темного окна комнаты Беллы. Путь в мое единственное спасительное прибежище.

Без сомнения, если я решу вернуться, я готов унижаться. Нет, я не это имел в виду. Я бы с радостью провел следующее десятилетие, стоя на коленях, только бы быть с ней.

Нет, нет, нет.
- Эдвард? Тебя не волнует, почему Элис там?
- Вообще-то нет.
Голос Розали стал самодовольным, без сомнения, ей понравился мой ответ. - Конечно, она не нарушает правила напрямую. Я имею в виду, ты ведь запретил нам приближаться к Белле, так ведь? Все остальное в Форксе не попадают под это определение.

Я медленно моргнул. Белла уехала? Мои размышления стали крутится вокруг этой неожиданной новости. Она ведь еще не закончила школу, должно быть она просто вернулась к матери. Это хорошо. Она должна жить там, где много солнца. Хорошо, что она умеет оставлять тени прошлого позади.

Я попытался сглотнуть, безуспешно.

Розали нервно рассмеялась.
- Поэтому тебе не нужно злиться на Элис.
- Так зачем ты звонишь, Розали, если не затем, чтобы досадить Элис? Зачем ты меня достаешь? Ох!
- Подожди! - сказала она, небезосновательно чувствуя, что я готов снова повесить трубку. - Я не за этим звоню.
- Тогда зачем? Говори быстро и оставь меня в покое.
- Ну…, - она колебалась.
- Выкладывай, Розали. У тебя всего десять секунд.
- Я думаю, тебе стоит вернуться домой, - заторопилась Розали. - Я устала от того, что Эсме все время печальна, а Карлайл никогда не смеется. Тебе должно быть стыдно за то, что ты с ними сделал! Эмметт все время скучает по тебе и это действует мне на нервы. У тебя есть семья. Вырасти, наконец, и подумай о чем-нибудь еще кроме тебя самого.
- Интересный совет, Розали. Давай я расскажу тебе маленькую историю про горшок и чайник…
- В отличие от тебя, я думаю о них. Если тебе наплевать на остальных, подумай хотя бы о том, какую боль ты причиняешь Эсме! Она любит тебя больше, чем кого либо из нас, и ты знаешь об этом. Возвращайся домой.
Я не ответил.
- Я подумала, раз вся эта история с Форксом улажена, ты сможешь.
- Проблема не в Форксе, Розали, - как можно более спокойнее сказал я. То, что она сказала о Эсме и Карлайле задело за живое. - Только то, что Белла… - было трудно произносить ее имя вслух, – …уехала во Флориду, не значит, что я смогу… Послушай, Розали. Мне правда жаль, но, поверь мне, если я приеду, вряд ли это сделает кого-нибудь счастливым.
- Ммм…
Опять оно, это нервное колебание.
- Розали, чего ты мне не договариваешь? С Эсме все в порядке? А Карлайл…?
- Они в порядке. Просто…ну, я ведь не сказала, что Белла уехала.
Я не ответил. Еще раз прокрутил наш разговор в голове. Да, Розали сказала, что Белла уехала. Она сказала: … ты ведь запретил нам приближаться к Белле, так ведь? Все остальное в Форксе не попадает под это определение. А затем: я подумала, раз вся эта история с Форксом улажена… Значит, Белла была не в Форксе. Что она имела в виду, когда сказала, что Белла не переехала?

Розали снова затараторила, в его тон стала прокрадываться злоба.
- Они не хотели тебе говорить, но я считаю, что это просто глупо. Чем быстрее ты справишься с этим, тем быстрее все вернется в норму. Зачем прятаться по темным углам планеты, если больше в этом нет необходимости? Теперь ты можешь вернуться домой. Мы снова можем быть семьей. Все кончено!

Мой мозг должно быть не в порядке. Я не мог понять смысла ее слов. Она говорила, так как будто хотела сказать мне что-то очень, очень простое, но я не мог понять, что именно. Мой мозг обыгрывал информацию, создавая различные интерпретации. Но ничего не имело смысла.
- Эдвард?
- Я не понимаю о чем ты, Розали.
Длинная пауза, длиной в несколько ударов человеческого сердца.
- Она мертва, Эдвард.
Еще более длинная пауза.
- Мне… жаль. Я думаю, ты имеешь право знать. Белла… спрыгнула со скалы два дня назад. Элис видела это, но было уже слишком поздно что-либо сделать. Думаю, она помогла бы, даже нарушив данное слово, если бы было время. Она вернулась, чтобы помочь Чарли. Ты же знаешь, как она всегда беспокоилась о нем…

Телефон замолчал. Мне понадобилась пара секунд, чтобы понять, что я сам выключил его.

Я сидел, замерев, посреди мрака. Казалось, что время кончилось. Казалось, вселенная остановилась.

Медленно, как старик, я снова включил телефон и набрал номер, по которому сам себе клялся никогда больше не звонить.

Если ответит она, я просто положу трубку. Если Чарли, я получу информацию, которая мне нужна, чтобы успокоиться. Я удостоверюсь, что Розали ошиблась в своей глупой маленькой шутке, а затем вернусь в свое небытие.
- Дом Свонов, - ответил мне голос, который я раньше никогда не слышал. Хриплый мужской голос, низкий, но принадлежавший молодому человеку.
Я не позволил себе задуматься о том, кто был его обладателем.
- Это Доктор Карлайл Каллен, - сказал я, идеально копируя голос отца. - Могу я поговорить с Чарли?
- Его нет, - ответил голос, и я слегка удивился злости, появившейся в нем. Эту фразу он буквально выплюнул. Но это не имело значения.
- Тогда где же он? - чувствуя нетерпение, потребовал я.
Последовала пауза, как если бы незнакомец хотел утаить от меня какую-то информацию.
- Он на похоронах, - в конце концов ответил юноша.
Я снова выключил телефон.

16

Бонусы к Сумеркам
Бал. Full version

Свернутый текст

- Элис, ты собираешься мне сказать, что происходит?
- Терпение, скоро сама увидишь, - уклончиво усмехнувшись, распорядилась она.
Мы ехали на моем грузовике, но за рулем была она. Еще три недели и мне снимут гипс и я, наконец-то, смогу водить сама. Мне нравится сидеть за рулем.
Май подходил к концу и каким-то образом природа Форкса стала еще зеленее, чем обычно. Конечно, это было красиво, и я стала привыкать к лесу, по большей части из-за того, что стала проводить в нем намного больше времени. Мы с природой еще не стали друзьями, но становились все ближе.
Небо было серым, но и это мне тоже нравилось. Оно было перламутрово-серым, совсем не мрачным, не дождливым, и было почти тепло даже для меня. Облака были густыми и безопасными, именно такими как мне нравились за ту свободу, что могли мне гарантировать.
Но, несмотря на все, что меня окружало, чувствовала я себя не очень. Частично из-за странного поведения Элис. Она категорично настояла на проведении девичника этим субботним утром и повезла меня в Порт Анджелес, чтобы сделать маникюр и педикюр. Я хотела выбрать розовый оттенок лака для ногтей, но она отказала мне и велела мастеру вместо него покрыть мои ногти темно-красным блестящим лаком, причем зашла так далеко, что настояла на том, чтобы тем же лаком мне накрасили ногти даже на загипсованной ноге.
Затем она повела меня выбирать обувь, хотя я могла померить только половину каждой пары. Несмотря на мои яростные протесты, она купила для меня пару самых непрактичных дорогих туфлей на высоких каблуках-«шпильках», крайне опасных на вид, державшихся на толстых сатиновых лентах, перекрещивающихся вокруг ноги и завязывающихся в тугой бант на лодыжке. Они были глубокого гиацинтового цвета, и я тщетно пыталась объяснить, что мне совершенно не с чем их носить. Даже несмотря на то, что мой шкаф был смущающее полон вещами, которые она купила для меня в Лос Анджелесе, большинство из которых были слишком легкими для Форкса, я была уверена, что у меня нет ничего такого же оттенка. И даже если бы где-то в моем гардеробе затерялась вещь подходящего цвета, моя одежда совершенно не подходила к каблукам-«шпилькам». Я совершенно не подходила к каблукам-«шпилькам»: я с трудом безопасно хожу и в носках. Но моя неоспоримая логика на нее не подействовала. Она даже не стала спорить со мной.
- Ну, это, конечно, не Бивиано, но они подходят – загадочно пробормотала она и больше не сказала ни слова, пока работники магазина с благоговейным страхом опустошали ее кредитку. В бистро прямо из машины она купила мне ланч, чтобы я перекусила, но есть сказала прямо в машине, отказываясь, впрочем, объяснять, в чем причина такой спешки. Более того, по пути домой мне пришлось несколько раз напоминать ей, что мой грузовик просто не способен ехать как спортивная машина, даже если его усовершенствует Розалии, и просить ее дать несчастному передышку. Обычно, Элис была моим любимым водителем. Совершенно не казалось, что ее утомляет необходимость тащиться со скоростью, не превышающей допустимый лимит более чем на двадцать или тридцать миль, тогда как некоторые просто терпеть этого не могли.
Но то, что Элис что-то очевидно скрывает, было только половиной проблемы. Так же я была взволнована тем, что не видела лица Эдварда уже почти шесть часов, а это был рекорд за последние два месяца.
С Чарли было трудно, но вполне возможно. Когда он возвращался домой, Эдвард постоянно был у нас, и Чарли смирился с этим, считая, что ему не на что жаловаться, т.к. мы сидели с домашним заданием за кухонным столом. Казалось даже, что ему нравится компания Эдварда, когда они вместе болели, смотря игры на ESPN. (прим. переводчика – спортивный канал) Но каждый день ровно в десять вечера все с прежней строгостью мрачно закрывал за Эдвардом дверь. Конечно, Чарли был абсолютно не осведомлен о способности Эдварда за десять минут ставить машину в гараж и возвращаться через мое окно.
Он был намного более приветлив с Элис, иногда это смущало. Было очевидно, что пока мой громоздкий гипс не заменят на что-то более удобное, мне была необходима женская помощь. Элис была ангелом, сестрой; каждый вечер и каждое утро она появлялась, что бы помочь мне в моих нуждах. Чарли был чрезвычайно благодарен, за то, что она избавила его от ужаса купать почти взрослую дочь. Такие вещи ставили его, да и меня тоже в неловкое положение. Однако, из чего-то большего, чем просто благодарность, Чарли называл Элис «Ангелом» и ошеломленными глазами смотрел, как она, улыбаясь, танцующей походкой передвигается по нашему дому, освещая его. Ни один человек не мог устоять перед ее ошеломляющей красотой и грацией и, он замирал каждый раз, когда вечером она исчезала за дверью, нежно бросив «Увидимся завтра, Чарли».
- Элис, сейчас мы едем домой? – просила я. Мы обе понимали, что я имею в виду белый дом над рекой.
- Да. – Усмехнулась она, отлично меня зная. – Но Эдварда там нет.
Я бросила на нее хмурый взгляд. – А где он?
- Он должен выполнить некоторые поручения.
- Поручения? – безучастно переспросила я. – Элис, - льстивым тоном начала умолять я, - Пожалуйста, скажи мне, что происходит.
Она покачала головой, все еще широко ухмыляясь. – Меня это слишком забавляет, – пояснила она.
Когда мы вернулись домой, Элис потащила меня сразу по лестнице наверх, в ее ванную размером со спальню. С удивлением я обнаружила там Розали, которая со смиренной улыбкой ждала нас, стоя позади низкого розового кресла. Рядом на полке в пугающем количестве находились инструменты и косметические принадлежности.
- Садись, - скомандовала Элис. Я около минуты изучала ее, затем, придя к выводу, что в случае необходимости она будет применять силу, я проковыляла к стулу и опустилась в него с максимальным достоинством, на которое была способна. Розали немедленно начала расчесывать мои волосы.
- Я даже не жду, что ты мне скажешь, что происходит? – спросила я ее.
- Можешь меня пытать, - прошептала она. – Никогда не скажу.
Розали держала мою голову в раковине, пока Элис намывала волосы шампунем, пахнувшим мятой и грейпфрутом. Элис тщательно вытерла спутавшиеся волосы полотенцем, затем еще влажные волосы опрыскала еще чем-то, пахнувшим огурцом, потратив почти всю бутылку, и снова вытерла волосы полотенцем.
Затем они быстро расчесали мои спутавшиеся волосы. Из чего бы не было сделано огуречное средство, пряди стали послушными. Надо будет обзавестись таким. Потом каждая из них взяла в руки фен, и они продолжили работать.
Бежали минуты, а они все находили мокрые пряди, их лица стали немного обеспокоенными. Я радостно улыбнулась. Некоторые вещи не могут ускорить даже вампиры.
- У нее ужасно много волос, - взволнованно прокомментировала Розали.
- Джаспер! – четко позвала Элис, хотя и не громко, - Найди мне еще один фен!
Им на помощь пришел Джаспер, принеся еще два фена, которые он направил на мои волосы, искренне забавляясь, пока сестры продолжали работать своими.
- Джаспер… - с надеждой начал я.
- Прости Белла, но мне запрещено что-либо говорить.
Он исчез с облегчением, когда волосы стали полностью сухими… и пышными. Они стояли торчком на три дюйма от головы. (прим. переводчика – 1 дюйм = 2,54 см).
- Что вы со мной сделали? – в ужасе спросила я. Но они проигнорировали меня, доставая коробку с горячими бигуди.
Я попыталась убедить их, что мои волосы не вьются, но они опять не обратили на меня внимание, нанося на каждую прядь что-то нездорового желтого цвета, перед тем, как намотать ее на горячий бигуди.
- Ты нашла туфли? – спросила Розали пока они работали, таким тоном, как будто ответ имел чрезвычайную важность.
- Да, они великолепны, - удовлетворенно промурлыкала Элис.
Я видела в зеркало, что Розали кивнула так, как будто с ее души свалился огромный камень.
- У тебя чудесная прическа, - отметила я. Она всегда была идеальной, но сегодня Розали собрала волосы, и ее великолепную голову венчало подобие короны из мягких золотых кудрей.
- Спасибо, - улыбнулась она. Они приступили ко второй упаковке бигуди.
- Что думаешь насчет макияжа? – спросила Элис.
- Обойдемся, - предложила я. Они проигнорировали меня.
- Много не надо: ее кожа смотрится лучше без него, - размышляла Розали.
- Тогда помада, – решила Элис.
- И еще тушь и подводка для глаз, - добавила Розалии. – Совсем немного.
Я громко вздохнула. Элис хихикнула. – Потерпи Белла, мы развлекаемся.
- Ну что ж, пока вам это доставляет удовольствие… - пробормотала я.
Теперь все бигуди были плотно и неудобно зафиксированы на моей голове.
- Давай оденем ее, - голос Элис был полон волнительного ожидания. Она не стала ждать, пока я, хромая, выйду из ванной. Вместо этого она сгребла меня в охапку и понесла в большую белую комнату Эмметта и Розали. На кровати лежало платье. Конечно же, гиацинтово-синее.
- Ну, что думаешь? – прощебетала Элис.
Это был хороший вопрос. Оно было немного вычурным, с длинными задрапированными рукавами, собранными на запястье, предполагалось, что носить его надо очень низко, спуская с плеч. Под лифом начинался пояс из материала гиацинтового цвета с бледными цветами, он был сплиссирован и ниспадал гофрированной складкой с левой стороны. Материал цветочной расцветки сзади был длинным, а спереди открывал несколько слоев мягких гиацинтовых рюшей, которые по мере приближения к подолу становились менее присборенными.
- Элис, - завопила я. – Я не могу это носить!
- Почему? – жестким голосом потребовала ответа Элис.
- Лиф абсолютно прозрачный!
- Вниз одевается это, - Розали держала в руках бледно синий предмет гардероба зловещего вида.
- Что это? – с ужасом спросила я.
- Это корсет, глупышка, - нетерпеливо сказала Элис. – Ты оденешь это сама или мне придется позвать Джаспера, чтобы он подержал тебя, пока я буду одевать это на тебя? – пригрозила она.
- А я то думала, ты мой друг, - обвинила я.
- Будь снисходительна, Белла, - вздохнула она. – Я не помню, что такое быть человеком, и я пытаюсь организовать хоть какое-то подобие веселья. Кроме того, это ради твоего же блага.
Я жаловалась и все время краснела, но им не потребовалось много времени, чтобы одеть на меня платье. Надо признать, у корсета были свои преимущества.
- Ух ты! – выдохнула я, взглянув вниз. – А у меня, оказывается, есть ложбинка. (прим. переводчика – прошу прощения за «корявый» перевод, в русском языке нет перевода слова cleavage – ложбинка между грудей)
- Кто бы мог подумать, - хихикнула Элис, восхищенная своей работой. Однако, я еще не до конца сдалась.
- Тебе не кажется, что это платье немного… авангардное… для Форкса? – нерешительно спросила я.
- Думаю, ты хотела сказать «высокая мода», - рассмеялась Розали.
- Это не для Форкса, это для Эдварда, - настаивала Элис. – Это то, что нужно.
Затем они снова отправили меня в ванную, раскручивая бигуди порхающими пальцами. Для меня было шоком, когда я увидела рассыпавшийся каскад кудрей. Большую часть из них Розали подняла, закрутив в кудри с хвост, спадающий толстой копной по моей спине. Пока она работала, Элис быстро нарисовала тонкую черную стрелку вокруг каждого глаза, накрасила ресницы тушью и нанесла темно-красную помаду на губы. Затем она выбежала из комнаты и быстро вернулась с туфлями.
- Блестяще, - выдохнула Розали, пока Элис держала их, чтобы можно было оценить.
Опытной рукой Элис крепко завязала туфель, и вопросительно взглянула на гипс на другой ноге.
- Думаю, мы сделали все, что было в наших силах, - грустно сказала она. – Думаешь, Карлайл не разрешит нам?.. – она взглянула на Розали.
- Сомневаюсь, - сухо ответила Розали. Элис вздохнула.
Затем они обе вскинули руки.
- Он вернулся. – Я знала кого они имеют в виду и почувствовала как будто в моем желудке порхают бабочки.
- Он может подождать. Есть еще одна важная вещь, – твердо сказала Элис. Она снова подняла меня – в данном случае это было уже необходимостью, т.к. я была уверена, что не смогу ходить в этих туфлях – и понесла в свою комнату, где аккуратно поставила меня на пол напротив широкого в полный рост зеркала в золотой раме.
- Вот, - сказала она, - Видишь?
Я уставилась на незнакомку в зеркале. Она выглядела очень высокой в туфле на каблуке, длинное, узкое, облегающее платье усиливало этот эффект. Из-за лифа с глубоким декольте – здесь мои глаза снова остановились на неожиданно впечатляющем бюсте – шея выглядела очень длинной, это подчеркивала и охапка блестящих кудрей, ниспадающих по спине. Гиацинтовый цвет ткани был великолепен, он оттенял нежность ее кожи цвета слоновой кости и розовый румянец на щеках. Она была очень красива, надо признать.
- Да, Элис, - улыбнулась я. - Я вижу.
- Не забывай об этом, - приказала она.
Она снова подняла меня и отнесла меня к лестнице.
- Отвернись и закрой глаза! – крикнула она вниз. – И не лезь ко мне в голову – все испортишь.
Она колебалась, спускаясь чуть медленнее, чем обычно, пока не убедилась, что он повиновался. Затем остаток пути она просто пролетела. Эдвард стоял у двери спиной к нам, высокий и в темном – никогда раньше я не видела, чтобы он носил черное. Элис посадила меня, расправила складки платья, поправила локоны и оставила меня, отправившись к табуретке у рояля, чтобы оттуда наблюдать. Розали последовала за ней, чтобы занять свое место среди зрителей.
- Можно мне посмотреть? – его голос был полон волнительного ожидания, и это заставило мое сердце неровно биться.
- Теперь… да! – разрешила Элис.
Он немедленно резко развернулся и застыл на месте, широко распахнув глаза цвета топаза. Я почувствовала, как жар разливается по моей шее, а щеки покраснели. Он был так красив; я почувствовала новый всплеск старого кошмара, что это только сон, абсолютно нереальный. Он был одет в смокинг и как будто смотрел на меня с киноэкрана, а не стоял напротив. Я испуганно уставилась на него, не веря своим глазам. Он медленно подошел, нерешительно задержавшись в шаге от меня.
- Элис, Розали… спасибо, - не отрывая от меня глаз, выдохнул он. Я услышала, как Элис удовлетворенно хихикнула.
Он сделал шаг навстречу, холодной рукой взял меня за подбородок и наклонился, чтобы прижаться губами к моему горлу.
- Это ты, - не отрываясь от моей кожи, пробормотал он. Он отстранился, в другой руке он держал белые цветы.
- Фрезия, - сообщил он, прикрепляя цветы к моей прическе. – Хотя, конечно, если говорить о запахе, то они уже лишние. – Он отстранился, снова окидывая меня взглядом. Улыбнулся своей улыбкой, от которой мое сердце останавливалось. – Ты невероятно красива.
- Ты меня опередил, - я придала голосу всю беспечность, на которую только была способна. – Только я убедила себя, что на самом деле реален, как ты появляешься в таком виде, и я снова боюсь, что сплю.
Он быстро сгреб меня в охапку. Он был так близко от моего лица, глаза горели, притягивая меня еще ближе.
- Осторожно с помадой! – скомандовала Элис.
Он заговорщически засмеялся, однако, губы опустились к ямочке над моей ключицей.
- Готова ехать? – спросил он.
- А кто-нибудь собирается мне сказать, что происходит?
Он снова засмеялся, глянув через мое плечо на сестер. – Она не догадалась?
- Нет, - захихикала Элис. Эдвард восхищенно засмеялся, а я нахмурилась.
- Что я пропускаю?
- Не волнуйся, скоро узнаешь, - уверил он меня.
- Спусти ее вниз, Эдвард, чтобы я могла сфотографировать вас, - Эсме спускалась по лестнице с серебристой фотокамерой в руках.
- Сфотографировать? – пробормотала я, пока он осторожно ставил меня на мои шатающиеся ноги. У меня стали появляться плохие предчувствия. – А тебя будет видно на фотографиях? – с сарказмом спросила я.
Он усмехнулся мне.
Эсме сделала несколько фотографий, пока Эдвард не стал со смехом настаивать на том, что мы опоздаем.
- Там увидимся, - бросила Элис, пока он нес меня к двери.
- Там будет Элис? Где бы ни было это там? – мне стало немного легче.
- И Джаспер, и Эмметт, и Розали.
От мыслительной деятельности мой лоб прорезали морщины, пока я пыталась разгадать секрет. Он похихикал над моим выражением лица.
- Белла, - позвала меня Эсме. – Тебя просит к телефону твой отец.
- Чарли? – спросили мы с Эдвардом одновременно. Эсме принесла мне телефон, но пока она передавала его мне, он перехватил его, без особых усилий удерживая меня одной рукой.
- Эй! – запротестовала я, но он уже разговаривал.
- Чарли? Это я. Что случилось? – в его голосе звучало беспокойство. Я побледнела. Но затем выражение его лица стало удивленным и, неожиданно, озорным.
- Дай ему трубку, Чарли, я хочу поговорить с ним, - что бы ни происходило, Эдвард слишком наслаждался собой, значит Чарли явно не грозила опасность. Я немного расслабилась.
- Привет, Тайлер, это Эдвард Кален, - его голос был очень дружелюбным… внешне. Я лишком хорошо его знала, чтобы уловить нотки угрозы. Что Тайлер делает в моем доме? Ужасная правда начала проясняться для меня.
- Мне жаль, если возникло какое-либо недопонимание, но сегодня вечером Белла недоступна. – Тон Эдварда сменился, когда он продолжил, угроза в его голосе звучала более явно. – Если быть совсем честным, теперь она недоступна каждый вечер для всех кроме меня. Без исключений. Мне жаль, если я испортил тебе вечер
Ему совсем не было жаль. Он захлопнул телефон, на его лице появилась широкая ухмылка.
- Ты везешь меня на бал! – в ярости обвинила я. Мое лицо и шея покраснели от злости. Слезы гнева наполнили мои глаза.
Было ясно, что он не ожидал от меня такой сильной реакции. Его губы сжались, а глаза потемнели.
- Не будь такой трудной, Белла.
- Белла, мы все идем, - внезапно из-за плеча подбодрила меня Элис.
- Почему вы так поступаете со мной? – потребовала ответа я.
- Будет весело, – все еще с оптимизмом заявила Элис.
Наклонившись, Эдвард серьезно прошептал мне в ухо своим бархатным голосом. – Белла, тебе только один раз суждено быть человеком. Развесели меня.
Потом он направил на меня всю силу своих обжигающих золотых глаз, растапливая мое сопротивление их теплотой.
- Отлично, - надула губы я, не в состоянии смотреть на него так пристально, как мне хотелось бы. – Я поеду спокойно. Но вы увидите, - мрачно предупредила я. – меня снова подстерегает невезение, которого ты так боишься. Возможно, я сломаю вторую ногу. Ты только посмотри на эту туфлю! Это же смертельная западня! – я вытянула ногу как доказательство.
- Хммм. – он смотрел на мою ногу дольше, чем было необходимо, а затем горящими глазами глянул на Элис. – Еще раз спасибо.
- Вы опоздаете к Чарли, - напомнила ему Эсме.
- Ладно, поехали, - он вынес меня через дверь.
- Чарли тоже в этом замешан? – сквозь сжатые зубы спросила я.
- Конечно, - ухмыльнулся он.
Я была занята мыслями, поэтому сначала не заметила. Я только обратила внимание на неопределенную серебристую машину и решила, что это Вольво. Но затем он так низко наклонился, чтобы посадить меня, что мне показалось, что он сажает меня на землю.
- Что это? – спросила я, с удивлением обнаружив, что я сижу в незнакомом салоне. – Где Вольво?
- Вольво – моя машина на каждый день, - осторожно сказал он мне, опасаясь очередной вспышки моей ярости. – А это - машина для особых случаев.
- Что подумает Чарли? – неодобрительно покачала головой я, пока он садился и заводил машину. Двигатель заурчал.
- О, большинство живущих в Форксе думают, что Карлайл ярый коллекционер автомобилей. – Он ехал через лес к трассе.
- А на самом деле нет?
- Нет, это мое хобби. Розали тоже коллекционирует машины, но она предпочитает ковыряться в них, а не ездить. В этой она многое усовершенствовала для меня.
Я все еще недоумевала, зачем мы едем к Чарли, когда мы остановились напротив его дома. Свет над входом горел, хотя было еще не совсем темно. Должно быть, Чарли ждал, скорее всего, он смотрит в окно. А начала краснеть, гадая, будет ли первая реакция отца на платье такой же как моя. Эдвард обошел вокруг машины, слишком медленно для него, чтобы открыть мою дверь, подтверждая мои подозрения, что Чарли наблюдает за нами.
Затем, когда Эдвард бережно поднял меня из машины, Чарли – что очень нехарактерно для него – вышел во двор, чтобы поприветствовать нас. Мои щеки запылали; Эдвард заметил это и вопросительно посмотрел на меня. Но мне не о чем было волноваться. Чарли на меня даже не посмотрел.
- Это Астон Мартин? – с почтением в голосе спросил он Эдварда.
- Да, Ванквиш. – Уголки его губ приподнялись, но он сдержался.
Чарли присвистнул.
- Хотите прокатиться? – Эдвард протянул ключ.
Глаза Чарли наконец-то оторвались от машины. Он смотрел на Эдварда с недоверием, но с оттенком надежды.
- Нет, - неохотно сказал он. – Что на это скажет твой отец?
- Карлайл будет совсем не против, – смеясь, правдиво сказал Эдвард. – Давай. – Он сунул ключ в руку Чарли, протянутую с готовностью.
- Ну, только быстро прокатиться… - одной рукой Чарли уже гладил крыло автомобиля. Эдвард помог мне, хромая, пройти во входную дверь, и как только мы оказались внутри, сгреб меня в охапку, неся на кухню.
- Отлично сработано, - сказала я. – У него не было ни единого шанса упасть при виде моего платья.
Эдвард мигнул. – Я даже не думал об этом. – признался он. Его глаза еще раз окинули взглядом мое платье, критически оценивая. – Думаю, хорошо, что мы не взяли дешевую ерунду, неважно классическую или нет.
Я неохотно отвела взгляд от его лица и заметила, что кухня погружена в непривычный полумрак. На столе стояли свечи, их было много. Наверное двадцать или тридцать высоких белых свечей. Старый стол был накрыт длинным белым покрывалом, так же как и два стула.
- Ты этим занимался сегодня весь день?
- Нет, это заняло полсекунды. Весь день я готовил. Я знаю, что модные рестораны подавляют тебя, да и вокруг не так много заведений, которые попадают в эту категорию, но я решил, что ты не станешь возражать против собственной кухни. – Он посадил меня на один из покрытых белым стульев и стал доставать блюда из духовки и холодильника. Я заметила, что на столе приборы только на одного.
- Ты не собираешься кормить Чарли? Он ведь тоже в конце конов вернется домой.
- Чарли не сможет съесть больше ни кусочка - как думаешь, кто был моим дегустатором? Мне же нужно было убедиться, что все это съедобно. – Он поставил напротив меня тарелку, полную еды, по виду слишком съедобной. Я вздохнула.
- Ты все еще злишься? – он притянул второй стул вокруг стола, чтобы можно было сесть рядом со мной.
- Нет. То есть да, но не прямо сейчас. Я просто подумала – я думала, что хотя бы это я умею делать лучше, чем ты. Все выглядит великолепно. – Я снова вздохнула.
Он хихикнул. – Ты еще не попробовала – будь оптимистом, может это ужасно.
Я попробовала кусочек, выдержала паузу и скривилась.
- Это ужасно? – шокировано спросил он.
- Нет, это восхитительно, правда.
- Чувствую облегчение, - улыбнулся он своей красивой улыбкой. – Не беспокойся, есть множество вещей, в которых ты лучше.
- Назови хотя бы одну.
Он ответил не сразу, просто провел своим холодным пальцем по моей ключице, не отводя горящих глаз от моего взгляда, пока я не почувствовала румянец и жар на моей коже.
- Вот это, - прошептал он, прикасаясь к румянцу на моих щеках. – Никогда не видел, чтобы кто-то заливался краской так же, как ты.
- Отлично, - нахмурилась я. – Неконтролируемая реакция – это то, чем я могу гордиться.
- И к тому же ты самый смелый человек, которого я знаю.
- Смелый? – с насмешкой спросила я.
- Все свое свободное время ты проводишь в компании вампиров; это требует мужества. И ты без колебания находишься в опасной близости от моих зубов…
Я покачала головой. – Я знала, что ты не сможешь ничего придумать.
Он рассмеялся. – Я серьезно. Но в общем неважно. Ешь. - Он в нетерпении забрал у меня вилку и начал кормить. Конечно, вся еда была великолепна.
Чарли вернулся домой, когда я практически закончила. Я с опаской всмотрелась в его лицо, но мне все еще везло, он был слишком ослеплен машиной, чтобы заметить, как я была одета. Он вернул ключи Эдварду.
- Спасибо, Эдвард, - он мечтательно улыбнулся. – Эта машина просто нечто.
- Не за что.
- Как все удалось? – спросил он, глядя на мою пустую тарелку.
- Блестяще, - я вздохнула.
- Знаешь, Белла, ты должна разрешить ему как-нибудь еще потренироваться в кулинарии у нас, – намекнул он.
Я бросила на Эдварда мрачный взгляд. – Уверена, он так и сделает, пап.
Чарли очнулся в момент, когда мы стояли в дверях. Эдвард держал меня за талию для равновесия и поддержки, пока я хромала в неустойчивой туфле.
- Мммм, ты выглядишь… очень взрослой, Белла, - я слышала как в его голосе появилось отцовское осуждение.
- Меня одела Элис. Мне бесполезно было что-то говорить.
Эдвард рассмеялся так тихо, что смогла услышать только я.
- Ну, если Элис… - он замолчал, несколько успокоенный. – Ты правда хорошо выглядишь, Беллз. – Он сделал паузу, и в его глазах появилось озорство. – Итак, мне надо ожидать появления других молодых людей в смокингах сегодня вечером?
Я застонала, а Эдвард подавил смешок. Я не могла понять, как Тайлер может быть таким рассеянным. Мы с Эдвардом не слишком скрывались в школе. Мы приходили и уходили вместе, он провожал меня на половину моих занятий, каждый день я сидела с ним и его семьей за ланчеми, и он не особенно стеснялся целовать меня при посторонних. Тайлеру явно была необходимо помощь специалистов.
- Надеюсь, - ухмыльнулся Эдвард моему отцу. – В холодильнике полно остатков еды – скажи им, пусть не стесняются.
- Я так не думаю, еда моя, - пробормотал Чарли.
- Запиши имена для меня, Чарли, - намек на угрозу в его голосе был слышен только мне.
- Ох, хватит! – приказала я.
К счастью, мы наконец-то сели в машину и поехали.

17

Бонус к Новолунию
Наркотики

Свернутый текст

Конец 2 главы
Я опрокинулась обратно на свою подушку, задыхаясь, голова кружилась. Моя рука больше не болела, но я не знала, было ли это из-за болеутоляющих или из-за поцелуя. Что-то вмешалось в мою память, это было непонятно..
- Извини – сказал он, тоже задыхаясь. – Я перешел границу.
К своему собственному удивлению я хихикнула
- Ты забавный, – промямлила я и опять захихикала
Он уставился на меня в полной темноте. Он выглядел таким серьезным. У меня была истерика.
Я прикрыла свой рот, приглушая смех, не хотелось, чтобы Чарли услышал.
- Белла, ты когда-нибудь принимала Перкосет раньше?
- Не думаю, – хихикнула я. – А что?
Он закатил глаза, я не могла перестать смеяться.
- Как твоя рука?
- Я не чувствую ее. Она все еще на месте?
Он вздохнул, когда я снова захихикала.
- Постарайся уснуть, Белла.
- Нет, я хочу, чтобы ты снова поцеловал меня!
- Ты переоцениваешь мой самоконтроль.
Я усмехнулась.
- Что беспокоит тебя больше, моя кровь или мое тело? – мой вопрос заставил меня смеяться
- Это связано. – Он улыбнулся сам себе. – Я никогда не видел тебя в таком приподнятом настроении. Ты очень забавная.
- Я не в приподнятом настроении. – Я попыталась спрятать смешок, чтобы доказать свои слова
- Поспи,– предложил он
Я почувствовала себя дурочкой, что не было редкостью, но все же по-прежнему было стыдно. Поэтому я попробовала последовать его совету. Я снова положила свою голову на его плечо и закрыла глаза. Даже сейчас у меня стали вырываться смешки. Но они становились все реже, по мере того как лекарства толкали меня в беспамятство.

Я чувствовала себя абсолютно отвратительно утром. Моя рука горела, а голова раскалывалась. Эдвард сказал, что у меня похмелье и рекомендовал Таленол, предпочитая его Перкосету, прежде чем поцеловал меня в лоб и выпрыгнул в окно.
Мне не помогло успокоиться его гладкое, удаляющееся лицо. Я так боялась решений, к которым он мог придти, пока смотрел на меня ночью. Тревога, казалось, стала отбивать ритм в моей голове.
Я приняла двойную дозу Толенола, бросая упаковку Перкосета в мусорную корзину моей ванной комнаты.

Бонус к Новолунию
Если бы Джейкоб Блэк не нарушил правила

Свернутый текст

16 глава и эпилог
Это был один из таких солнечных дней, которые я любила больше всего. Но Эдвард не мог держать свое обещание каждую минуту. У него были потребности.
- Эллис может снова остаться с тобой – предложил он ночью пятницы. Я видела тревогу в его глазах – страх, что я сойду с ума, когда он оставит меня одну, и сделаю что-нибудь сумасшедшее. Например, угоню мой мотоцикл из Ла Пуш или сыграю в русскую рулетку с пистолетом Чарли.
- Со мной все будет хорошо – сказала я с фальшивой уверенностью. Долгие месяцы притворства отточили мои навыки обмана. – К тому же вам всем нужно поесть. Мы просто вернемся к повседневной жизни.
Почти все вернулось в привычное русло, я даже не поверила, что это возможно так быстро. В больнице Карлайла приняли назад с распростертыми объятьями, даже потрудившись скрыть восхищение оттого, что Эсми нашла жизнь в Лос-Анджелесе непривлекательной. Из-за того, что я пропустила один тест, Элис и Эдвард на данный момент имели лучшие шансы на благополучный выпуск. Чарли не был счастлив от этого, как и оттого, что ему придется иметь дело с Эдвардом. Но, по крайней мере, Эдварду разрешали — в течение определенного времени – снова посещать наш дом. Мне только не разрешали выходить за порог.
- Все равно мне нужно написать все эти эссе – сказала я, указывая на бланки заявлений на моем столе, Эдвард принес их изо всех учебных заведений, где еще не закончился срок подачи. – Мне не стоит отвлекаться.
- Это правда,. – сказал он с некоторой тяжестью. – У тебя достаточно дел. И я вернусь, когда стемнеет.
- Используй свое время, – сказала я и закрыла глаза, изображая усталость.
Я хотела убедить его, что доверяю ему. И это было правдой. Ему не нужно знать о кошмарах с зомби. Они были не о потере веры в него – просто я до сих пор не могла положиться сама на себя.
Чарли остался дома, что было необычно для субботы. Я была занята заполнением заявлений на кухонном столе, так что он мог легко наблюдать за мной. Мне было скучно, а он иногда отрывался от телевизора, чтобы проверить, на месте ли я.
Я попыталась сосредоточиться на формах и вопросах, но это было трудно. Сейчас я чувствовала себя одинокой, мое дыхание участилось, и мне нужно было побороть себя, чтобы успокоиться. Я чувствовала себя маленьким двигателем, снова и снова повторяя: ты справишься, ты справишься, ты справишься...
Так что, когда в дверь позвонили, это было очень кстати. Я понятия не имела, кто это был, да это было и не важно.
- Я открою! – воскликнула я, срываясь с места.
- Хорошо, – сказал Чарли безразлично. Когда я пробегала мимо него, не было похоже, что он сдвинулся хоть на дюйм со своего места.
Приветственная улыбка уже растянулась на моем лице, готовая встретить продавца каких-нибудь товаров.
- Привет, Белла! – сказал Джейк, улыбнувшись, как только открылась дверь.
- О, Джейкоб, привет, – промямлила я удивленно. Я ничего не слышала о нем с тех пор как вернулась из Италии. Я приняла его прощание как конец. Было больно думать об этом, но, по правде говоря, моя голова была забита другими вещами.
- Ты свободна? – спросил он, загадочность не исчезла из его голоса, он произнес каждое слово с особой расстановкой.
- Это зависит... – мой голос стал подражать ему. – Я не очень занята, но я под домашним арестом, так что не совсем свободна.
- Но ты ведь одна? – поинтересовался он с сарказмом.
- Чарли дома.
Он поджал свои губы. – Я хотел бы поговорить с тобой наедине... если ты не возражаешь.
Я развела руками. – Ты можешь спросить Чарли, – сказала я, скрывая триумф. Чарли никогда не выпустит меня из дома.
- Я не то имел ввиду. – его темные глаза внезапно стали серьезными. – Я спрашивал разрешения не у Чарли.
Я недовольно уставилась на него: - Мой отец – единственный, кто может указывать мне, что делать, а что нет.
- Ну если ты так говоришь. – пожал он плечами. – Эй, Чарли – закричал он через мое плечо.
- Это ты, Джейк?
- Да. Не могла бы Белла прогуляться со мной?
- Конечно, – сказал Чарли спокойно, и моя торжествующая улыбка исчезла с лица.
Джейкоб озадаченно приподнял бровь.
Один его насмешливый взгляд заставил меня двигаться быстрее, чем я ожидала. Через секунду я оказалась на улице, захлопывая дверь позади себя.
- Куда ты хочешь пойти?- спросила я
На какое-то мгновение он выглядел неуверенным в себе.
- Правда? – спросил он. – Ты, правда, будешь со мной одна?
- Конечно, - ответила я. - Почему нет?
Он не ответил и уставился на меня недоверчивым взглядом.
- Что? – негодовала я.
- Ничего – промямлил Джейкоб и начал двигаться в сторону леса.
- Давай пойдем этой дорогой – предложила я, отправляясь вниз по улице. С меня было достаточно прогулок по лесам.
Он быстро взглянул на меня, и снова с подозрением. Затем пожал плечами и медленно зашагал по тротуару.
Это была его «вечеринка», поэтому я молчала и стала серьезнее на секунду.
- Признаться, я удивлен, – наконец заговорил он опять, когда мы были на полпути от поворота. – Разве маленькая кровопийца не рассказала тебе ничего?
Я развернулась и зашагала обратно к дому.
- Ну что? – спросил он удивленно, легко догнав меня.
Я остановилась и уставилась на него. – Я не собираюсь с тобой разговаривать, если ты будешь сыпать оскорблениями.
- Оскорблениями? – он застыл в удивлении.
- Ты можешь упоминать моих друзей, называя их по именам.
- О... – он все еще казался немного удивленным оттого, что я сочла его слова грубыми. – Она Элис, верно? Не могу поверить, что она держала рот на замке. – Он пошел дальше, и я неохотно последовала за ним.
- Я не знаю, о чем ты говоришь.
- Тебе когда-нибудь надоест притворяться дурочкой?
- Я не притворяюсь. – сморщилась я. – Видимо, я и есть дурочка.
Джейкоб внимательно посмотрел на меня. – Хм... – протянул он.
- Что? – потребовала я.
- Она действительно не сказала обо мне?
- О тебе? А что с тобой?
Его глаза сузились, и он снова внимательно посмотрел на меня. Затем встряхнул головой и сменил тему.
- Они еще не заставили тебя выбрать?
Я сразу поняла, что он имел в виду.
- Я говорила тебе, что они не будут делать этого. Ты единственный, кто помешан на принятии чьих-то сторон.
Он растянулся в улыбке, и его глаза сузились снова. – Это мы еще посмотрим.
Внезапно он наклонился и поймал меня в свои медвежьи объятья, отрывая от земли.
- Отпусти меня! – я яростно боролась. Он был слишком сильным.
- Почему? – рассмеялся он.
- Потому что я не могу дышать.
Он поставил меня на место, отступил на шаг, по-прежнему, улыбаясь.
- Ты на наркотиках! – сказала я, в смущении уставившись в пол, делая вид, что поправляю рубашку.
- Просто помни, что я предупреждал тебя, – заметил он, опять наклоняясь, на этот раз, чтобы обхватить мое лицо своими большими руками.
- Эм, Джейкоб.. – запротестовала я, мой голос зазвучал на октаву выше, а рука по-детски прикрыла рот.
Он проигнорировал меня, наклоняя свою голову и прижимаясь губами к моему лбу. Поцелуй начинался как шутка, но когда он отстранился, я заметила злость в его лице.
- Ты должна позволить мне поцеловать тебя, Белла. – сказал он, отступая назад и убирая руки. – Тебе может понравиться. Что-то теплое для разнообразия.
- Я говорила тебе с самого начала, Джейкоб…
- Я знаю – я знаю, – вздохнул он. – Моя вина. Я единственный, чья рука держит чеку от гранаты.
Я опустила глаза, прикусывая губу.
- Я по-прежнему скучаю по тебе, Белла. – сказал он. – Очень. И как раз тогда, когда мы снова смогли быть друзьями, он возвращается!
Я уставилась на него. – Если бы не Сэм, мы до сих пор были бы друзьями.
- Ты так думаешь? – внезапно Джейкоб улыбнулся, улыбка была высокомерной. – Ладно, тогда я оставляю это на него. – Последние слова определенно не относились к Сэму.
- Что ты имеешь в виду?
- Я буду твоим другом – если у него не будет проблем с этим. – предложил он и рассмеялся. Это явно веселило его.
Мне это не понравилось, но я не собиралась упускать представившуюся возможность. – Прекрасно. – я протянула руку перед собой. – Друзья?
Он пожал мою руку, улыбаясь. – Самое смешное в этом то, что если он позволит тебе быть моим другом, – продолжил он с усмешкой, – скорее всего, все получится. Я лучше в этом, чем все остальные. Сэм говорит, это у меня от природы. – он сделал гордое лицо.
- Что у тебя от природы? – спросила я недоуменно.
- Я позволю кровососу рассказать тебе об этом, когда он станет объяснять, почему нам нельзя быть друзьями. – опять рассмеялся Джейкоб.
Я автоматически развернулась, но он схватил меня за плечи.
- Извини, я забылся. Я имел в виду, позволю Эдварду, конечно.
- Конечно. Только помни, что мы договорились. – мрачно напомнила я ему.
- Я выполню условия сделки, не беспокойся об этом, - хихикнул он.
- Я не поняла смысла шутки, – пожаловалась я.
- Ты поймешь. – он продолжал смеяться. – Хотя я не могу гарантировать, что тебе это покажется смешным.
Он развернулся в сторону дома, и я догадалась, что он сказал все, что собирался сказать.
- Как Сэм? – мягко спросила я.
- Не так хорошо, как ты можешь догадаться – сказал он. – Мы не можем не быть встревоженными тем фактом, что вампиры вернулись в город.
Я уставилась на него в полном шоке.
- Ой, да ладно, Белла! – закатил он глаза.
Я негодовала и отвела взгляд, когда он снова захихикал. Во мне все бушевало.
- Как Квил? – издевалась я над ним.
Выражение его лица тут же сменилось на сердитое. – Я мало вижусь с ним – отрезал он.
- Хорошо.
- Это только вопрос времени – произнес он злым голосом. – Теперь.
- Теперь что?
- Теперь, когда твои друзья вернулись.
Мы буравили друг друга взглядом.
- Я не могу разговаривать с тобой, когда ты такой, – решила я.
Я не думала, что он ответит, но он начал говорить.
- Ты права. Я не очень дружелюбен, правда? Я не должен терять времени, ведь, по всей видимости, это наш последний разговор.
- Я действительно буду рада доказать тебе, что ты ошибаешься, – пробормотала я.
- Это забавно, я не думаю, что буду рад убедить тебя в обратном.
Мы вернулись к дому, Джейкоб проводил меня до подъездной дорожки и остановился там.
- Ты думаешь, он вернется так скоро? – спросил он спокойно.
- Эдвард, ты имеешь в виду?
- Да… Эдвард, – было заметно, что ему нелегко произносить это имя. С именем «Элис» было меньше сложностей.
- Позже, – сказала я неопределенно.
Джейкоб взглянул на солнце, которое пробивалось сквозь облака.
- А... – явно понимая все слишком хорошо, протянул он. – Передай ему привет от меня.
Он разразился еще одним долгим смехом.
- Обязательно, – проворчала я.
- Я не могу выразить тебе, как мне хочется, чтобы ты справилась с этим, – сказал он, когда перестал смеяться, его улыбка погасла. – В Ла Пуше грустно без тебя.
Так быстро, что я не успела опомниться, Джейкоб опять сомкнул руки вокруг меня.
- Прощай, Белла, – пробормотал он, уткнувшись в мои волосы.
Прежде чем я успела ответить, он развернулся и зашагал вдоль по улице, пряча руки в карманы джинсов. Только тогда я задалась вопросом, как он сюда добрался, ведь никаких автомобилей поблизости не было. Но его длинные ноги быстро уносили его, так что мне пришлось бы закричать, чтобы спросить. И я была уверена, что скоро где-то здесь он встретит Сэма.
Казалось, последнее время я только и делаю, что прощаюсь с Джейкобом. Я вздохнула.
Чарли не поднял глаз, когда я прошла мимо него.
- Это было быстро, – заметил он.
- Джейкоб спешил, – сказала я.
Он рассмеялся и его взгляд обратился к телевизору.
Я забрала бланки в свою комнату, чтобы лучше сосредоточиться на отложенном занятии. Я знала, что если останусь на кухне, не смогу отвести своих глаз от часов на стене. В своей комнате я с легкостью вытянула электронные часы из розетки и проблема решилась. У меня было готово к отправлению уже пять писем, когда шум дождя привлек мое внимание. Я уставилась в окно, неожиданно хорошая погода испарилась. Я улыбнулась и перешла к следующему вопросу. У меня впереди все еще были долгие часы.
Вдруг что-то крепко обхватило меня за талию и стащило с кровати. Прежде чем я успела закричать, моя спина была прижата к стене чем-то сильным, холодным – и таким родным. Низкое, предупреждающее рычание вырвалось сквозь его сжатые зубы.
- Эдвард, что лучилось? Кто там? – в ужасе прошептала я. Было слишком много страшных ответов на этот вопрос. Мы опоздали. Мне не нужно было слушать их, надо было заставить Эллис изменить меня сразу же. Я в страхе уставилась в темноту.
И вдруг Эдвард протянул – Хмм… - его голос даже отдаленно не напоминал напряженный. – Ложная тревога.
Я глубоко вдохнула – Хорошо.
Эдвард развернулся, давая мне пройти в комнату. Он положил свои руки мне на плечи, но не прижал меня ближе. Его глаза оценивали меня, а нос слегка сморщился.
- Извини за это, – сказал он. – Переусердствовал.
- Из-за чего? – поинтересовалась я.
- Секунду... – пообещал он мне. Затем отступил на один шаг и посмотрел на меня со странным выражением лица, которое я не поняла.- Для начала, почему бы тебе не рассказать, чем ты занималась сегодня?
- Все было хорошо. – сказала я, задыхаясь. – Я сделала половину работы.
- Только половину? – дразнил он, его глаза по-прежнему странно смотрели на меня.
- Ты вернулся рано. Я не ожидала этого, – теперь я стала оправляться от паники, и могла чувствовать прилив счастья. Он вернулся!
- Что ты еще делала? – продолжил он расспросы, подозревая что-то.
Я призналась. – Меня отвлек Джейкоб Блэк.
Он кивнул, совершенно не удивившись. – Он правильно выбрал момент. Я предполагаю, он ждал, пока я уйду.
- Вероятно – подтвердила я и внезапно заволновалась. – Потому что Эдвард... он... в общем, мне кажется, он знает все. Я не знаю, почему он поверил Билли теперь... -
- Я знаю. – произнес он.
- Что? – спросила я.
Но Эдвард ничего не сказал, его лицо стало отсутствующим.
Я начала раздражаться. – Это так утомляет. Ты собираешься сказать мне, что на самом деле происходит?
- Возможно. – колебался он. – Могу я попросить тебя об одной услуге сначала?
Я простонала. – Хорошо. – я села на кровать, пытаясь собрать разложенные бумаги. – Чего ты хочешь? – Он должен был знать, что не существовало почти ничего, что я бы не смогла сделать для него. Не нужно было даже просить.
- Я буду очень благодарен, если ты пообещаешь держаться подальше от Джейкоба Блэка. Просто ради моего спокойствия.
Моя челюсть отвисла. Я уставилась на него, не веря своим ушам. – Ты, должно быть, шутишь, – произнесла я недоверчиво.
- Нет, не шучу.- он тоже мрачно уставился на меня. – Ты только что довела меня до сердечного приступа – а сделать это не так-то просто.
Я не понимала, что он имел в виду, но он делал именно то, чего, я была уверена, он делать никогда не станет. – Ты не можешь говорить серьезно. Ты не можешь открыто предлагать мне выбирать сторону.
- Выбирать сторону? – Эдвард нахмурился.
- Джейкоб сказал, что мне придется выбрать, что ты не позволишь нам быть друзьями, и я ответила ему, что это глупо. – я посмотрела на него с мольбой – мольбой поверить в меня.
Он закрыл глаза, – Как бы мне не нравилось признавать правоту Джейкоба Блэка... – начал он.
-Нет! – завопила я. - Не могу поверить в это! - я ударила ногой по кровати и стопка моих заявлений полетела на пол.
Его глаза стали холодными. – Ты можешь выбрать другую сторону.
- Не будь идиотом! – прорычала я.
- Я не понимал, как он был важен для тебя. – сказал Эдвард мрачным голосом. Его глаза снова закрылись.
- Ты не можешь ревновать меня! – простонала я, не веря самой себе.
Он вдохнул и снова поморщил нос. – Ну, похоже, он был достаточно близко сегодня днем.
- Это была не моя идея, – я покраснела.
Он заметил это и приподнял одну бровь.
- Для тебя нет никаких причин ревновать меня к кому-то или к чему-то. Ты что, не знаешь этого? Но Джейкоб важен для меня. Он лучший друг, который есть у меня среди людей. Он – почти семья. Если бы не Джейкоб… - я остановилась и затрясла головой. Смерть, не худшее, что могло случиться со мной, если бы не Джейкоб.
- Лучший друг среди людей... - тихо повторил Эдвард, отсутствующе посмотрев в окно, перед тем как повернуться ко мне снова. Он сел рядом со мной на кровать, но между нами все еще оставалось некоторое пространство, это удивляло меня. – Я должен признать, я обязан ему, по меньшей мере, одним – спасением твоей жизни от верной смерти в воде. Но, несмотря на это я… предпочел бы, чтобы ты держалась от него подальше. Ревную я или нет – не это является проблемой. Ты уже должна была понять, что единственное, о чем я забочусь, это твоя безопасность.
Я удивленно моргнула. – Безопасность? Что ты, в конце концов, имеешь ввиду?
Он вздохнул и нахмурился. - На самом деле это не мой секрет. Почему ты не спросила у Джейкоба, что происходит?
- Я спросила.
Он прижал палец к своим губам, напоминая мне, чтобы я сбавила обороты.
- Я только что спросила опять. – тихо продолжила я, все еще негодуя – а Джейкоб сказал: «Я позволю кровососу рассказать тебе об этом – когда он станет объяснять, почему нам нельзя быть друзьями».
Он только закатил глаза, я продолжила.
- И еще он просил передать тебе привет, – добавила я, полностью подражая тону Джейкоба.
Эдвард встряхнул головой и печально улыбнулся. Он положил руки мне на плечи, обнимая так, чтобы лучше видеть выражение моего лица. – Ну ладно, – сказал он. – Я расскажу тебе все. Фактически я объясню тебе все до мельчайших деталей и отвечу на каждый твой вопрос. Только не могла бы ты сделать кое-что для меня сначала? – он приподнял свои брови, как будто извиняясь, и снова поморщил нос. – Ты не против сначала помыть голову? Ты ужасно пахнешь оборотнем.

18

Разговоры о трудностях перевода ведутся с незапамятных времен. Перевести материал не нарушив контекста и полностью передать смысл, порой бывает очень трудно.
Ну никто и не говорил, что будет легко. Ошибки в переводах порой обескураживают. Всего лишь стоит поставить одно слово не на свое место и все.  Фраза приобрела совсем другой характер. Как только вышло "Затмение" пользователь жж tassel_of_pxele проделала огромную работу и сравнила  тексты перевода и оригинала. Вот , что из этого получилось.

1. Эдвард сдает с рук на руки Беллу Джейку.
Белла: I’m good here. You should go.
Эдвард: I’m not gonna be gone long.
Белла: Don’t rush. You need to hunt.
Эдвард целует ее.
Белла: Ok, maybe rush a little bit.
«-Тут спокойно, тебе пора.
- Я совсем ненадолго.
- Тебе нужно охотится.
Эдвард целует ее.
Белла: -Эдвард, будь осторожен.»

Как это на самом деле переводится:
- Я тут в безопасности. Тебе надо идти.
- Я ненадолго
- Не торопись. Тебе нужно охотится.
Эдвард целует ее.
Белла: - Нет, пожалуй, поторопись, пожалуйста.

2. Белла и Эдвард.
Эдвард: "I know you believe I have a soul but I don't."
"Ты считаешь, что душа есть у тебя, а у меня - нет." Да в том-то и дело, что она считает, что душа есть у обоих! Что она не теряет души, становясь вампиром. Правильно должно быть «Ты веришь, что у меня есть душа, а я – не верю».

3. (Вот это, я считаю, просто ПЕРЛ российского перевода)
Джейк узнает, что Белла выходит за Эдварда замуж и психует:
"Maybe I’ll get myself killed and make things simple for you.”
«Ну тогда я дам им убить ТЕБЯ и облегчу тебе жизнь.»
«СЕБЯ» убить, «СЕБЯ»!!!!

Белла собирается тайком уехать в резервацию. Эдвард ее останавливает.
-Jacob’s not gonna hurt me.
«Джейкоб не враг мне»

Чарли о билетах во Флориду.
Get out of time for a couple of days. Get some distance...
«Выбраться из города на пару дней. Отдохнуть».
На самом деле «Создать некое расстояние, дистанцию». Чарли опять намекает на то, что Белла все свое время проводит с Эдвардом.

Белла и Рене:
-Aren’t you’re gonna miss this? ...
-Yeah, I’ll miss this.
«Неужели ты упустишь такую возможность?
-Да, пожалуй, упущу»
«Неужели не будешь скучать по этому (солнцу)? Да, мне будет этого не хватать».

These are our trip t-shirts?
«Твои футболки старые?»
«Футболки с наших с тобой путешествий»

«Я их сохранила. Из них получится отличное одеяло. Будет тебя согревать на Аляске»
Ну тут просто время неправильное. Видно ведь, что вот оно – одеяло. Стало быть «получилось», а не «получится». Или тогда «Я подумала, что из них получится отличное одеяло».

Джейк на парковке перед школой.
Listen to you. Do you lied to get her out of town too?
«Думай, что говоришь. Из города ты ее тоже враньем выманил?»
Ну тут не то выражение использовано. В оригинале что-то типа «Тебя послушать, так все хорошо», «красиво сочиняешь». А у нас вдруг возмущенное «думай, что говоришь».

Белла: -You. Why didn’t you call me back?
Джейк: - I have nothing to say.
В нашем переводе:
«-Ты. Почему ты не перезвонил?
-А что бы я сказал?»
А на самом деле «Мне нечего сказать». Согласитесь – совсем другая ситуация. В первой – виноват Джейк. Во второй – Белла.

«Не скалься, Джейкоб, мы просто прокатимся» на самом деле "Lose the grin”.

Her brother, Seth, also phased. He’s only 15. One of the youngest we’ve had. Sam keeps him home studying, but the kid chomping at the bit. Wish it was Leah who’d stay home.
«Ее брат, Сет, тоже переродился. Ему 15. Он у нас самый молодой. Сэм заставляет его учиться, но он рвется в бой. Уж лучше бы Лея сидела дома.»
Пропущено всего одно слово: «Уж лучше бы это Лея сидела дома». Т.е. вместо Сета.

Далее тоже очень трогательно – имя Лея никогда не склоняют. «Сэм бросил Лиа ради Эмили».

-Sam dumped Leah for Emily?
-It wasn’t like that. Sam hates himself for hurting Leah, but Emily was The One.
«Да, и Сэм ненавидит себя за то, что причиняет Лиа боль, но Эмили – его единственная».
Ничего не настораживает? Целой фразы нет. А фраза эта «Все было не так».

Белла:
-I guess it chooses you sometimes.
«Он находится в трудной ситуации».
Ну да, тут сложно перевести. Поэтому без претензий. Поэтому просто скажу что в оригинале было что-то вроде «Иногда у тебя просто нет выбора».

Do I want to know what that is?
«А что это такое?»
Ну не передать иронию никак :)

-So, for now you are still you?
-And you are still you.
«Ты остаешься собой.
-А ты – собой»
Тут все в порядке с переводом. Только вопросительную интонацию убрали. «Ты все еще тот Джейк, которого я знала? Да, а ты – все еще человек.»

Разговор в доме Калленов о Чужом в доме Беллы.
Карлайл: - We also take shifts guarding Bella at the house.
Розали:- Another protection detail?
Карлайл: -Rosalie...
Белла: -She’s right. You can’t protect me, watch my Dad, and search for the intruder.
Розали: -And for Victoria.
Белла: Andkeep yourselves fed.
«-И по-очереди будем охранять Беллу у нее дома.
-Снова будем ее охранять?
-Розали…
-Она права. Вам не надо наблюдать за моим папой и искать чужака.
-И еще Викторию.
-И добывать себе еду.»
C каких это пор "can’t” переводится как «не надо»? «Не надо» - это "no need”. А в данном случае нужно «не можете». Иначе получается, что Белла советует Калленам не есть, раз они Викторию не ловят. :)

Джекоб и Эдвард спорят перед домом Беллы. Она их останавливает.
Stop! I’m tired of this. From now on I’m Switzerland, ok?
«Стоп! Меня это достало. Отныне я нейтральная зона, ясно?»
Очень трогательно. Переводчики делают скидку на умственное развитие нас, тупых фанатов «Сумерек». Сначала используют слэнговое слово, чтобы «приблизить» к нам героев, а потом избавляют нас от необходимости вспоминать, что же это за страна такая – Швейцария.

И, кстати, почему "I couldn’t care less” переводят как «мне плевать», а не «меня не волнует»?

О защите дома Беллы:
Edward hated the idea.
«Эдвард был в ярости».
Ну не знаю. Да, я придираюсь. Но ненависть – это еще не ярость.
Белла приезжает в резервацию как раз к сбору у костра:
Белла: - Are you sure this is ok? I really hate being party crusher.
Джейкоб: -Technically, you’re a Council meeting crusher.
«-А я не помешаю? Не испорчу вечеринку?
- Но можешь испортить сбор Совета.»
Ну тут просто смысл такой, что «это не вечеринка, а сбор Совета». Ничего про «порчу», т.к. "crusher” - это просто человек, которого не приглашали.

-See? There's the Council leaders.
-Вон вожаки.
Блин, ну разговор об индейском племени! Ну для этого же просто создано слово «вождь»!!! Какие _вожаки_, ?!

Джейкоб:
- I thought... I mean, they thought it will be good for you to hear they histories.
«Я сказал… В смысле, они сказали, тебе полезно послушать предания».
Ну и в чем идея? В оригинале «я, они – подумали», у нас «я, они – сказали». И зачем это было делать?

Джейкоб: -Bella, this is Seth Clearwater, Leah’s brother. Newest member of the pack.
Сет: - Newest, bestest, brightest.
Джейкоб: -Slowest…
«-Белла, это Сет Клируотер, брат Леи.Самый юный член стаи.
-Юный, умный, лучший.
-И хвастливый!»
Тут я придираюсь не только к тому, что слово "slowest”, все значения которого сводятся к «самый медленный» перевели с какой-то стати как «хвастливый», но и к корявому русскому языку. В оригинале использованы 4 слова с частицей –est, которая в английских прилагательных означает «самый». Причем слово «лучший» пишется "the best”. А тут еще и "best-est” – самый-самый лучший! Так где же эти «самые» у нас?

Легенда:
The Quileutes have been a small tribe from the beginning.
«Когда-то племя квилетов было небольшим».
(Как будто оно сейчас гигантское!) Не когда-то, а с самого начала. Т.е. никогда большим не было.

Райли – о том, что ему нужно как можно больше вампиров в армии.
I’m gonna need numbers.
«Мне нужно много».
А вот нельзя было добавить пару слов? «Мне нужно, чтобы вас было много?» Ну да, нельзя. Они же под движения губ подстраиваются.

Эдвард и Белла:
Why are you so against me becoming like you?
«Почему мне нельзя стать такой, как ты?»
Тут как бы не просто «нельзя», а «Почему ТЫ ТАК не хочешь, чтобы я стала такой как ты?»

Джейкоб признается Белле в любви
I’m in love with you. And I want you to choose me instead of him.
«Я люблю тебя. И прошу выбрать меня, а не его».
Ключевое слово "want”, которое переводится «хочу». А не «прошу».

Белла говорит, что не чувствует того же.
Джейк: -I don’t buy it!
Белла: -What dont’ you buy? That’s how I feel.
«-Я не верю.
-А во что веришь? Я так чувствую.»
Просто прикольное выражение. "to buy” – покупать. :) Не просто «не верю», а «меня так просто не обманешь». Выражение «купился» отсюда, как бы. :)

-You feel something else for me. You just won’t admit it.
«-Ты чувствуешь совсем другое! Но боишься себе признаться».
Ну не «совсем другое», а «что-то еще».

Карлайл бинтует Белле руку.
Эммет: -Trying to walk and chew gum at the same time again, Bella?
Белла: - Punched a werewolf in the face.
Эммет: -Bad ass!
«-Опять ходила и думала одновременно, Белла?
-Дала по морде вервольфу.
-Буйная девушка»
Во-первых, с чего это вдруг «вервольфу»? Во-вторых, российские фанаты «Сумерек» очень культурные. Поэтому у нас в переводе Белла не «жует жвачку и ходит одновременно», а «думает и ходит одновременно». Такой Версаль. Ну и очень по-версальски, конечно, перевести "Bad ass” как «буйная девушка, тогда как по-отдельности первое слово «плохой», а второе «задница» :). Хотя я не знаю, как бы я перевела. Так что без претензий.

Разговор с Розали
Things got better after I found Emmett.
«Потом я встретила Эммета»
Упущен момент, где «Стало лучше после того как» «я встретила Эммета». А то типа Розали несчастлива в жизни совсем.

Белла: There’s nothing I’m ever gonna want more than Edward.
«Но все, чего я хочу – только Эдварда». (кстати бред – зачем родительный падеж в таком предложении?)
Тут фишка в примененном времени. В оригинале восемнадцатилетняя Белла говорит в будущем времени, на всю будущую жизнь: «Я никогда не захочу ничего больше, чем Эдварда». Т.е. если и будут желания, они все будут незначительными, чем желание быть с ним.

Речь Джессики на выпускном
...Fall in love. A lot.
«Влюбиться. Очень сильно».
На самом деле «a lot» тут – количественный, а не качественный показатель. Т.е. «Влюбляться. Много раз.»
Major in philosophy, because no way you can make out a career out of that.
«Специализироваться в философии, потому что иначе карьеры не сделаешь».
Тут видна ирония, просто немножко по-другому: «Специализироваться в философии, потому что из нее карьеры не сделаешь». Или имеется в виду «заниматься наукой ради науки»?

Видение Элис на вечеринке
Белла: -You’re not going to Seattle?
Элис: -No. They’re going here.
«-Вы не едете в Сиэттл?
-Нет. Они поедут сюда.»
Блин. Ну почему «поедут»? Как-то немножко отвлеклись от экрана и забыли, что у нас фильм мистический? И речь идет об армии вампиров? Прям-таки представляю, как Райли сотоварищи чинно рассаживаются по вагонам пассажирского поезда – и едут в Форкс. Короче – Каллены – «едут», новорожденные вампиры – «идут».

Джейкоб: -As long as we get to kill some vampires.
«Хорошая возможность прикончить пару вампиров».
Тут немножко потерялось. Джейк говорит «прикончить хоть каких-то вампиров».

Белла:- You don’t know what you getting yourself into.
Джейкоб:- Bella, this is what we do.
«-Ты не знаешь, во что ввязываешься
-Вообще-то я знаю.»
Нет. Джейк отвечает «Это то, для чего мы созданы». «Это – наша работа». Для того мы, типа, и гигантские волки – чтобы убивать вампиров.

Волки приходят на «тренировку»
Эдвард: They don’t trust us enough to be in their human forms.
«Они пока недостаточно доверяют нам»
Тут не хватает кусочка, но его сложно как-то сформулировать. «чтобы придти в человеческом облике»? «Придти, как люди»? :)

Белла просыпается после кошмара, который связал воедино Викторию и армию новорожденных.
"Unless she’s hiding behind them. And she is letting someone else decide.”
«А если она прячется за их спинами и другим не дает ничего решать».
На самом деле «прячется за их спинами и все решения оставляет кому-то другому», т.е. как раз дает решать только другим. :)

Джейкоб, Эдвард, Белла и Джаспер собираются в лесу испытывать маскировку запаха Беллы запахом оборотня
«Джейкоб: Не будешь драться? Мышцу потянул или что?
Белла: Он делает это для меня, ясно?
Джейкоб: Плевать.»
На самом деле вместо «плевать» (уже второй раз, кстати) достаточно невинное "whatever”, которое максимум можно перевести как «по-любому». Т.е. да, по смыслу «мне все равно», но без вызова.

Джейк подхватывает Беллу на руки и собирается бежать.
-Eau de wolf coming up.
«Соберутся все волки»
Джейк мрачно шутит по поводу своего запаха, для которого его и позвали. Eau de wolf – как eau de cologne – одеколон, туалетная вода с запахом волка. :)

Про интонации даже писать не хочется :( Столько раз это встречается… И правильным переводом иногда неправильно оперируют. А ведь актеры дубляжа читают текст в студии – перед экраном, на котором идет фильм. Жаль, только, языка не знают. Поэтому не понимают, на каких словах нужно сделать акцент, ударение. Например:

Джейкоб несет Беллу по лесу:
«-С тех пор, как я позволил Сэму стать вожаком, я подчиняюсь всем его приказам.
-Ты позволил Сэму стать вожаком?»
В оригинале Белла выделяет голосом слово, ее удивившее: «позволил?» А у нас фраза звучит абсолютно ровно. И получается, Белла, как попугай, просто повторяет за Джейком фразу. Типа как разговор на самом деле ее совсем не занимает.
Или: Белла входит к Эдварду в комнату и видит кровать, которую он поставил для нее. В оригинале «There’s a bed”. Наша Белла сообщает с экрана «Тут и кровать есть» таким тоном, как будто они с Эдвардом вселяются в гостиничный номер, причем он входит с закрытыми глазами. Он и так знает, что кровать – он ее купил и поставил. Правильнее было бы и перевести «Ой, кровать», и сказать так же, как в оригинале – с удивлением.

Но это мечты, чтобы еще и интонацию соблюдали.

Далее про перевод:
Джейкоб несет Беллу по лесу:
Джейкоб: «-Я тебя волную»
"I make you nervous”.
В чем-то, конечно, переводчики правы. Потому что «волноваться» = «нервничать», как, собственно, и переводится "nervous”. Но вот «волновать» - это уже совсем другое слово. Это ближе, согласитесь, к какому-то романтическому значению. Не «возбуждать», конечно, но где-то между. Так что на самом-то деле Джейк говорит только о том, что он чувствует, как Белле неловко рядом с ним, как не должно быть рядом с просто другом. Некое tension, напряжение.

Элис рассказывает Белле об ее алиби для Чарли на ночь битвы:
«Вся моя семья отправляется в поход, и тебе лучше переночевать у меня дома». С какой стати? Звучит так, как будто Беллу просят последить за пустым домом соседей, пока они в отъезде. :) На самом деле "...my whole family’s going camping this weekend. So you and I are having a sleep-over at my house”. Речь идет о Белле и Элис. Что-то вроде «ты составишь мне компанию в пустом доме», «устроим девичник у меня, пока никого нету».

Ловлю себя на том, что пытаюсь объяснить смысл происходящего на экране – потому что сценарий – штука короткая. Но фанатам ведь объяснять не надо? А кто еще мой пост будет читать?

Эдвард дарит Белле бриллиантовое сердечко:
"Seems only fair if I will be represented as well”
«Будет справедливо, если я тоже что-то подарю»
На самом деле «represented» - «быть представленным, изображаемым». Т.е. Эдвард говорит, что фигурка волка символизирует Джейкоба, поэтому возьми что-то, что будет символизировать меня. В книге этот момент очень хорошо описан. Что-то вроде как «мое сердце такое же безмолвное и так же принадлежит тебе», а еще холодное и отбрасывает радугу. Но это сложно перевести, я понимаю. Это такой фанатский момент, который для переводчиков, книг не читавших, должно быть, не имеет никакого смысла.

Эдвард и Белла наедине
"-Believe me, I want to. I just want to be married to you first.
-You really make me felt like I some sort of, like, villain trying to steal you virtue, or something”.
«-Поверь мне, я хочу тебя. Но сначала мы поженимся.
-Ты заставляешь чувствовать меня дрянью, которая хочет замарать твою добродетель».
Это, я считаю, самый финиш перевода… Ну надо же было такие слова подобрать!!!
Перевожу дословно (без художественного блеска):
«-Поверь мне, я хочу(!). Я просто хочу быть женатым на тебе сначала.
-Ты заставляешь меня почувствовать себя каким-то, типа, злодеем, пытающимся похитить твою добродетель.»
Не так уж и страшно, правда? Ну откуда эти «дрянь», «замарать» в фильме, который все презрительно называют «розовыми соплями»? Держите уж тогда марку.

"It’s just one rule I want to leave unbroken.”
«Это лишь одно правило, которое я не хочу нарушать».
Тут, в принципе, все правильно. Просто скажу, что переводится как «одно правило, которое я хочу оставить ненарушенным». Потому что он и остальные не хотел нарушать, но не получилось.

"I’m from a different era. Thing were a lot less complicated.
«Я из другой эпохи. Тогда все очень сложно было.»
Переведено с точностью до наоборот. Он говорит «все было намного проще».

Райли и Виктория перед тем, как армии отправится из Сиэттла
"You’re not coming with us.
-It will be a last minute decision.”
«-Ты не поедешь с нами?
-Решение примут в последний момент.»
Кто «примут»? Кто эти таинственные «они», которые «примут»? И как они могут командовать Викторией? Жесть.
Должно быть что-то вроде: «Это решение должно быть принято в последний момент», «я не должна принимать решения об этом до последней минуты».

Белла оставляет кровавые следы из уколотого пальца. Эдвард берет ее за руку.
Белла: "It’s OK. Don’t make yourself uncomfortable.”
«Все в порядке. Не напрягайся.»
Ну тут дословный смысл ближе к «не мучай себя». В смысле из-за запаха ее крови. (блин, вот опять я вам объясняю то, что вам и так понятно. Простите меня, зануду :)

Джейкоб залезает в палатку к Эдварду и Белле
-Let’s face it: I am hotter, than you.
-И давай начистоту: я ведь теплее тебя
У слова "Hot” кроме значения «горячий» есть очень часто используемое значение «горячий в сексуальном смысле. Поэтому в этом месте на американской экранке слышно, какой визг поднимают фанатки Джейка. :) Он выражает их мысли. :)

Разговор Джейкоба и Эдварда
Джейкоб: «Nice. So, picking through my brain’s okay, but letting me into yours, forget it.»
«Класс. В моих мозгах можно ковыряться, а в свои меня пустить- хрен»
Вот отрубить бы хрен тому хрену, который этот «хрен» сюда захреначил…
Да и «ковыряться» тоже зачетно. И «класс» тоже.
Дословно: «Отлично. В мои мозги залезть можно, а в свои меня пустить – забудь об этом». Да, понимаю, по-русски «забудь об этом» не говорят. Но это не значит, что стоит сразу «хрен» привлекать, правда? В конце-концов можно было бы просто вот так сделать «а в свои меня пустить – нет».

Джейкоб: "If you’d stay away another six months, I could have make her happy.”
«Если бы продержался еще полгода, она была бы моей»
Гадко, отвратительно звучит. Как будто Джейк только одного от нее и добивался. На самом деле он говорит «…я сделал бы ее счастливой», «она была бы счастлива со мной» максимум.

Эдвард:”If we weren’t natural enemies... and if you weren’t trying to steal my reason for existing, I might actually like you.”
«Если бы мы не были врагами, и ты не пытался украсть у меня ее, ты бы мне нравился»
Тут куда больше, чем просто «украсть у меня ее». Тут «украсть смысл моего существования»! Есть разница? :)

Заснеженное утро:
Белла спрашивает, где Джейкоб.
Эдвард отвечает: "He’s checking if the wood are clear before he goes”
«Он проверяет, все ли чисто перед нашим уходом».
Перед чьим «нашим»? «Мы» в смысле Беллы и Эдварда – остаются. Уходит – Джейк. Так и сказано в оригинале «перед его уходом». Блин. Переводчики…

Разговор про «лучшие 10 ночей в жизни Эдварда»
"And number one is when you say you’d marry me”
«И в одну из них ты пообещала выйти за меня.»
Не просто «в одну из них», а «номер один» в списке. Так на минуточку.

Поцелуй Беллы и Джейкоба. Сначала долгий и отчаянный, потом нежный и невесомый. Вот про второй-то Джейк и говорит:
"That should have been our first kiss”
А у нас «Это наш первый поцелуй». На самом деле ведь не первый по-любому. А должно быть «Таким должен был быть наш первый поцелуй».

Разговор у поломанного Джейка. Джейкоб удивлен, что Эдвард не ругался на Беллу из-за поцелуя.
Джейкоб:"-Damn. He’s better than I thought.
Белла:- He was’t playing the game.”
«-Черт. Он лучше, чем я думал.
-Он правда такой.»
На самом деле Белла говорит «Он не играл в игру». Читавшие книгу, поймут. Было там такое соревнование, в котором ни один из них честно не играл. :)

Джейк: "It wasn’t easy getting you to admit your feelings for me.”
«Тебе было непросто признать, что я тебе нравлюсь».
На самом деле «непросто было _заставить_ тебя признать, что я тебе нравлюсь». Т.е. не Белле было непросто, а самому Джейку.

Белла (в ответ на вышесказанное Джейком): "I only fought it because I know it wouldn’t change anything”
«Я знаю, что это ничего не изменит»
Правильно. Полностью «Я сопротивлялась этому (признать, что существуют чувства к Джейкобу) только потому, что знала, что это (осознание) ничего не изменит».

Белла уходит
"Should I come back?”
«Мне придти?»
Ну она же уже у него. Значит, по простой логике: «Мне вернутся?» или «Придти еще раз?» Блин. Если уж ясно сказанных слов им недостаточно.

Окончание. Белла и Эдвард на своем лугу.
Белла: "It’s a month before my birthday – I don’t need to be another year older than you.”
«За месяц до дня рождения. Не хочу быть старше тебя»
Она уже старше. Но переводчики этого не знают, поэтому пропускают для нас слова «еще на год». Гррр.

Белла: "Alice said she can get together a wedding by then.”
Эдвард: "I’m sure she can. There’s no rush.”
«-Элис говорит, что все подготовит.
-Она-то подготовит. Без спешки».
У нас в переводе пропало слово «свадьба» в словах Беллы, и пауза в словах Эдварда. Про спешку он говорит уже не про свадьбу и Элис. А самой Белле – «не торопись», «некуда торопиться».

А надписи на экране вообще не потрудились перевести. Ни записку Джейка, ни заголовки газет…

Огромное спасибо за такую проделанную работу tassel-of-pxele
С сайта: http://www.twilightrussia.ru/news/2010-07-16-2112


Вы здесь » Ролевая закрыта » Общение » Всемирная паутина